Русская линия
Православие.Ru Юрий Крестников12.08.2005 

Святые места Подмосковья. Запад и юго-запад. Часть 4

Спасо-Бородинский женский монастырь, Успенский Колоцкий монастырь, Владимирская женская община в селе Новопокров, община во имя Св. Равноапостольной Нины.

СПАСО-БОРОДИНСКИЙ Женский МОНАСТЫРЬ

Спасо-Бородинский монастырь. Фрагмент фотографии начала XX века С. М. Прокудина-Горского
Спасо-Бородинский монастырь. Фрагмент фотографии начала XX века С. М. Прокудина-Горского

Расположен в 123 км к западу от Москвы, на Бородинском поле, близ дер. Семеновское. Основан вдовой героя Отечественной войны 1812 г. генерал-майора А.А.Тучкова (впоследствии игуменией Марией) на месте гибели ее мужа.

26 авг. (8 сент. н. ст.), в день празднования избавления Москвы от нашествия Тамерлана заступничеством Пресвятой Богородицы, чудотворной иконы Ее Владимирской, на Бородинском поле произошла битва, которая, по словам фельдмаршала, кн. М.И.Кутузова «была самая кровопролитнейшая из всех, известных в новейшие времена» и которую по количеству участников, ожесточению и последствиям можно сравнить с немногими сражениями за всю мировую историю.

Это неизвестное никому место, затерянное в бескрайних просторах России, лишь странными названиями своих речушек: Колочь, Стонец, Война, Огник, как бы пророчески возвещавшее, что здесь произойдет страшный, смертный бой, было выбрано Главнокомандующим как наилучшая позиция для решающей битвы. Накануне сражения по войскам пронесли Смоленскую икону Божией Матери. Возложив все упование на помощь Божию и на заступничество Пресвятой Богородицы, в глубокой тишине русские готовились стоять насмерть.

Бородинский бой начался около 6 часов утра ударом французских войск по левому флангу русской армии, расположенному на Семеновских высотах, где ныне и стоит монастырь. Здесь были возведены т.н. Багратионовы флеши, у которых в течении 7 часов кипел жестокий бой. Сначала — 130, а к 12 часам дня уже 400 французских орудий не переставая осыпали войска Багратиона смертоносным металлом. С нашей стороны отвечали тем же. Когда французы все же достигли флешей, их встретили гренадеры графа Воронцова, которые дали им такой отпор, что сам командир говорил про свою дивизию: «Она исчезла, но не с поля сражения, а на поле сражения». Французы, неся огромные потери, уже начали брать верх, когда флеши были контратакованы войсками пехотной дивизии ген. П.Коновницына. «Под огнем ужасных батарей, — писал Ф. Глинка, — ген. А.А.Тучков IV закричал своему полку: „Ребята, вперед!“ Солдаты, которым стегало свинцовым дождем, задумались. „Вы стоите? Я один пойду!“ — крикнул он, схватив знамя и кинулся вперед. Картечь разбила ему грудь. Тело его не досталось неприятелю. Множество ядер и бомб каким-то шипящим облаком обрушилось на то место, где лежал убитый, взрыло, взбуравило землю и взброшенными глыбами погребло тело генерала. А полки, презирая всю жестокость неприятельского огня, уже шли в штыки и с криками „Ура!“, опрокинули неприятеля и заняли высоту». Семеновские высоты историки называют «могилой французской пехоты», здесь были обескровлены лучшие полки и дивизии Наполеона.

Отгремело Бородинское сражение, ставшее прологом бегства Наполеона из Москвы, а затем и гибели наполеоновской Франции. А во второй половине октября, когда враг уже покинул Московские приделы, на поле брани, где лежали без погребения десятки тысяч тел, появилась одинокая фигура вдовы убитого в сражении ген. Тучкова IV. Сопровожаемая старцем-монахом Можайского Лужецкого монастыря о. Иосафом, она искала тело мужа. Но поиски оказались тщетными. Позднее, в 1817 г. командир дивизии, в которую входил Ревельский полк, ген. П.П.Коновницын, сообщил ей в письме подробности гибели ген. Тучкова и указал на плане сражения среднее укрепление Семеновской батареи, где он был убит. Таким образом, заветное место было найдено.

Маргарита Михайловна Тучкова родилась 2 янв. 1781 г. в семье знатных и богатых родителей. Ее отец М.П.Нарышкин (из рода Нарышкиных, к которому принадлежала мать Петра I), и мать, В.А.Волконская, дали дочери отличное домашнее образование и воспитание. После неудачного первого брака родители долго не давали согласие на ее брак с офицером Ревельского полка Александром Тучковым. Они обвенчались в 1806 г.; во всех заграничных походах Маргарита не разлучалась с мужем. В 1811 г. у них родился сын Николай, — полк А. Тучкова стоял тогда в Минской губернии. Вскоре после этого произошло чудо, о котором Маргарита Михайловна вспоминала много лет спустя: «Я была вполне счастлива мужем и детьми, когда однажды мне приснилось, за год до моей горькой потери, будто отец мой приносит ко мне в спальню одного моего младенца и говорит: «вот все что тебе осталось!» и в то же время мне послышался тайный голос: «участь твоя решится в Бородине!» Проснувшись в большом волнении, я рассказала мужу то, что виделось мне во сне, и он приписал это игре пылкого воображения /…/ мы напрасно искали Бородино в окрестностях нашего полка, который тогда был расположен недалеко от западной границы. Кому могло придти на мысль искать Бородино близ Москвы? Вещий сон в точности исполнился 1 сент. 1812 г., в день ее именин, когда брат Кирилл Нарышкин, бывший адьютантом ген. Барклая-де-Толли, привез известие о смерти ген. Тучкова.

Свою деятельность в Бородине Маргарита Михайловна начала с восстановления церкви во имя Смоленской иконы Божией Матери, где ее усердием был устроен нижний придел во имя прп. Сергия Радонежского. В то же время Тучкова испрашивает Высочайшего разрешения на сооружение поминальной часовни на среднем редуте Семеновской батареи, намереваясь посвятить ее Нерукотворному Образу Спасителя, полковой иконе Ревельского пехотного полка, оставшейся ей от мужа. Имп. Александр I не только изъявил Свое Монаршее благоволение на постройку храма, но и пожертвовал 10 тыс. рублей. Заложенная в 1818 г., церковь была освящена в 1820 г. архиепископом Московским Августином (Виноградским). Это небольшой храм, построенный в форме античной усыпальницы-мавзолея, отличается классической простотой и изяществом форм. Он стал первым и главным памятником погибшим воинам. Замечателен своей изящной простотой бронзовый ампирный иконостас, украшенный чеканкой, у которого за правым клиросом Тучкова и поместила Нерукотворный Образ. Впоследствии эта икона прославилась в окрестностях как чудотворная.

Могила иг. Марии (Тучковой) с сыном в построенной ею церкви в Спасо-Бородинском монастыре. Бородино. Фотография начала XX века С. М. Прокудина-Горского
Могила иг. Марии (Тучковой) с сыном в построенной ею церкви в Спасо-Бородинском монастыре. Бородино. Фотография начала XX века С. М. Прокудина-Горского

По смерти супруга Тучкова всецело посвящает себя воспитанию сына. Вместе с Николенькой она часто совершает паломничества из Москвы в Троице-Сергиеву лавру, к св. мощам прп. Сергия, особенно почитаемого Тучковой; по памятным дням посещает Бородино. Но Господь судил ей новое испытание.

16 окт. 1826 г. 15-летний Николай скоропостижно скончался на руках своей матери. Она погребла сына на Бородинском поле, в склепе под Спасским храмом, начертав на надгробной плите слова пророка Исайи: «Се аз, Господи, и чадо, еже ми дал еси!» (Ис. 8, 18). В конце 20-х гг. Маргарита Михайловна поселилась на Бородинском поле, в небольшом домике у подножия Семеновского холма. Человеком, который направил скорбящую и мятущуюся душу Тучковой в русло, предназначенное ей Самим Богом, был свт. Московский Филарет, ставший впоследствии ее духовным наставником.

К бородинской отшельнице стали приходить и селиться вокруг «сторожки» девицы и вдовы разных сословий, ищущие молитвы и уединения. Маргарита Михайловна, руководствуясь словами Христа «грядущего ко Мне не изжену вон», не отвергала ни одного человека, утешала, благотворила, и так, незаметно для себя, стала душой этого благочестивого женского общества. Она отдавала ум, сердце, силы и материальные средства новым пустынным чадам, из которых составилась в 1833 г. община, получившая тогда же официальный статус Спасо-Бородинского богоугодного общежития, а с 1 янв. 1838 г. — Спасо-Бородинского второклассного женского монастыря.

4 июля 1836 г. в Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры Маргарита Тучкова была пострижена свт. Филаретом в рясофор с именем Мелания, а 28 июня 1840 — в мантию, с наречением имени Мария, и возведена в сан игумении. Сам святитель при постриге дал новой монахине свои клобук и рясу.

На эти же годы приходится начало строительства монастырских зданий: стены, небольшая колокольня, келейные корпуса с трапезной и теплой церковью во имя св. прав. Филарета Милостивого, небесного покровителя свт. Филарета — были возведены на средства Имп. Николая I, который называл Бородино местом государственным. 23 июля 1839 г. митр. Московский сам освятил храм во имя св. прав. Филарета Милостивого и весь монастырь, обойдя его крестным ходом и окропив святой водой. От Московского свт. Приняла новая обитель свои общежительные правила, составленные согласно с древними иноческими уставами и неукоснительно следовала им. Число насельниц росло с каждым днем, и «процвела пустыня яко крин». По воспоминаниям современников, Спасо-Бородинский монастырь укладом духовной и трудовой жизни напоминал древние палестинские и фиваидские обители, откуда вышли многие светила христианства. Здесь, благодаря высоким душевным качествам настоятельницы, мудрому руководству Московского святителя и особой святости этого места, царила атмосфера любви, взаимопомощи и всепрощения. Матушка Мария часто собирала сестер в так называемой «слушательной» для совместного чтения духовных книг, писем свт. Филарета, встреч с духовными лицами. Сохранились воспоминания о пребывании в обители свт. Игнатия (Брянчанинова) 30 июля — 2 авг. 1847 г.

Монастырь стал известен в России и обрел многих благотворителей. Постоянными жертвователями были кн. В.В.Долгоруков, княгиня Т.В.Юсупова, князья Потемкины, граф Шереметев, графиня А.Г.Толстая и многие другие. Но главным ктитором была сама игумения Мария. Она дала своим ярославским крестьянам вольную и их плату за аренду земли внесла в общую казну, туда же шла и ее генеральская пенсия. Спасо-Бородинский монастырь находился под покровительством Российского Царствующего Дома. 26 авг. 1839 г., во время торжеств по случаю открытия памятника на батарее Раевского, Имп. Николай I посетил святую обитель. Цесаревич Александр Николаевич, будущий Имп. Александр II Освободитель, трижды бывал в монастыре, — в 1837, 39, 41 гг., — и молился в Спасском храме. Игум. Марию дважды вызывали ко Двору для исполнения обязанностей восприемницы при Таинстве Миропомазания Высоконареченных Невест: в дек. 1840 г. — принцессы Марии Гессен-Дармштадтской, будущей Имп. Марии Александровны, супруги Имп. Александра II; и в 1848 г. — принцессы Александры Альтенбургской, Великой Княгини Александры Иосифовны, супруги Вел. Кн. Константина Николаевича.

При столь высоком положении и авторитете в высших слоях общества игум. Мария была доступна не только сестрам обители, но и крестьянам окрестных селений, которые называли ее «матерью родной». Ее можно по справедливости назвать «предтечею» знаменитых бородинских стариц — схимон. Сарры (Потемкиной, + 1911)[1] и прп. Рахили (Коротковой, + 1928 г.)[2].

Своим богоугодным житием матушка повторила подвиг многих известных и безызвестных жен Святой Руси, которые, потеряв своих супругов, стали выше личной семейной драмы. Возлюбив небесное паче земного, матушка учила этому и своих духовных чад. Без суровых аскетических подвигов, на которые свт. Филарет ее не благословил, но только милосердием, любовью к ближним, глубочайшим сознанием своих немощей игум. Мария взошла на высокую степень христианского совершенства. Основательница монастыря блаженно скончалась 29 апр. 1852 г. Последними ее словами были: «Дайте мне видеть свет, отпустите меня…»

Спасо-Бородинский монастырь. Владимирский собор. Фотография Д.Волгина
Спасо-Бородинский монастырь. Владимирский собор. Фотография Д. Волгина
Ее погребли в склепе под Спасским храмом, рядом с сыном. При преемнице первоначальницы игум. Сергии (Волконской, + 29 окт. 1884 г.) в 1859 г. преосвящ. Леонид (Краснопевков), еп. Дмитровский освятил величественный Владимирский собор, заложенный еще в 1851 г. Храм посвящен Владимирской иконе Божией Матери, в день празднования которой произошла Бородинская битва. Работами по возведению собора руководил автор проекта, арх. М.Д.Быковский. Храм, выстроенный по плану Святой Софии Константинопольской, стал композиционным центром и высотной доминантой монастырского ансамбля. Это выдающееся произведение знаменитого зодчего, синтезирующее в своей архитектуре приемы классицизма и «византийского» стиля. Четырехстолпный пятикупольный храм в форме куба с высокими апсидальными выступами и крыльцами по основным осям поставлен на полуподвале. В пирамидальной ярусной композиции здания последовательно выражена идея центричности. Богато и разнообразно был решен интерьер храма. Но облицованный разноцветным мрамором иконостас на сегодня утрачен, а живопись академической школы на стенах алтаря восстановлена фрагментарно.

Следующей настоятельницей монастыря была схиигумения Алексия (+ 21 июля 1880 г.), переведенная сюда из Серпуховского Владычного монастыря (см. Выпуск 1, с. 31) по благословению свт. Иннокентия (Вениаминова) и привезшая с собою прп. Рахиль, бывшую тогда еще рясофорною послушницей. Из жития преподобной известно, что схиигум. Алексия была строгой подвижницей.

В 1874 г. на средства, пожалованные Имп. Александром II, была построена трапезная церковь Усекновения Главы св. Иоанна Предтечи (архитектор Никитин). Название храма также связано с памятью Бородинского сражения, т.к. еще со времен русско-турецкой войны 1769 г. по указу Имп. Екатерины II в день Усекновения Главы Иоанна Предтечи совершалось поминовение воинов за Веру и Отечество на брани убиенных, чем их ратный подвиг уподоблялся мученичеству св. Крестителя Господня.

С именем схиигум. Алексии связано монастырское предание, подтверждающее, насколько правильно игум. Марией было найдено место гибели ген. Тучкова и что Спасская церковь действительно стоит над его прахом. Еще при жизни выбрав себе место упокоения за алтарем Спасского храма, игум. Алексия увидела во сне молодого генерала, который сказал ей: «Не тебе здесь лежать, а мне!» Когда же матушка преставилась, и стали рыть ей могилу, то нашли в земле генеральскую шпагу и эполеты. Решили, что это — останки погибшего Александра Алексеевича Тучкова.

В 1912 г. Россия праздновала 100-летие победы в Отечественной войне 1812 г. В эти дни Бородинское поле и обитель изволил посетить Государь Имп. Николай II с Имп. Александрой Федоровной, Наследником Цесаревичем Алексеем, Великими Княжнами. В составе царской свиты была и Вел. кн. Елизавета Федоровна. Крестный ход, учредительницой которого была в свое время игум. Мария, обычно начинался после ранней литургии в Смоленской церкви с. Бородина и шел до памятника на батарее Раевского, где служилась заупокойная лития по павшим воинам, а потом следовал в монастырь к поздней литургии, после которой служился благодарственный молебен. Из жития прп. Рахили известно, что Государь со свитой изволил быть на праздничной трапезе в монастыре и даже захотел лично видеть монахиню, готовившую пищу. Так прп. Рахиль удостоилась быть представленной Государю.

При всех пожертвованиях обитель, находившаяся вдали от крупных городов, никогда не была богатой и средства к существованию добывались собственными силами сестер, которых к нач. XX в. было более 200. На монастырских полях выращивалась пшеница, рожь, овес, были сенокосы и огороды. Монахини пекли хлеб, варили квас, ткали, шили одежду и обувь. На хуторе, в двух верстах от обители, находился скотный двор. В монастыре были переплетная и иконописная мастерские, библиотека. В церковно-приходской школе монастыря обучались грамоте крестьянские дети окрестных деревень. Монастырская богадельня давала кров, одежду и пропитание одиноким и больным старикам. Странноприимный дом был всегда открыт для прибывающих в монастырь богомольцев. Но главным достоянием монастыря всегда была непрестанная молитва о павших на Бородинском поле. В этом видели залог благоденствия святой обители. Ежедневно совершалась Божественная литургия и служились панихиды, читалась неусыпаемая Псалтирь; поминовение убиенных воинов было обязательным и лично для каждой монахини.

Нормальное течение жизни обители прервала революция. На долю игум. Ангелины выпала особая тяжесть управления монастырем в те годы, когда в официальных документах он стал называться «сельхоз артелью», испытывала притеснения, начиная с изъятия церковных ценностей и кончая «уплотнением» для расселения мирских людей.

В тяжелейшие годы разрухи монастырь распахнул свои врата для страждущего народа, ищущего духовной поддержки и утешения. В 1923 г. игум. Ангелина благословила прп. Рахиль на подвиг старчества.

90-летняя старица самоотверженно служила приходящим к ней за советом; с утра до позднего вечера у дверей ее маленькой кельи толпился народ. Она на всех изливала свою любовь, исцеляла душевные и телесные недуги. Святая обитель была настолько любима местными жителями, что власти долго не решались ее закрыть.

После смерти в 1924 г. игум. Ангелины ее дело продолжила игум. Лидия (Сахарова), также выбранная сестрами и назначенная самим свт. Тихоном. На это время приходится расцвет старчества прп. Рахили, наибольшее количество чудес и исцелений. 10 окт. 1928 г. св. старица преставилась ко Господу, предсказав закрытие, разорение обители, арест сестер, что и последовало в февр. 1929 г. После ссылки матушка Лидия жила и скончалась у себя на родине, а многие сестры вернулись в окрестности Бородина и доживали свой век, работая в местных храмах.

Мастерские стали колхозными, богадельня и больница закрылись. В кельях устроили общежитие. Во время ВОВ здесь был эвакогоспиталь. В период аккупации немцы устроили здесь концлагерь. После войны здесь сначала поселилась МТС, затем турбаза. Владимирский собор приспособили под кузницу. В Спасском храме разместились мастерские, их производственные отходы сбрасывались в подклет, где было и отхожее место. Убранство церкви было уничтожено, надписи сбиты, кованый иконостас сломан, находившиеся в склепе гробы М.М.Тучковой и ее сына разбиты, а костные останки разбросаны. Только в 1962 г. накануне 150-летия Бородинской битвы склеп расчистили, установили на прежних местах новые гробы, собрав в них все сохранившиеся останки.

Стихия разрушения постигла не один монастырь. Под лозунгом борьбы с «наследием рабского прошлого» были уничтожены памятник русским воинам на батарее Раевского и могила П.И.Багратиона, церкви в с. Бородино и Старое Село. Лишь в 70-е гг. по инициативе Бородинского Военно-исторического музея были начаты реставрационные работы и к концу 80-х гг. обитель в основном была восстановлена.

16 авг. 1992 г. звон колоколов возвестил об открытии Спасо-Бородинского монастыря. Впервые за 63 года во Владимирском соборе обители была совершена Божественная литургия, за которой Высокопреосвященнейший Ювеналий, митрополит Крутицкий и Коломенский, возвел в сан игумении монахиню Серафиму (Исаеву), насельницу Свято-Троицкого Ново-Голутвина монастыря г. Коломны. С тех пор, день за днем в стенах обители идет непрестанная работа сестер по возрождению монашеской жизни.

В монастыре ежедневно совершается положенный круг богослужения, читается Неусыпаемая Псалтирь. Сестры трудятся на различных послушаниях: в рукодельной, живописной, пошивочной мастерских, в просфорне и пекарне. Насельницы обители осваивают технику древнего лицевого шитья, вышивают иконы. Монастырь занимается миссионерско-просветительской деятельностью, оказывает благотворительную помощь Уваровскому дому-интернату для умственно-отсталых детей. Вся жизнь насельниц, — сегодня их двадцать, — зиждется на прочном фундаменте духовных традиций старого Спасо-Бородинского монастыря, на преданиях и заветах их святых предшественниц.

Возобновлен традиционный Крестный ход 8 сентября. После Божественной литургии он шествует из обители к памятнику на батарее Раевского, где служится благодарственный молебен и заупокойная лития. 12 мая, в день блаженной кончины игум. Марии (Тучковой) в Спасском храме соборно совершаются заупокойное всенощное бдение, литургия и панихида.

Событием летописного характера явилось совершенное 28 июля 1996 г. прославление прп. старицы Рахили в лике местночтимых святых (память 10 окт.). На месте ее захоронения, за южной стеной обители, построена часовня, которую освятил владыка Ювеналий 10 окт. 1997 г.

6 июля 1999 г., в день празднования Владимирской иконы Божией Матери, обитель посетил Святейший Патриарх Алексий II. За литургией Святейший Патриарх наградил настоятельницу игум. Серафиму наперсным крестом и возвел в сан игумении настоятельницу Успенского Колоцкого монастыря монахиню Таисию. В обрашении к духовенству, монашествующим, представителям власти и молящимся Патриарх, в частности, сказал: «Посещение Бородинского поля /…/ моя давняя мечта, ведь один из моих предков сражался здесь, защищая Отечество…"[3]

Святейший посетил храмы и памятные места обители, после чего отъехал к главному монументу Бородинского поля на батарее Раевского. Там он был встречен представителями Российских Вооруженных Сил и совершил заупокойную литию о павших воинах.

Отмечая то огромное значение, которое имеет восстановление монастыря, Патриарх сказал: «Эта святая обитель, в которой, как и прежде, молятся о вождях и воинах, совершает монашеский подвиг во спасение своей души и во спасение мира».

Храмы:

Соборный, во имя Владимирской иконы Божией Матери (1851−1859 гг., арх. М.Д.Быковский)

Во имя Нерукотворного Образа Господа Иисуса Христа (1817−1820 гг.), усыпальница М.М. и Н.А. Тучковых

Во имя св. прав. Филарета Милостивого (1839)

Во имя св. прор. Иоанна Предтечи (1874, архитектор Никитин)

Часовни: над могилой прп. Рахили, за оградой монастыря.

Святыни:

Мощи прп. Рахили под спудом в часовне

Чуд. икона Спаса Нерукотворного (икона Ревельского полка)

Адрес: 143 240 Московская область, Можайский район, с. Бородино, Спасо-Бородинский женский монастырь

Телефон: (238)-5−10−35

игум. Таисия (Исаева)

Проезд:

До ст. Бородино Белорусской ж/д (121 км), далее пешком 2,5 км

До г. Можайск, далее автт. N 23, 27, 316 до с. Бородино (15 км), далее пешком Можайское или Минское шоссе.

УСПЕНСКИЙ КОЛОЦКИЙ МОНАСТЫРЬ
(ранее мужской, ныне возобновлен как женский)

Колоцкий монастырь. Фрагмент фотографии начала XX века С. М. Прокудина-Горского
Колоцкий монастырь. Фрагмент фотографии начала XX века С. М. Прокудина-Горского
Расположен в 22 км к западу от г. Можайска на возвышенности, пересекаемой Старой Смоленской дорогой, на левом берегу р. Колочь (приток р. Москвы)

Изначально Колоцкие земли входили в состав Смоленского княжествва. В 1303 г. они отошли к княжеству Московскому. По Духовой грамоте, составленной св. блгв. кн. Дмитрием Донским в 1389 г., его семилетний сын Андрей Дмитриевич получил в удел «Можайск со всеми волостьми», в числе которых была и «Колоча». В 1413 г. в его владениях и произошло событие, отраженное в большинстве русских летописей. Местный крестьянин Лука нашел «на некоем древе икону со двема затворы стоящу, на ней же написан образ Пречистыя Богородицы, держащи на руках Предвечного Младенца Господа нашего Иисуса Христа, на едином же затворце бяше образ божия Ревнителя и великого Пророка Илии, и на друзем затворце такоже образ великого Чудотворца и Святителя Николы». Лука с благоговением взял икону и принес в свой дом, где от Нее тут же исцелился лежащий в расслаблении родственник Луки. Весть о чуде разнеслась по всей округе, к иконе начали стекаться недужные и получали исцеление.

Когда Лука отправился с иконой в Можайск, ему навстречу с крестным ходом вышел кн. Андрей Дмитриевич с боярами своими и «весь град от великих до малых». И были многие знамения и чудеса от иконы. Затем Лука с обретенной святыней побывал и в Москве, где его встретили сам глава русской Православной Церкви св. митр. Фотий с епископами, со всем священным собором, князья, бояре и весь народ московский. «И хожаху Лука от града во град со иконою Божия Матери, от нея же везде неизчетныя чудеса содевахуся, и вси даяху многу милостыню Луце».

Колоцкая икона Пресвятой Богородицы
Колоцкая икона Пресвятой Богородицы
Слава первооткрывателя великой святыни вскружила Луке голову. Собрав большое богатство, он возвратился в Колочу, где для иконы построил церковь, а для себя — каменные хоромы не хуже княжеских, нанял слуг, завел охоту, увлекся плясками и пьянством. Князь Андрей терпеливо сносил все его дерзости. Но Человеколюбивый Бог, всем желая спасения, не отверг и Луку в его нечувствии. Тяжко заболев, Лука покаялся и, призвав князя, упросил его распорядиться всем своим имением. И тогда кн. Андерй Можайский на вырученные от продажи имущества деньги устроил мужской монастырь рядом с местом чудесного явления иконы. Первым пострижеником нового монастыря стал раскаявшийся Лука. Об основании монастыря сообщает «Степенная книга», относя его к 1413 г. Для русского православного общества это событие было исполнено великого смысла. Ведь чудотворная Колочская икона была первой явленной в непосредственной близости от Москвы, ставшей в это время центром объединения всех русских земель. Явление иконы было отмечено не только во многих официальных документах, но и стало сюжетом древнерусской литературы. («Повесть о Луке Колочском»).

Тогда же обители были пожалованы кн. Андреем земельные угодья с крестьянами. Вероятно, еще при жизни Луки был построен соборный пятиглавый каменный храм во имя Успения Пресвятой Богородицы. Настоятели монастыря в сане игуменов не раз присутствовали на соборах в Москве. К концу XVI в. все основные постройки здесь уже были каменными. О них мы узнаем из писцовых книг 1626−27 гг., которые описывают состояние монастыря после польско-литовского разорения 1609 г.: «… на монастыре церковь Успения Пречистыя Богородицы да придел Николы Чудотворца каменна вверх (т.е. шатровая — сост.) на подклете развалилась, пуста стоит без пения, образов в ней и книг и свеч и всякого строения нет с литовского разорения… Да на монастыре ж была церковь во имя Богоявления Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, каменна на подклете, теплая с трапезою да с келарскою, и та церковь развалилась, а в ней образов и всякого строения нет, а под трапезою были службы хлебня да поварня да на монастыре ж колокольница каменна вверх, а на колокольнице одни колокола, а под колокольницею церковь Алексия Чудотворца…»

К началу XVII в. монастырю принадлежало 73 крестьянских двора, а также подворье в Москве близ Новинского монастыря. С 1724 по 1726 гг обитель была приписана к Новоспасскому монастырю, в ней было 15 монахов. В 1726 г. она вновь стала самостоятельной. Монастырь находился в ведении Можайских и Волокаламских, потом Крутицких епископов, а с 1787 г. подчинялся епископам Смоленским.

Работы по обновлению обители активизировались во второй половине XVIII в. К 1794 г в Успенском храме были устроены две палаты — одна для ризницы, другая для книгохранилища. В трапезной храма освятили два придела: южн. — во имя свт. Николая Чудотворца, сев. — по имя св. прор. Илии. Тогда же возвели двухэтажные настоятельские кельи, обновили трапезу и братские корпуса, а территорию обнесли кирпичной оградой с шестью башнями. Сформировался стилистически целостный архитектурный ансамбль с чертами барокко на разных этапах его развития.

Посетивший монастырь в 1804 г. митр. Платон (Левшин) отмечал, что «строения в нем немало каменного, церковь посредственная, и величиною, и утварью, оградою обнесен немалою каменною, но живущими в нем иноками скуден.»

Когда началась Отечественная война 1812 г., скромная обитель на Смоленской дороге оказалась в центре событий, решавших судьбу России. Монастырь упоминается в военных реляциях, официальных известиях из армии, приказах и других документах тех дней. Перед Бородинским сражением здесь несколько суток размещался штаб М.И.Кутузова, который предполагал дать генеральное сражение у стен обители. К 21 авг. сюда подошли главные силы русской армии, здесь П.И.Багратион и подполковник Д.В.Давыдов обсуждали создание партизанских отрядов. 22 авг. Главнокомандующий принял решение отступить к с. Бородино, находя эту позицию более удачной. У стен Колоцкого монастыря происходили арьегардные бои, которыми руководили генералы Коновницын, Крейц и Сиверс. Здесь был смертельно ранен ген.-майор Войска Донского П.К.Краснов, которого похоронили на территории обители.

Французы заняли монастырь и оставались в нем до своего изгнания. Тут располагался их госпиталь, тут останавливался Наполеон и с колокольни обозревал поле предстоящего сражения. На французов монастырь произвел большое впечатление. В своих воспоминаниях один из них отмечал: «Направо, ниже нас, выделялся Колоцкий монастырь — большие башни придавали ему вид города. Глянцевитые черепицы его крыш, освещенные солнечными лучами, блестели сквозь густую пыль, поднятую нашей многочисленной кавалерией.» Все это, однако, не помешало французам, уходя, разграбить церковное имущество и иконостас, а древние постройки сжечь. 19 окт. в разоренную обитель вошли казаки корпуса Платова.

На восстановление обители после войны 1812 г. было отпущено из сумм Св. Синода 10 тыс. руб. На эти средства был возобновлен собор, сделан новый иконостас и расписаны стены, отремонтирована четырехярусная колокольня (постройки 1739−63 гг). В 1818 г. монастырь посетил Александр I, ему была поднесена копия чудотворной Колочской иконы. В 1830 г., во время свирепствующей в округе холеры, в монастыре был установлен карантин, и все живущие в нем, а равно и окрестные жители, заступлением Царицы Небесной остались живы. В 1837 г. обитель посетил Государь-Наследник Александр Николаевич (будущий Александр II), который с колокольни осмотрел Бородинское поле и, уезжая, сделал щедрое пожертвование.

Прежнее благолепие монастырь обрел лишь к 1833 г. К концу XIX в денежные средства монастыря составляли: жалование из гос. казначейства — 711р. 27коп.; проценты с капитала — 900р. ежегодно; церковные (исполнение треб) и экономические доходы (сдача в аренду земельных участков).

Из этих небольших средств монастырь находил возможность уделять часть их на содержание школы, на приют странников и богомольцев. К 1896 г. братии в монастыре было 8 человек: 5 иеромонахов, 2 иеродиакона и 1 монах.

Особой торжественностью отличались крестные ходы к Святому колодцу, который наполнялся из источника, забившего на месте явления чудотворной иконы. Крестный ход происходил на следующий день после празднования Казанской иконы Божией Матери — 9/22 июля. Недалеко от Св. колодца стояла часовня.

После революции монастырь был упразднен. Последние его насельники — восемь монахов, младшему из которых было 63 года, во главе с настоятелем игум. Никоном, сподобились принять мученическую кончину от рук местных безбожников, которые расстреляли их по подозрению в контрреволюционной деятельности прямо во дворе монастыря.

В 1934 г. Успенский собор, действовавший как приходской храм, был закрыт и передан разместившейся здесь с 1932 г. школе-интернату для глухонемых детей. Братские корпуса стали жилыми домами, монастырскую ограду разобрали на кирпичи местные жители, а в надкладезной часовне устроили колхозную овчарню.

Следы самого чудотворного Колочского образа Пресвятой Богородицы затерялись то ли в запасниках Московского Кремля, то ли в приходских храмах г. Гжатска (ныне г. Гагарин), куда по свидетельствам очевидцев он был перевезен одной боголюбивой жительницей с. Колоцкого Матреной Ивановной.

Во время Великой Отечественной войны в зданиях монастыря располагался госпиталь, потом банно-прачечный отряд. Близ монастыря находится братская могила советских воинов. После войны монастырский ансамбль продолжал подвергаться разрушению и переделкам. Здесь находились школа, родильный дом и сельсовет. В 1966 г. была уничтожена придорожная часовня, разрушили и надкладезную часовню на месте явления чудотворного образа. В 1970-е гг. комплекс монастырских зданий был частично отреставрирован. В 1980-е гг. архитектурный ансамбль монастыря был взят на баланс Бородинского военно-исторического музея.

В 1993 г. монастырь был возобновлен как подворье Спасо-Бородинского женского монастыря, а с окт. 1997 г. преобразован в Успенский женский монастырь. До наших дней в г. Можайске сохранялись два списка с Колочской иконы: в ц. свв. правв. Иоакима и Анны и ц. св. прор. Илии, что в Ильинской слободе. Икона Ильинского храма и была передана возрожденной обители. Возобновлена и традиция ежегодного крестного хода в день празднования Колочской иконе на Святой источник. На самом источнике силами сестер возведена деревянная надкладезная часовня. 6 июля 1999 г. древнюю обитель посетил Святейший Патриарх Алексий II. Сестры монастыря трудятся на сельхоз. работах, ведут катехизаторскую и миссионерскую деятельность, оказывают помощь Уваровскому детскому дому-интернату.

Настоятельница монахиня Рахиль (Райш), 15 насельниц.

Храмы:

соборный во имя Успения Пресвятой Богородицы. В основе XVIII в., капитально перестроен в серед. XVII в. Бесстолпный, кирпичный, одноглавый, с оригинально устроенными приделами (южн. — во имя свт. Николая Чудотворца, действующий с 7.01.2001 г.; сев. — во имя св. прор. Илии). Криволинейный абрис плана, динамичная композиция и обновленный декор сообщили архитектуре здания выраженный барочный характер. Не действующий.

домовой — во имя прпмц. Вел. кн. Елизаветы Федоровны — в сестринском корпусе. Освящен митр. Крутицким и Коломенским Ювеналием в 1997 г.

Источник:

В 500 м от обители. Надкладезная часовня.

Адрес: 143 251, Москов. обл., Можайский р-н, п/о Александрово, с. Колоцкое

Телефон: (238) 76−474

Проезд:

до ст. Колочь Белорусской ж/д, далее пешком 6 км

до ст. Уваровка Белорус. ж/д, далее пешком до поворота на Бородино 4 км

от г. Можайска автт. N 23, 27, 316 до с. Колоцкое (26 км)

ВЛАДИМИРСКАЯ ЖЕНСКАЯ ОБЩИНА в селе НОВОПОКРОВ
(не сохранилась)

Село Новопокров. Покровская церковь
Село Новопокров. Покровская церковь
Усадьба Новопокров, расположенная на высоком правом берегу Москвы-реки, в 55 км к сев.-зап. от Можайска, сформировалась не позднее нач. XIX в. Принадлежала гр. П.А.Ефимовскому, затем Масловой. В 1895 г. приобретена Е.А.Тереховой для организации здесь Владимирской женской общины. В это время усадьба представляла собой развитый комплекс с большим деревянным домом, каменной ц. Покрова Пресвятой Богородицы (1820 г., сохранилась), флигелем, многочисленными хоз. строениями и парком. В доме поселилась настоятельница, флигель стал трапезной. К 1896 г. в ограде новой общины поставили деревянную ц. Знамения Пресвятой Богородицы и кельи, а вне ограды — дом священника и гостиницу.

Вот что сообщает безбожная печать о закрытии общины: «До 1928 г. этот монастырь мозолил глаза крестьянам. Не раз сознательные крестьяне на съездах поднимали вопрос о его закрытии и об использовании его почти пустующих зданий под полезные — кооперативные или культурные учреждения и организации.

В 1928 г. крестьяне внесли этот вопрос в наказ сельсовету и ВИКу. В апреле с.г. были собрания окружных крестьян в деревнях: Зерново, Митино, Покров, Рыково и др. Все собрания почти единогласно постановили: „Церковь монастыря закрыть, землю отобрать и организовать в помещениях монастыря колхоз“. Вскоре 5 бедняцких домов объединились в колхоз и поселились в бывшем монастыре. Деревянная церковь монастыря была сломана: материал пойдет на постройку больницы. В доме игуменьи, помещицы Трухачевой, крестьяне оборудовали „Крестьянский клуб“, в других помещениях монастыря организовано молочное товарищество и открыт сливной пункт молока».

К настоящему времени все постройки за исключением усадебной Покровской церкви утрачены. Парк запущен и зарастает молодняком…

Проезд: От Можайска авт. до ост. Чернево (55 км), далее пешком 4 км

ОБЩИНА во имя СВ. РАВНОАПОСТОЛЬНОЙ НИНЫ

Воин-мученик Евгений Родионов
Воин-мученик Евгений Родионов
Община указана у Денисова со ссылкой на Церковные ведомости (1907, NN 4 и 26): «в сельце Курилове, в 1 в. от села Богоявленского и в 13 в. от Подольска. Учреждена по определению Св. Синода от 20 дек. 1906 — 16 янв. 1907… Храм каменный во имя св. Нины. Приют с школой для сирот-детей крестьянских и убитых воинов».

Действительно, в 13 верстах от Подольска (по Варшавскому шоссе) есть селение Курилово, но до села Богоявленского Подольского уезда от него 18 верст.

В книге «Православные русские обители», которая фактически списана с Денисова, этой общины нет. Нет ее и в известном списке церквей Московской епархии, покупавших свечи на епархиальном заводе (Московские церковные ведомости, 1914, N 41). Калужский церковно-общественный вестник за 1907 г. не содержит сведений об общине, следовательно, она была все-таки в Московской епархии.

Может быть, по каким-то причинам ее вскоре закрыли. В Курилове под Подольском храма нет, но бывшие кельи там могут быть. В Курилове прошла юность новомученика Евгения Родионова, он похоронен рядом — в селе Сатине-Русском. Возможно, в его биографии есть что-то, проливающее свет на этот вопрос.



[1] Схимонахиня Сарра (Потемкина) — духовное чадо прп. Зосимы (Верховского).

[2] Прп. Рахиль (в миру Мария Михайловна Короткова, 1833−10 окт. 1928 гг.), родилась в г. Дорогобуже Смоленской губ., в богатой и благочестивой купеческой семье. С детства отличалась особой набожностью, любовью к молитве и к паломничеству ко святым обителям, странно- и нищелюбием. Во время паломничества в Киево-Печерскую лавру ей явился прп. Феодосий, благословивший ее на монашеский подвиг. Оставив суету и богатство мира сего, она поступила сначала в Смоленский Вознесенский монастырь, затем, укрепляемая благословением Пресвятой Богородицы, поселяется сначала во Владычнем Серпуховском м-ре (см. выпуск 1, с.31−35), а затем переводится в Спасо-Бородинскую обитель, в которой и остается до конца жизни. В 1915 г. сподобилась принять великую схиму. Укрепляемая явившимися к ней Богоматерью и прп. Феодосием Печерским, духовно утешала и молитвенно поддерживала сестер обители и богомольцев. Непрестанной молитвой и страннолюбием, прозорливостью и старчеством, чудотворением и непрекращающимся народным почитанием стяжала дар святости. Канонизирована в 1996 г.

[3] Ридигер Федор Васильевич (1783−1856), граф, генерал от кавалерии, генерал-адъютант.

http://www.pravoslavie.ru/put/50 811 134 249


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru