Русская линия
Аргументы и факты Игорь Изгаршев10.08.2005 

Е. Васильева: «Только не делайте из меня зоопарк»
Несколько лет назад по стране прокатился слух — актриса Екатерина ВАСИЛЬЕВА ушла в монастырь

ВСЕ БЫЛИ в шоке — народная артистка, обожаемая миллионами за роли в фильмах «Чародеи», «Обыкновенное чудо», «Экипаж» и десятках других, вдруг отреклась не только от кино, но и от светской жизни вообще.

Со временем все вроде успокоились, ни в какой монастырь Васильева, как оказалось, не уходила. Просто по благословению своего духовника отказалась от лицедейства и решила посвятить себя семье — матери и сыну-студенту.

ОДНАКО затворничество продлилось всего два года — заболела мама, и денег, как водится, стало катастрофически не хватать. К тому же и сын Дмитрий (от брака с драматургом Михаилом Рощиным) заканчивал ВГИК и, кроме стипендии, ничем помочь не мог.

Поэтому, когда в дверях появился Михаил Ефремов и предложил Екатерине Сергеевне роль в антрепризном спектакле «Игры женщин», который по своей же пьесе ставил сам Кшиштоф Занусси, Васильева ответила согласием.

Публика и в Москве, и в провинции удивлялась — Васильева, та самая, которая, по разговорам, стала монахиней, вдруг выходит на сцену и произносит фразу: «Бога нет». Понятно, что вслед за этой репликой шла и другая, но уж больно неожиданно звучали именно эти два слова.

С тех пор Екатерина Васильева вновь начала сниматься («Королева Марго», «Приходи на меня посмотреть», «Участок») и играть в театре («Горе от ума» Олега Меньшикова). При этом неизменно повторяя, что играет она «с закрытыми глазами» и «левой ногой» и исключительно ради денег. Не задумываясь, возможно, при этом, что подобным афишированием своего отношения к работе довольно сильно обижает почитателей, армия которых с годами не уменьшается.

Стремление к свободе — это нежелание нести свой крест

НО ГЛАВНОЕ для Васильевой сегодня — служба казначеем в храме Софии Премудрости Божией, расположенном на Софийской набережной, аккурат напротив Кремля. «Главная беда актеров — это гордыня и тщеславие, без которых не бывает ни театра, ни кино, — объясняет свое отношение к лицедейству Екатерина Сергеевна. — И желание быть свободными. А того мы не понимаем, что свобода — это нежелание нести свой крест».

Себя она тоже судит по самым строгим меркам, сокрушаясь, что долгие годы сама бессмысленно стремилась к мнимой свободе, часто меняя театры (им. Ермоловой, «Современник», МХАТ) и расставаясь с мужьями (первым супругом актрисы был режиссер Сергей Соловьев). Однако самое большое сожаление Васильевой — всего один ребенок. Как-то она даже позволила себе бьющее наотмашь откровение, что ее главный грех — это аборты.

Теперь сын Екатерины Сергеевны — священник. «Я и не смела надеяться на такое чудо», — говорит Васильева. Закончив ВГИК, Дмитрий Рощин неожиданно для многих поступил в семинарию. И ныне служит в том же храме Софии Премудрости Божией, прихожанкой и казначеем которого является его мать.

В свое время Екатерина Сергеевна не позволила Дмитрию жениться на популярной ныне актрисе Елене Кориковой. Однако актерская публика судачит, что именно Дмитрий — отец сына, которого родила Елена. Жена отца Дмитрия («батюшка» или «отче», как называет сына Васильева) — матушка Любовь, родившая ему четверых детей. Семья сына живет вместе с актрисой в ее просторной квартире в центре Москвы. Рано утром отец Дмитрий отправляется на службу в храм, днем к нему приходят дети и мать, а вечером он их благословляет перед сном.

Кстати, именно благодаря сыну Васильева пришла в церковь. Когда Диме было всего два года, он вместе с родителями отдыхал на подмосковной даче. Неожиданно ночью малышу стало очень плохо, и никто не знал, как ему помочь. Васильева с Рощиным бросились в расположенный поблизости детский сад, где был врач. Доктор прибежала к мальчику и смогла спасти его.

Врачом оказалась Екатерина Трубецкая, прямой потомок рода Муравьевых, бывшая замужем за правнуком Трубецких. Она и привела Васильеву в церковь, расположенную в Телеграфном переулке, где собиралась верующая московская интеллигенция. В 33 года Екатерина Сергеевна крестилась.

«Я удивляюсь, как вообще дожила до 33, — говорит она. — Как просто физически осталась жива. Многие мои друзья погибли, спились, пропали. Каждый день благодарю Господа, что он сохранил мне жизнь. А потом еще и даровал жизнь новую. Это чудо».

Чем хуже — тем лучше

НИКАКИХ пышных торжеств по поводу своего грядущего юбилея Васильева, понятное дело, устраивать не будет. И к возрасту, и к морщинам она теперь относится совершенно спокойно. Хотя раньше, признается актриса, эти вопросы ее сильно занимали.

Кстати, внешность Васильевой — отдельная тема. Сергей Соловьев вспоминает, как, будучи сокурсником своей будущей супруги, случайно подслушал во ВГИКе разговор двух преподавателей. «Она, конечно, очень талантлива, эта Васильева, — говорил один. — Но уж больно некрасива. Хотя и Раневская не была красавицей». «Так ведь то Раневская, — перебивал его другой профессор. — А что из этой получится, неизвестно».

Что получилось из студентки Васильевой, показало время. Как и то, что на экране она может быть и красавицей, и не очень. В фильме Олега Янковского «Приходи на меня посмотреть» Екатерина Сергеевна играла роль матери героини, которая в реальной жизни была ее ровесницей. «Обидно, конечно, немножко, — смеется Васильева. — Но что делать? Как старцы говорят: «Чем хуже — тем лучше». И добавляет, что для нее главное — научиться ходить перед Господом, а не перед людьми.

По-настоящему обижает актрису только то, что журналисты воспринимают ее как некую экзотику. Приходят, разговаривают, а потом пишут: «Надо же, казначей церкви, а нормальный человек». «Не надо делать из меня зоопарк, — просит Васильева. — Вера в Бога — это норма, а не экзотика. Я нормальный человек, который понял важную вещь: мы рождаемся не просто для того, чтобы потом умереть».

http://www.aif.ru/online/aif/1293/4201


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru