Русская линия
Агентство политических новостей Максим Брусиловский22.08.2005 

Исламофобия как политическая ересь

Одна из наиболее безответственных реакций на всё учащающуюся террористическую активность — это антиисламская истерия. Глупее призывов «разобраться, наконец, с мусульманской экспансией, применяя репрессивные меры» может быть только полное игнорирование действительности путем многократного повторения «мантры толерантности»: «у преступников нет религии и национальности». Впрочем, последней болезнью мы вроде уже переболели.

Остается выяснить степень адекватности войны пушек с идеями, начиная с тотальных проверок документов у адептов «неблагонадежной» конфессии и заканчивая ковровыми бомбардировками «нецивилизованных» стран. А заодно и правомерность мифа про «отсталый восточный менталитет», носителям которого нужно лишь доходчиво объяснить преимущества западного образа жизни, и впрямь знаменитого качеством материальных благ, и они с радостью проголосуют за «свободу, демократию и права человека». И тут не худо бы вспомнить историю ближайших родственников ислама, входящих в число «авраамических религий».

Первые христиане стояли перед трудным выбором. С одной стороны им предлагались все достижения Великого Рима, на тот момент — наиболее развитой государственной системы с высочайшим уровнем жизни, вполне сопоставимым с нынешним. Хорошие дороги, пронизывающие империю вдоль и поперек; отлаженная система водопользования с помощью акведуков; прекрасные дворцы для элиты и многоэтажки для простонародья (в мегаполисах доходившие до 6−10 этажей); вполне приличный уровень медицины. Что касается развлечений, то их качество и количество намного превосходило современные аналоги: помимо цирков и клубов по интересам, включавших и все виды извращений, можно отметить гладиаторские бои и публичные театрализованные действа, эмоциональный эффект от которых судя по хроникам намного превосходил эффект от созерцания телепередач.

Свобода вероисповеданий также была почти полной: богов и посвященным им храмов было не счесть и государство абсолютно спокойно относилось к их почитанию. Бывали, правда, иной раз и исключения, вроде учения одного проповедника из города Назарета, глухого ближневосточного местечка, где никто из цивилизованных людей никогда не был. Логично рассудив, что при обилии богов неразумно ограничивать себя единобожием, римские государственные мужи постарались дать достойный отпор этому дремучему невежеству. Выявленных адептов нового учения сперва подвергали допросу на тему «какого рожна им ещё надо при повсеместном изобилии материальных ресурсов и духовных практик», а затем прилюдно казнили или скармливали диким зверям на арене Колизея. Несмотря на такое сочетание кнута и пряника, христианство не сдалось — оно выжило, расширилось и со временем стало не только официальной религией Рима, но и большей части остального мира.

Что говорить и о первоисточнике «авраамических религий» — иудаизме, столетиями подвергавшемся гонениям, но начавшем сдавать позиции лишь к концу прошлого века, да и то исключительно по внутренним причинам. Так почему же кто-то ещё продолжает считать, что все вышеперечисленные приемы будут иметь успех применительно к исламу?

Теперь о миролюбии. Ислам, конечно же, далеко не столь кроток и миролюбив, как это порой пытаются представить некоторые его толкователи, но и изображать его в виде глобального монстра — крайне ошибочно. В первую очередь, потому что «политический ислам», который и вызывает основные нарекания, соприкасается с собственно религиозной сферой лишь по касательной и при ближайшем рассмотрении за дымовой завесой исламской риторики обычно преследует узколокальные цели. Вроде нейтрализации китайского влияния в Индонезии или борьбы за спорные территории между Индией и Пакистаном. А уж «исламский терроризм» алькайдовского разлива и вовсе ближе к секте «ассасинов» с их Старцем Горы — Бин Ладеном. Смертельный «ваххабизм» зверствует в самых разных частях земного шара, но в Саудовской Аравии, где он принят за государственную религию, он вполне встроен в мирную жизнь саудитов. Теракты относительно редки и полиция справляется с «исламизмом» достаточно успешно. Стало быть, дело не в самом вероучении, а в его практическом применении.

Да и что в современном терроризме уж такого исламского? Не всё ли равно, по какой методике промывают мозги «живой бомбе» — с помощью НЛП, классиков троцкизма-маоизма или цитат из Корана? Тем более в России: вспомним отца-основателя пиратской «Республики Ичкерия» Дудаева. На заре своей многотрудной деятельности этот советский генерал с усиками провинциального ловеласа как-то обмолвился: «Мусульмане такие же люди, как и все остальные, только молятся два раза в день». Ему на ухо помощник — «вообще-то пять раз!» «Которые молятся пять раз в день», — не моргнув глазом, поправился чеченский вождь. Такой вот «мусульманин».

Кто-то всерьез представляет себе Басаева, Радуева или прочую мелочь вроде «Тракториста» изучающими и толкующими заветы Пророка или на крайний случай Аль Ваххаба? Или может Закаев на досуге просвещает Ванессу Редгрейв обильными лекциями по теологии? Как-то сомнительно, дамочка все же профессиональная актриса и к воздействию художественного слова давно имеет иммунитет.

Так что терроризм для мирового ислама — это нечто вроде болезни, сектантский выверт, бросающий тень на учение Пророка не более чем экзерсисы европейских масонов или северорусских раскольников-самосожженцев на мировое христианство. Кстати, «исламский терроризм» в первую очередь мешает самим мусульманам, поскольку является одним из важнейших факторов, препятствующих распространению ислама. Нет сомнения в том, что исламизация Европы, в религиозном смысле практически разложенной «протестантской этикой и духом капитализма», в отсутствии терактов проходила бы значительно быстрее. Тут, кстати, припоминая давние связи Бин Ладена и прочих фундаменталистов с западными спецслужбами, можно задуматься и об элементах провокации. Вольготное существование в Европе «исламистов» и их грозные проповеди джихада и кары господней на головы неверных могут играть роль «прививки от бешенства» — европейцам наглядно демонстрируется карикатура на врага. Тогда как реальные пропагандисты исламских ценностей наверняка пошли бы другим путем — «мягкой экспансией» в различные слои европейского общества, выработкой иллюзии у европейского обывателя о мирном сосуществовании, упором на семейные ценности и высокую мораль истинных мусульман etc.

Но как бы там ни обернулось, нам ли в России бояться этой евроисламизации? Ну, появится во Франции «Мечеть Парижской Богоматери», заменив собой давно приевшийся туристический объект, а голландские или датские обыватели станут курить травку или гашиш под аккомпанемент муэдзина. Проиграем ли мы от этого? Скорее наоборот: обладая многосотлетними навыками сосуществования с мусульманскими народами, русские только обретут новые связи. Хотя до этого дело, разумеется, далеко, но и сама угроза подобной трансформации, возможно, заставит французов вместо отдельных русофобских выходок вроде ареста учебного парусника или «дела Захаровой» несколько более предупредительно относится к своим восточным братьям-христианам.

Одна из основных внешнеполитических задач — не поддаться на науськивание Запада и не рассориться с исламскими государствами, тем более, что у нашей страны с ними немало общих интересов — от политики регулирования цен на нефть до потенциальных многомиллиардных поставок вооружений. Да и во внутрироссийских делах не стоит плыть по течению и давно пора озаботиться восстановлением собственных традиционных исламских структур, так хорошо себя зарекомендовавших во времена Империи, когда мусульманское население (по сравнению с прочими религиозными группами) было образцом лояльности к Отечеству и «Белому Царю». Разумеется, нынешней власти недосуг заниматься такими «мелочами», когда с повестки дня так и не снят куда более глобальный вопрос — передела собственности. Однако в отсутствии интереса к этой проблеме государства некоторые его функции могут взять на себя общественные организации. До лучших времен, когда после некоторых перемен «верхи» станут более вменяемыми и начнут заниматься своими прямыми обязанностями.

Ко всему прочему — собственные лояльные России мусульманские структуры станут заслоном на пути исламского сектантства, потенциал которого далеко не исчерпывается ныне известными направлениями. Ваххабизм ведь в силу некоторых своих особенностей, вроде отсутствия почитания «святых людей», не очень вождистское учение. Можно ожидать напасти покруче. Пока что нас Бог миловал, но стоит появиться на территории России хоть одному современному «пророку под покрывалом» — и мало уже никому не покажется.

Россия никогда не вела религиозных войн. Не запятнала себя грабительскими «крестовыми» походами. Даже наш раскол на никониан и староверов по сравнению с европейской Реформацией обошелся ничтожным числом жертв. Встрянуть сейчас в «войну цивилизаций» на стороне Запада — это значит сыграть роль «полезного идиота», отдувающегося за чужие грехи. Да ещё такого, который в случае победы своего «союзника» автоматически становится следующей жертвой.

http://www.apn.ru/?chapter_name=advert&data_id=619&do=view_single


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru