Русская линия
Правая.Ru Владимир Карпец11.08.2005 

Военные учения и наше будущее

Военные базы, установленные США в Узбекистане и Киргизии, направлены не против виртуального «терроризма», а против России и Китая. В этих условиях военный блок евразийской и азиатской держав оказывается неизбежностью. Если военный блок «Россия-Индия-Китай» удастся создать, у России есть будущее

Во второй половине этого месяца состоятся крупные российско-китайские военные учения. По словам главнокомандующего сухопутными войсками генерал-полковника Владимира Молтенскова, в учениях, которые пройдут с 18 по 29 августа на территории РФ и КНР, будут задействованы около 10 тысяч военнослужащих (1,8 тыс. российских и 8,2 тыс. китайских, а также — с российской стороны — отряд кораблей Тихоокеанского флота с десантной ротой, несколько атомных подводных лодок и 17 самолетов, включая стратегические ракетоносцы Ту-95 МС и бомбардировщики Ту-22 Мз. Кульминацией должна стать высадка десанта — правда, немногочисленного — по 100 человек от каждой из сторон — на Ляодунском полуострове в районе Порт-Артура. Согласно сценарию учений, их формальной задачей является разведение враждующих сторон и прекращение межнационального конфликта в некоем вновь образованном государстве на территории Северного Китая.

По словам Владимира Молтенскова, учения проводятся в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). В связи с этим «Независимое военное обозрение» пишет: «Если раньше эту организацию рассматривали лишь как антитеррористическую, то теперь в ней начинают проступать черты военного блока. Именно это вызывает наибольшую озабоченность в США и других странах тихоокеанского региона. Если к ШОС еще присоединится и Индия, может сформироваться военный блок размером с Евразию (выделено нами — В.К.). Региональные сверхдержавы, объединившись, способны бросить вызов США, выстраивающим однополярный мир».

Обращает на себя внимание, что с точки зрения классической геополитической школы Карла Хаусхофера, такой военный блок, хотя и действительно может охватить всю Восточную — без Европы — Евразию, именно по этой причине не является вполне и целиком евразийским. Карл Хаусхофер к тому же считал Китай разделенным на «два Китая» — Северный и Южный, причем если Северный Китай — монголо-уйгурский — действительно принадлежит к естественному евразийскому имперскому пространству, то Китай Южный — собственно ханьский — является «проекцией» на евразийский континент океанических островов с их особым, не имеющим ничего общего с евразийскими автохтонами, населением. Многие современные представители классической геополитической школы, в частности, неоднократно цитированный нами Жан Парвулеско, вообще считают, что в будущем Китай — как и США — будут разделены надвое. Согласно классической геополитике Китай — как и Западная Европа, и Средиземноморье представляет собой промежуточную зону — Rimland — между цивилизацией суши и цивилизацией моря.

Однако сегодня все классические законы, в том числе и геополитические, «сдвинулись с оси», размываясь в бифуркациях и хаосе. Вновь на поверхность выступает «древний хаос». Начало этому — в нашей конкретной области — положил распад СССР и геополитическая слабость «новой России».

При всем том, что и в рамках той же самой классической геополитической школы есть одно важнейшее положение, которое в современной ситуации меняет все. Еще один классик этой науки — британский географ сэр Хэлфорд Макиндер — ему принадлежит и понятие Rimland — противопоставлял этому последнему евразийский Heartland — «сердцевинную землю» Великого Континента, владеющий которой владеет и Континентом в целом. В широком смысле Heartland’oм можно считать «чашу-котловину», в которой расположена Россия (включая Сибирь), но Heartland в смысле узком — территория Алтая, Синцзяна, Юго-Восточного Казахстана. И если в советские времена — особенно в годы кульминации советско-китайского конфликта — военно-политическое господство над Heartland’oм оспаривали только СССР и Китай, причем СССР пользовался скрытой поддержкой Европы — особенно, Франции, — а Китай — США, то сегодня на военно-политическое господство над этими землями прямо претендует третья сила — само «Планетарное Сверхмогущество Соединенных Штатов».

Следует помнить, что война в Афганистане, положившая конец брежневской «разрядке», и была попыткой Советских Вооруженных Сил предотвратить вмешательство именно США.

На самом деле как события 11 сентября, так и внедрение в мировую политическую лексику самих понятий «международный терроризм» и «исламский терроризм» — в чем ошибочно, трагически ошибочно подыграла Соединенным Штатам Россия, которая на самом деле борется не с «международным терроризмом», а с внутренним сепаратизмом, — были лишь преддверием для начала широкой борьбы Соединенных Штатов за евразийский Heartland под предлогом необходимости уничтожения реального или мнимого Усамы бин Ладена в Афганистане. Даже либеральный проамериканский журнал «Коммерсантъ-Власть» в N 30 (1 августа 2005) в статье Михаила Зыгаря «Брэнд сумасшедшего» признает, что «Название организации (Аль Каида — В.К.) было, конечно, условным, и придумали его, очевидно, сами американцы. Пошло оно еще с 80-х, когда бин Ладен работал на ЦРУ (заметим, что бывших цереушников, как и бывших кагебешников, не бывает — В.К.) и Саудовские спецслужбы — отвечал за набор добровольцев-арабов, которые хотели воевать против советских войск в Афганистане <…> К 11 сентября 2001 года торговая марка „Аль Каида“ была уже довольно известна. Мало кто представлял, что это такое, но многие чувствовали, что это слово подходит для обозначения мирового зла (выделено нами — В.К.)». Понятие «мирового зла» всегда появляется тогда, когда идет борьба за конкретное господство. Военные базы, установленные Соединенными Штатами в Узбекистане и Киргизии, направлены не против виртуального «терроризма», а против России и Китая. В этих условиях военный блок евразийской и азиатской держав — быть может, и, скорее всего, временный — оказывается неизбежностью.

Это тем более так, что ситуация в Европе, к сожалению, меняется для России в худшую сторону. Ожидания, что кризис Евросоюза приведет к новой, выгодной для России переконфигурации и поляризации Европы пока не подтверждаются. Причина тому — Германия, где на смену Герхарду Шредеру идет восточноевропейка Анжела Меркель, уже заявившая о своей открыто проамериканской и фактически антироссийской ориентации. И, хотя во Франции резко повышаются шансы у «русофила» Доминика де Вильпена, Франция одна, без Германии, не может стать полюсом европейской интеграции на основе евразийства, а не евроатлантизма. Об этой закономерности применительно к Франции много писал в «Основах геополитики» Александр Дугин. Мы знаем, что центром будущего чаемого нами имперского блока Париж-Берлин-Москва должна стать только Москва, но ключ к нему в данный момент в руках у Берлина, и никогда не будет у Парижа, прежде всего в силу географических, геополитических причин: Франция — классический Rimland, и может интегрироваться в Евразию только через Германию. При всем желании Доминик де Вильпен не сможет сделать в этом направлении ничего без своего германского коллеги. Он будет обречен в лучшем случае на нейтралитет. Кроме того, сегодня на роль европейского лидера явно выдвигается поддерживаемая Соединенными Штатами смертная противница России, стремящаяся к объединению славян и балтов «от моря до моря» на основе «западных ценностей» Польша, которой сейчас уделяется особое внимание для разрушения Республики Беларусь и уничтожения возможности создания российско-белорусского союза, который дал бы, кроме всего прочего, возможность Владимиру Путину остаться у кормила власти в критическое для России время.

Выхода сегодня у России, кроме военного блока с Китаем, видимо, нет.

То, что сегодня Китай, судя во всему, согласен на такой блок, связано еще и с тем, что определенные успехи в центральноазиатской политике у России имеются, и игнорировать их невозможно. Только при поддержке России смог Президент Узбекистана Ислам Каримов решительными действиями остановить «цветную революцию» в республике, а затем и потребовать эвакуации из нее американской военной базы. Только при поддержке России происходит явное укрепление власти Нурсултана Назарбаева в Казахстане. В Киргизии также смена власти не привела к антироссийскому крену в политике — возможно, в силу того, что, кроме исламских традиций, там очень сильно язычество и «психические остатки» советского мира. Когда месяц назад члены Евразийского Союза молодежи, демонстрируя у посольства Узбекистана, выражали свою поддержку действиям его Президента, они скандировали: «Каримов-Назарбаев-Лукашенко-Путин!», и действительно, если такой союз сложится, он не может не заставить Китай — по крайней мере, пока — с ним считаться.

Между прочим, то, что в схеме учений рассматривается факт разделения, сецессии некоего вновь возникшего на севере Китая «государства Шаньдун» и разделение враждующих сторон, есть косвенное свидетельство того, что и Российский, и Китайский Генеральные Штабы понимают всю глубину геополитической проблемы Северного Китая и Heartland’a и, видимо, на данном этапе стремятся по этому вопросу к историческому компромиссу.

Мощными фактором возможного геополитического могущества России на Востоке Евразии должен стать проект магистрального трубопровода «Восточная Сибирь — Тихий Океан» (ВСТО), который должна осуществлять государственная компания Транснефть и который сам Президент Путин назвал «по сути дела общенациональным проектом» и сравнил с БАМом. Характерно, что строительство БАМа в свое время начиналось ввиду вероятной войны с Китаем, а трубопровод «Восточная Сибирь — Тихий Океан» создается для того, чтобы привязать Китай к военному блоку, что выгодно и ему самому. Заметим, что Владимир Путин сказал эти слова на заседании Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, том самом, на котором он объяснил широкой публике характер и природу правозащитной и политической деятельности на зарубежные гранты. Сказал в ответ на выступление против данного проекта лидера Социально-экологического союза Святослава Забелина. Добавив при этом: «Экологические экспертизы не должны препятствовать развитию страны и ее экономики».

Напомним, что правозащитники получили на данной встрече вежливый, но очень жесткий ответ, чем-то даже напомнивший знаменитое сталинское «эти товарищи ошибаются».

Что касается отечественных «экологов» — разумеется, включая поддержавший Святослава Забелина «Гринпис», — приходится подчеркнуть их повышенную активность только тогда, когда речь идет о проектах, связанных с отечественной военной и военно-экономической мощью, проектах, хотя бы в чем-то и отчасти неугодных Соединенным Штатам и антирусским кругам Евросоюза, возглавляемым ныне Польшей и вообще Восточной Европой. Ни одна из доморощенных «экологических» организаций не била и не бьет тревоги по поводу Земельного, Лесного и Водного кодексов, массовой вырубки лесов на Русской равнине, в том числе вокруг Москвы, что вообще грозит стране кислородным голоданием. Наверное, местa жительства у этих лиц в более благоприятных экологических зонах планеты уже предусмотрены.

Обращает на себя внимание то, что газета «Московские новости» (5−11 августа 2005 г., N 30), сообщая об «общенациональном проекте» Президента России, публикует материалы по этому вопросу под рубрикой «Угроза», причем последнее слово обведено красной рамкой. Угроза кому и чему?

Складывается впечатление, что российская власть, наконец, стала всерьез относиться к тихоокеанским перспективам развития нашей страны, возрождая, по сути, неосуществленный проект начала ХХ века, о котором Германский Император Вильгельм II писал Российскому Императору Николаю II: «Я должен стать Императором Атлантическим, в Вы — Императором Тихоокеанским». Проект, поддержанный Императрицей и встретивший мировое сопротивление, приведшее к трагической ссоре мировых континентальных монархий. К сожалению, адекватного понимания этого в современной либеральной и социал-демократической Европе — тем более, Восточной — нет. Более того, похоже, что все обстоит с точностью до наоборот. С 1911 года европейская и российская левая печать публиковала карикатуру: Русский Царь в виде петуха с отрезанной головой. Сегодня пока что выражаются деликатнее — «Угроза».

Угроза России в сближении с Китаем, действительно, имеется, однако она совершенно иного рода. Речь идет о совершенно объективной демографической проблеме, которая делает практически неизбежной заселение Сибири — Русской Сибири, ибо ее нельзя отдавать никому — китайцами. Аннексию без применения оружия — по крайней мере, на первых этапах. Процесс этот идет усиленными темпами и становится почти неизбежным, что вызывает у значительной части нашей «элиты» не только «психологию опущенных рук», но и желание что-то «наварить» на этом — от радостного ожидания «возвращения социализма» у коммунистов до миссионерского зуда у некоторых известных православных авторов (не будем повторяться и вновь называть фамилии). Мы писали об этом на «Правой.ру» несколько месяцев назад в статье «О воле к смерти» как об одержимости интеллигенции страстью к поражению своей стране во имя «идеи», что можно было бы назвать «синдромом Ленина».

Безусловно, существует опасность — и очень значительная — того, что «российско-китайское сближение» разделит судьбу советско-германского сближения 1939−1941 гг. со столь же трагическими последствиями. Имея в виду не только то, что русские и немцы неизмеримо ближе друг другу, чем русские и китайцы и даже монголо-уйгурские народы Сибири с одной стороны и китайцы (ханьцы) с другой — начать можно со столь «скользкой» проблемы, как отсутствия жестко табуированного каннибализма в культуре последних (мы «отмысливаем» сейчас некоторые эзотерические аспекты), — но и объективно неизмеримо более остро стоящие перед Китаем, чем перед Германией 30-х годов ХХ века вопросы жизненного пространства. Если китайское руководство действительно хочет обезпечить защиту Россией его интересов — в том числе по вопросу Тайваня и по участию в судьбе евразийского Heartland’a, равно как и нуждается в российской нефти в рамках проекта ВСТО, то оно обязано принять все меры к прекращению перехода китаизации российской границы и безкровному завоеванию русских пространств. Не только военный блок, но и российская нефть в обмен на строгое соблюдение принципа «Сибирь для России» — вот единственно возможная формула возможного российско-китайского сближения.

Обратим внимание еще на следующее важнейшее обстоятельство. Полноценный Восточноевразийский союз — начало которому может положить ШОС — действительно немыслим без участия Индии. Именно Индия — располагающая людскими и военными ресурсами, не намного меньшими, чем у Китая, могла бы, вступая в российско-китайский блок — к чему сегодня нет препятствий, поскольку отношения между Индией и Китаем в целом нормализованы, и спорные территориальные вопросы разрешены — могла бы нейтрализовать объективно и неизбежно негативные для России стороны китайской политики экспансии на северо-запад. Не будем забывать: в глубинно-расовом отношении индийцы — наряду с сербами — являются — вопреки всем «дравидическим» примесям — наиболее близким к русскому народом. Когда-то наши пути разошлись, но, видимо, не могут не сойтись вновь (я, разумеется, не говорю о поверхностном «сближении» типа имбецильных американизированного кришнаизма или доморощенного рерихианства). Нам еще предстоит открыть для себя труды забытых русских ученых Александра Фомича Вельтмана и Юрия Ивановича Венелина, считавших древних руссов (славян — «сайван»), индийцев-«тримуртистов» (поклонников Троичного Бога), сербов и франков-«варангов» («варягов») одним, единым народом.

Не случайно в странах Запада — прежде всего, в США — сегодня усиленно работают «современные школы индологии», стремящиеся доказать, что Индия обязана своей высочайшей культурой не «грабителям» — ариям — нашим общим предкам — а дравидам и другим представителям негроидных рас. Выступая в ставшем уже обычным амплуа «антирасистов», эти «индологи» пытаются связать саму постановку проблемы индийских Ариев к «гитлеризму». На самом деле, не против политических — и физических — трупов вроде Адольфа Гитлера, но против нашей страны и ее народа направлены эти «изыскания». Как ни печально, им вторят и многие «неоправославные», скакнувшие в Церковь с комсомольских должностей, «библейские фанатики», боящиеся Индии как «языческой», «эманационистской» (по выражению дьякона Андрея Кураева) страны. Именно под их непосредственным воздействием при Борисе Ельцине российско-индийские отношения (чрезвычайно мощные как при Монархии, так и при Советской власти) были фактически свернуты. Похоже, что против России действует — под разными личинами — одна и та же сила. Небытие, принимающее обличия бытия.

Вступление Индии в ШОС и ее полноценное участие в военном блоке Китая и России — абсолютный императив, без осуществления которого сам этот блок может оказаться для России ловушкой и гибелью. Вместе же с Индией Россия и Китай могут и должны выступать совместно. В этом, кстати, заключалась основная идея Евгения Примакова в бытность его сначала министром иностранных дел, а затем и Председателем Правительства России.

Более того, если верны расчеты некоторых военных кругов о том, что в середине 10-х годов нам предстоит противостояние с Соединенными Штатами, а в середине 20-х — с Китаем (об этом неоднократно уже приходилось писать на «Правой.ру»), то в первом случае союзником России будет Китай — при поддержке Индии, а во втором — уже одна Индия. Добавим также, что в силу общего происхождения, единства корней и крови Индия — в отличие от Китая — является неотъемлемой и важнейшей частью той истинной Империи, которая телеологически предопределена как Империя Конца.

Не следует сбрасывать со счетов и фактор Ирана, тоже, кстати, арийского по своим корням. Более того, следует начать восстановление прежних отношений — в том числе военных — с Монголией. Об этом нам напомнила при обсуждении одной из наших последних работ на «Правой.ру» журналистка Марина Тимонина, за что мы приносим ей свою благодарность.

Обратим, наконец, внимание еще на один — внутриполитический — аспект обсуждаемой проблемы. «Независимое военное обозрение», на которое мы уже ссылались в начале статьи, однозначно связывает инициативу будущих российско-китайских маневров с именем министра обороны Сергея Иванова. В свойственной всей «независимой» (от национальных интересов России) прессе ходульной апелляции к «демократическим ценностям» «Обозрение», тем не менее, высказывает некоторые предположения, на которые нельзя не обратить внимания. «Складывается впечатление, — пишет „НВО“, — что Сергей Иванов наделен некими широкими полномочиями, о которых население просто забыли проинформировать. Или не сочли нужным это сделать. А полномочия и заявления слишком безапелляционны, без ссылок на правительство, Госдуму и прочие институты государственности. Складывается впечатление, что министр обороны Сергей Иванов по совместительству исполняет обязанности неофициального вице-президента Российской Федерации. Так что ко всем его внешне- и внутриполитическим заявлениям следует отнестись со всей серьезностью».

Проигнорировав интонацию «НВО» (автор — Виктор Мясников), делаем отсюда следующий вывод: Сергей Иванов действительно «наделен широкими полномочиями» и готов перехватить штурвал, если Владимиру Путину окажется невозможно далее осуществлять руководство страной. Более того, в этом случае именно Сергею Иванову будет суждено осуществить «путь судьбы», и Владимир Путин заранее и уже давно готовит его к этому. И, возможно, не он один. Однако предварительным условием такого — оптимального на данный момент — перехода власти является успех Сергея Иванова в создании «военного блока размером с Евразию». Внутреннюю поддержку этим усилиям должен в свою очередь осуществлять политический блок «Патрушев-Устинов-Колесников-Сечин», о котором мы писали в предыдущем комментарии «Самоупразднение или „перезагрузка“?».

Если военный блок «Россия-Индия-Китай» удастся создать, у России есть будущее. Полное опасностей, связанных в первую очередь с самим Китаем, но все-таки есть.

http://www.pravaya.ru/look/4402


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru