Русская линия
Радонеж Елена Исакова22.08.2005 

Кронштадтский Морской собор в православной традиции патриотического воспитания на флоте

Патриотизм — это преданность и любовь к своему Отечеству, к своему народу, гордость за их прошлое и настоящее, готовность к их защите. Он основан на знании истории, культуры и традиций своей родины, является частью нравственного чувства. В основе патриотизма лежат принципы не материального, а духовного порядка. Ведь «первое боевое качество, без которого все другие ни к чему, состоит в бодрости духа, а она держится на вере в святость своего дела» — говорит философ Владимир Соловьев словами Генерала в «Трех разговорах о войне». «Боевой дух — готовность каждого солдата бить врагов и самому быть убитому, для чего непременно нужна полная уверенность в том, что война есть дело святое"[1]. И святость дела войны не может лежать в сфере материальной, не может состоять в простом подавлении и истреблении противника, — она в сфере надмирной, превышающей ценность даже человеческой жизни.

Проблема патриотизма, как проблема нравственная, вопрос личного участия человека в убийствах и насилиях войны всегда волновали человечество. Философское обоснование идеи святости воинского подвига и определение ее основополагающего понятия «христолюбивое воинство» было дано в начале XX в. работах В. Соловьева, Н. Бердяева, Г. П.Федотова, С. Булгакова, С. Франка, В.Эрна. Личностно-нравственному оправданию участия в войне посвящены труды Е. Трубецкого, Л.Карсавина. Наиболее глубоко эта тема разработана в работах И. Ильина[2], показавшего взаимную необходимость Церкви, как критерия нравственности, и Армии, как силы в борьбе со злом.

В то же время, идея святости воинского подвига была выражена образно-символическим языком церкви в облике, посвящении и убранстве воинского храма. Феномен храма, как средства патриотического воспитания и хранилища исторической памяти, сформировался в период XVIII — нач. XX вв., когда патриотическое воспитание стало государственной задачей, и развивался в русле развития патриотических взглядов российского общества. Традиционный православный храм получил дополнительные функции — музейную (хранение военных реликвий) и мемориальную (сохранение имен погибших за родину).

Русский менталитет предполагает образное восприятие мира (вспомним хотя бы русскую икону — «умозрение в красках»). Образное выражение патриотической идеи базируется на учении Отцов Церкви и, в частности, св. Симеона Солунского, на представлении о храме как о символе идеального мира, модели Вселенной в ее духовном завершении, образе Царства Божия. Каждая деталь храма имеет свое символическое значение и отражает иерархию духовных ценностей. Идея освящения патриотизма выражается в сакрализации военных реликвий — символов воинской доблести — путем помещения их в пространство храма — Царства Божия. Этим воинское служение возводится в ранг духовного подвига и подчеркивается неразрывность его с нравственной чистотой. «Экспозиция» военных реликвий (знамен, трофеев и т. п.) формирует историческое сознание и чувство гордости за славное прошлое своей родины. Национальная идея выражается языком архитектурного стиля.

Личностное выражение идея освящения патриотического подвига получает в поименном поминовении погибших воинов и установке в пространстве храма (Царства Божия) памятных досок с их именами и указанием на обстоятельства гибели. Ощущение личной причастности к героической военной истории Отечества достигается путем участия в общих богослужениях, посвященных военно-историческим событиям (благодарственных молебнах, панихидах и т. п.). «Слушая длинный ряд имен тех, кто душу свою положили «за Веру, Царя и Отечество», каждый офицер и солдат ощущал свою крепкую связь с прошлыми поколениями полка, с боевой историей родной им части» — писал генерал-лейтенант Б.А.Штейфон[3]. Язык образов и символов воздействует на эмоциональную сферу человека и потому является одним из наиболее эффективных способов воспитания.

Известны полковые храмы: Спасо-Преображенский всей гвардии, Троицкий Измайловский соборы — хранилища реликвий и памятники истории полка и др. Храмы в память погибших моряков — давняя традиция Российского флота. В Петербурге мы знаем церковь св. Пантелиймона в память морских побед при Гангуте и Гренгаме. Память Чесменского сражения ежегодно отмечалась в Николо-Богоявленском Морском соборе и «Чесменской» церкви Рождества св. Иоанна Предтечи. Имена погибших за родину выпускников Морского кадетского корпуса и Николаевского инженерного (бывшего Штурманского) училища можно было прочесть на стенах училищных церквей. Памятником и символической братской могилой моряков погибших во время русско-японской войны был храм Спаса, но водах. Здесь хранились иконы с погибших кораблей, а в особом помещении — документы и фотографии погибших. На досках были отлиты имена всех погибших — адмиралов, офицеров, матросов.

Кульминацией развития идеи воинского храма-памятника стал Кронштадтский Морской собор — главный храм всего Российского флота. По своему замыслу, структуре, по складывавшимся в нем традициям, Морской собор явился результатом длительного процесса развития комплекса храма-памятника, ставшего своего рода символической братской могилой моряков, погребенных в пучинах моря, и включившего в себя храм — место молитвенного поминовения погибших героев, хранилище реликвий, и памятник воинской славы. Как итог развития, Морской собор вобрал в себя все лучшее, что было выработано за многие десятилетия существования военных храмов.

Основные идеи создания Морского собора были сформулированы еще до его строительства. «Храм этот должен быть вместе с тем и памятником чинов флота, чтобы, входя в него, они не только слышали слово Божие, но и читали на стенах его всю историю флота, имена всех деятелей, покрывших себя славою, принесших пользу родине…» писал один из инициаторов строительства собора адмирал Н.И.Казнаков [4]. Высокая идея храма-памятника нашла отражение в самом его облике — главный собор Российского флота имеет прообразом важнейшую святыню православия — Святую Константинопольскую Софию. Автор проекта — архитектор Василий Косяков создал великолепный архитектурно-художественный ансамбль, подчиняющий себе все огромное пространство Якорной площади[5].

Главной задачей было собрать воедино имена всех моряков-героев, положивших жизнь за Великую Православную Россию. «На памятных досках в Сборе должны быть написаны имена всех погибших, не только в боях, но и при исполнении служебного долга, офицерских чинов морского ведомства (флотских корпусов, по адмиралтейству, гражданских и медицинских чинов, священнослужителей и гардемарин). Вероисповедания безразличны, как христианские, так и нехристианские"[6].

Также предполагалось создать при храме небольшой музей, посвященный морякам: «В этом храме могут быть сосредоточены трофеи морских побед, удобные для помещения в церковь и не забранные в другие места, сохранившиеся знаменные флаги экипажей (хранящиеся ныне в Арсенале), иконы, как воздвигаемые в память погибших судов («Лефорт»), так и пожертвованные в экипажи или на суда. Последние должны храниться в особой ризнице при храме с означением, какому кораблю или экипажу принадлежали"[7]

И конечно, главное, это молитва. Морской собор был задуман как «храм-памятник, в коем будет ежедневно приноситься искупительная бескровная жертва, [и который] служил бы вместе с тем связующим звеном прошедшего, настоящего и будущего русского флота, вечным свидетелем трудов, знаний, подвигов, послуживших к славе родины и флота"[8].

Около тысячи имен офицеров, погибших с 1695 по 1910 годы были помещены на памятные доски храма. Тексты включали имена, звания, дату и обстоятельства гибели. Так в Чесменском сражении «24 июня 1770 г. При взрыве корабля «Евстафий» погибли лейтенанты Александр Бологовский, Герорг Гдель, Александр Трусов…», В списках героев японской войны командующий Тихоокеанским флотом вице-адмирал С.О.Макаров, начальник штаба флота контр-адмирала Михаил Молас, художник Василий Верещагин, защитники Порт-Артура и герои Цусимы. А за ними, как предзнаменование будущей трагедии — погибшие во время мятежей 1905−1906 годов от рук своих же матросов командир Черноморского флота вице-адмирал Григорий Чухнин, командир Петербургского порта вице-адмирал К.П.Кузьмич

Эти имена заняли немногим больше половины из подготовленных 130 досок — были оставлены места для новых героев, и для наших с вами современников. Думалось, что Морской собор будет вечным памятником, вечной могилой, местом вечного поминовения. О славных подвигах, о великих сражениях, о слезах вдов ныне напоминают нам только пустые коричневые прямоугольники в превращенных в коридоры галереях.

Патриотическое воспитание не возможно без памяти о героях, оно зиждется на конкретных примерах и подвигах, на авторитете нынешних командиров и на авторитете прошлого. И примеры высшей христианской любви, о которой сказано «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Иоанн. 15.13), может дать именно Морской собор с именами и описанием подвигов героев. Собор, в котором моряки будут не просто экскурсантами, в котором они будут чувствовать свою причастность к истории, ощущать себя частью великого морского братства, участвовать в общих поминовениях и молитвах. Ведь в процессе воспитания должен участвовать и сам воспитуемый. Воспитание не мыслимо без духовного руководства, без направления и воспитания чувств. Морской собор в соответствии с его историческим значением может стать центром возрождения института военных пастырей.

Возрождение Кронштадтского Морского собора должно стать одной из важнейших задач развития традиций патриотического воспитания во флоте. Причем, собор должен быть восстановлен в том русле, в котором он был задуман — как главный храм всего Российского флота, памятник его славе и воплощение надежды на будущее. Таким, каким его хотели видеть те, кто вложил в его создание свою душу, свои силы и надежды. В Морском соборе вновь должны звучать молитвы и панихиды по героям.

Близится 100-летие со дня освящения собора (1913 г.) и хотелось бы, чтобы эту дату собор встретил во всем величии своей прежней славы. В настоящее время восстановлены тексты памятных досок, разработан Проект их воссоздания[9]. Однако, необходимо не только восстановить те памятные доски, которые были в соборе на момент его открытия, но и продолжить эту «каменную летопись подвига». Про Морском соборе (или его Попечительском комитете) представляется актуальным создать центр по сбору сведений о достойных моряках, могущих служить примером грядущим поколениям, координирующий действия всех тех, кто сейчас ведет поиск имен моряков-героев, создает книги памяти. На основе собранных данных можно будет организовывать выставки, посвященные морякам-героям, флотскому духовенству и т. п. Помещения для таких выставок и архива были предусмотрены уже при строительстве собора.

Историческая память это не просто безликое и безымянное перечисление событий, но память о людях, их именах и подвигах, людях, чьи жизни и судьбы были отданы за родину, за нас. Именно такую задачу — поминовение конкретных людей — должен решить церковный музей и сам храм памятник, в котором ежедневно приносится искупительная жертва за всех живущих и ушедших, где нет времен, где связаны воедино прошлое, настоящее и будущее.



[1] Соловьев Вл. Сочинения. — Т.2. — М., 1988. — С.647.

[2] Ильин И. Основное нравственное противоречие войны» //Вопросы философии и психологии.-1914, Ноябрь-декабрь, с.797−826; О сопротивлении злу силою. — Берлин, 1925; и др.

[3] Штейфон Б. Именины полка. /Российский военный сборник «Душа армии». Вып. 13. М., 1997. с. 460.

[4] РГА ВМФ ф.427 оп.3 д. 177

[5] Главный престол во имя Св. Николая, правый — во имя Свв. апостолов Петра и Павла и левый — во имя Св. Иоанна Рыльского, (в честь Св. Иоанна Кронштадтского).

[6] РГА ВМФ ф.427 оп.3 д. 782 л.10

[7] РГА ВМФ ф.427 оп.3 д. 177 л.33. Записка Казнакова 13.10.1896

[8] РГА ВМФ ф.427 оп.3 д.177
8 Исакова Е.В. Проект воссоздания памятных досок Кронштадтского Морского собора с именами моряков, погибших за родину. 1998 г. Архив КГИОП (по гранту Президента РФ).

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=1280


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru