Русская линия
Литературная газета Евгений Андрющенко17.08.2005 

Страсти о поле Куликовом

625-летие Куликовской битвы, как и в 1980 году, упреждается едкой критикой. Хотя наш выдающийся историк Василий Ключевский утверждал, что «Россия родилась на Куликовом поле».

Сегодня уже мало кто помнит, как отмечалось 600-летие Куликовской битвы в 1980 году. Тогда всё внимание и материальные ресурсы были сосредоточены на подготовке Олимпийских игр в Москве задолго до их начала. Усиленная пропаганда Олимпиады, наложившаяся на стремление советских граждан к большей открытости страны, к общению с миром, создала небывалый подъём в обществе. Олимпийский Мишка встречал нас на каждом углу. Вся страна готовилась к Олимпиаде-80, но очень редко кто вспоминал о том, что этот год ещё и год 600-летнего юбилея Куликовской битвы. По данным всесоюзного социологического исследования, об этой странице отечественной истории знали лишь чуть больше половины — 57 процентов — юношей призывного возраста.

Занимаясь в то время исследованиями по проблемам подготовки призывных контингентов страны среди молодёжи для Управления вневойсковой подготовки Генерального штаба, я видел, сколь плачевным уже тогда было дело с патриотическим воспитанием молодых.

Исторический опыт убедительно доказывает, что любовь к Родине обязательно соединяется с верой в её высокое предназначение, а патриотизм — прямой наследник мужественных и творческих дел предков. «Соединяя свою судьбу с судьбой своего народа — в его достижениях и падениях, в опасности и благоденствии… - писал замечательный философ Иван Ильин, — патриот сливает свой дух с духом своего народа». Героическое прошлое и слава предков играют первостепенное значение в формировании национальной идеи. Без них невозможны ни 300 бессмертных спартанцев, павших при Фермопилах в 480 году до н.э., ни 28 героев-панфиловцев, погибших за Родину под Москвой в 1941-м.

Но были люди, которые и тогда делали всё, что могли, чтобы привлечь внимание к великому событию в истории России. И, надо сказать, были услышаны. Прежде всего в Главном политическом управлении Советской армии и министром культуры РСФСР Юрием Мелентьевым.

Вышло постановление ЦК КПСС о 600-летнем юбилее Куликовской битвы. Появились книги Нестерова «Связь времён» и Чивилихина «Память».

Прошла Московская Олимпиада, и вскоре уже в сентябре наступили дни юбилея Куликовской битвы. Увы, они праздновались практически в масштабах Тульской области. На самих торжествах не было других первых лиц государства. И всё-таки празднование прошло пусть скромно, но с достоинством, было хорошо воспринято людьми. Их было очень много в тот солнечный день на святом русском поле. Кстати, потом я выяснил, что процент родившихся мальчиков с именем Дмитрий в русских областях в этот год по сравнению с предыдущими заметно увеличился.

Однако после празднования объявилось много недовольных проведённым «мероприятием». Говорилось, будто в многонациональной стране не стоит акцентировать внимание на такое событие, коль скоро предки многих нынешних граждан были не только вместе с Дмитрием Донским, но и на противоположной стороне. Намекалось, что в армии призывников из Средней Азии стало больше, чем из европейской части, и что они могут относиться к этому юбилею враждебно…

И вот через 25 лет нам опять предлагают «забыть» о победе на Куликовом поле. Громче всех запричитали по этому поводу издания, существующие на зарубежные деньги. Выдавая частные и собственные мнения за всеобщие, они взволновались до такой степени, что пригрозили отделением Татарстана, Поволжья и развалом всей России…

Но ведь надо хоть немного знать историю! В то время населявшие территорию нынешнего Татарстана волжские булгары — особенно до жёсткой исламизации, проведённой ордынским ханом Узбеком, — были в такой же вассальной зависимости от Орды, как и русские. Что темника Мамая в 1380 году на Русь снарядили за рабами и наложницами генуэзские купцы. «Цивилизованные» страны Запада и Средиземноморья с помощью Орды питались живой силой Руси значительно дольше, чем рабами из Африки. Что Мамая после его неудачи ростовщики и «замочили» как должника. Что сборище Мамая было на редкость разноплеменно, скорее «безродно"…

Первыми, поминая своего великого игумена Сергия Радонежского, летом этого года о Куликовской битве вспомнили в Троице-Сергиевой лавре. Сергий стал воистину святым человеком русской культуры, призвав Русь к достоинству и свободе Руси. Он напутствовал князя Дмитрия пророческими словами: «Иди, победишь!» Он послал с ним монахов Ослябю и Пересвета как символ поддержки и духовной веры. До Сергия патриархи, назначенцы из Константинополя, мирно сосуществовали с Ордой, не платя ей дани. За Сергием был лишь его высочайший моральный авторитет. Но такой, что в основанной им лавре, как говорил Павел Флоренский, «рождались приговоры истории», и она оказывалась в центре критических событий русской жизни. Потому преподобный Сергий в народе почитается «заступником Русской земли», и даже атеисты считают Радонежского святым для себя.

Василий Ключевский прозорливо назвал подвиг русского народа на Куликовом поле вдохом самоуважения русского народа, демонстрацией несмирения с рабством, веры в себя, проявлением веры. Такие чувства «питают не народное самомнение, а мысль об ответственности потомков перед великими предками, ибо нравственное чувство есть чувство долга».

Так может ли такой праздник кого-то обидеть, задеть? Зачем нас пугают и отвращают от него? Не для того ли, чтобы мы забыли об ответственности перед великими предками?

Евгений АНДРЮЩЕНКО, профессор

http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg332005/Polosy/113.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru