Русская линия
Трибуна Михаил Морозов11.08.2005 

«Я не знаю, кому в России можно доверять»
Гражданин Латвии Владимир Рыбаков защищает русскую культуру и интересы русских в этой стране

Переулок Старой Риги в двух шагах от Домского собора. Кругом посольства, иностранные флаги, английская речь. Неприметная вывеска — «Неллия», широко распахнутая дверь, никакой охраны. Сделав шаг, оказываешься под воздушными сводами картинной галереи. Произведения русских художников, старинные иконы. Здесь, в самом центре Риги, — заповедный уголок русской культуры. Создатель и владелец всего этого великолепия — Владимир Рыбаков, председатель президиума Союза российских соотечественников Латвии, директор культурно-образовательного центра «Неллия».

Первый вопрос к нему: как удается всерьез заниматься культурой и меценатством, когда латвийские власти вытесняют из страны все русское, закрывают русские школы, заставляют русских забывать родной язык? Да и зачем нужно со всем этим возиться, когда можно прекрасно зарабатывать хотя бы на транзите из России в Россию?

Его принципы просты: бессмысленно зарабатывать деньги ради денег, нужно, чтобы твой бизнес приносил пользу людям и Родине, чтобы расширялась «территория добра» и для окружающих, и для себя. Наивный, да?

На самом деле Рыбаков не сентиментален. Обаятельный в общении, он жесткий и неуступчивый бизнесмен. Первоначальный капитал зарабатывал перевозкой фруктов и овощей из Молдавии. Дело было успешным. Но он его бросил — неинтересно.

В 1992-м Рыбаков взял в аренду разваливающееся восьмиэтажное здание — бывшее общежитие профтехучилища. Ремонтировал. Отбивался от бандитов и рэкета. После того как латвийские власти отобрали у русских общин резиденцию Петра Первого в Риге и продали ее итальянцу, «Неллия» стала одним из немногих центров русской культурной жизни в Латвии, местом встреч русскоязычной общины. Убыточные по определению вложения в культуру Рыбаков делал за счет различных направлений своего бизнеса, которые изначально были связаны с поддержкой русскоязычных жителей Латвии.

Помимо галереи и ресторанов, в центре работают музыкальная и школа официантов и барменов. На курсах переподготовки кадров получили новую профессию десятки тысяч человек. В двухуровневых гостиницах живут богатые иностранцы. Один российский турист каждый год останавливается в одном и том же номере и умоляет Рыбакова продать выставленную здесь работу, регулярно набавляя цену. Предлагает уже 25 тысяч долларов, но картина продолжает радовать гостей «Неллии». Чиновники из Москвы и Петербурга предпочитают номера с сауной.

В ставший прибыльным бизнес вложены сотни тысяч долларов, уйма сил и энергии, но само здание «Неллии» не принадлежит: арендовано до 2010 года. Раньше латвийские власти периодически пытались отобрать у Рыбакова его детище, а у русских в Риге — духовное пристанище.

«Я бы мог заниматься нефтью или металлом и перешел бы на английский или шведский, как это делает немало русскоязычных бизнесменов. Им нет никакого дела до России и ее возрождения. Я покупаю картины русских художников, поддерживаю русских музыкантов, поэтов, финансирую культурные обмены с Россией. Понимаю, что без нее у меня и моих детей нет будущего. Россия — наша Родина. Мы хотим что-то сделать для ее возрождения. Ведь рано или поздно вы в России поймете, что дальше страну разрушать нельзя».

Рыбаков готов отдать успешное предприятие Российскому государству. Только бы уцелела русская культура на латвийской земле — без нее русским здесь не выжить. При этом Рыбаков готов безвозмездно передать и неотъемлемые вложения центра «Неллия» — около 750 тыс. долларов, в том числе уникальные картины и иконы.

Поначалу к предложениям Рыбакова проявил интерес мэр Москвы Юрий Лужков, согласившийся выделить средства на покупку здания, в котором располагается «Неллия». Но затем московские власти создали свой культурный центр в Риге.

Кстати, наши соотечественники в республиках Прибалтики тепло отзываются о программе «Стипендия мэра Москвы».

МИД России, куда обратился со своими проблемами Рыбаков, переадресовал его в «Росзарубежцентр», занимающийся связями с российскими соотечественниками. Дальше от имени Российского государства дела с Рыбаковым вел латвийский бизнесмен Илья Черняк, полномочия которого подтвердил заместитель главы «Росзарубежцентра» господин Полозков.

«Но как только я подписал договор о практически бесплатной передаче 75% акций „Неллии“, эти „представители России“ приступили к сворачиванию деятельности культурного центра и его перепрофилированию, — возмущается Рыбаков. — Я понимаю, что с точки зрения чистой финансовой выгоды здесь удобнее иметь гостиницу или же даже перепродать здание. Но ведь речь идет об интересах России, о русскоязычной общине Латвии, о русской культуре!»

Теперь Рыбаков вступил в судебную тяжбу с новыми владельцами, добивается возвращения «Неллии» и поиском новых российских инвесторов.

«Я уже не знаю, кому у вас в России можно верить. Кто искренне и бескорыстно печется о национальных интересах?» — с горечью говорит Рыбаков.

При этом он не собирается сворачивать свою работу в русскоязычной общине. Сейчас создает фонд квартир для размещения тех несчастных соотечественников, которых выбрасывают на улицу хозяева жилых домов. В Латвии немалая часть недвижимости возвращена прежним владельцам. Новые собственники проживают в Канаде, в США, по всему миру и далеки от проблем каких-то там русских, оказавшихся в их домах. Их интересует только прибыль от недвижимости.

Большинство владельцев намерены выселить квартиросъемщиков, которые не в состоянии платить за квартиру. Все возрастающая плата за жилье становится непосильным бременем, особенно для пенсионеров. Кроме того, в нынешней Латвии гораздо выгоднее продать строение, чем заниматься обслуживанием и содержанием многоквартирного дома.

Идея Рыбакова состоит в том, чтобы одинокие русские передавали в фонд свои квартиры, заключая договора о пожизненном содержании. Рыбаков хочет, чтобы русские помогли себе сами.

http://www.tribuna.ru/material/110 805/5−1.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru