Русская линия
Интерфакс-РелигияМуфтий Фарид Салман10.08.2005 

Честь и хвала тем, кто вновь поднял свой голос в защиту ислама от унижений ваххабитов

О том, какие трудности переживает Центральное духовное управление мусульман России, каковы реальные последствия решения чеченского муфтията объявить джихад ваххабизму, как отличить ваххабита от добропорядочного мусульманина, почему мусульманская молодежь отходит от ислама, а среди новообращенных мусульман исключительно высок процент экстремистов, в интервью корреспонденту портала «Интерфакс-Религия» Алексею Соседову рассказал глава Совета улемов ЦДУМ муфтий Фарид Салман.

— Как Вы оцениваете современную ситуацию в ЦДУМ? Каковы приоритетные направления его деятельности?

— Нынешнее состояние дел в духовном управлении я бы охарактеризовал как стабильно развивающееся. Не секрет, что на протяжении последних лет наша структура находилась как бы в состоянии созерцания и умиротворенности. Вообще наша позиция всегда отличалась взвешенностью, равноудаленностью от центров сил. ЦДУМ было и остается связующим звеном между государством и верующими мусульманами. Слава Богу, эта добрая традиция сохраняется на протяжении столетий. Менялись природа власти, ее характер, общество претерпевало огромные изменения, но позиция ЦДУМ в вопросах взаимоотношения с государством всегда оставалась незыблемой, ибо всякая власть от Бога. Пророк Мухаммад учил нас, что «власть — это символ присутствия Божьего на земле». Вот почему ЦДУМ выступает против вмешательства отдельных наших соотечественников в дела конфессий, последователями которых они сами не являются, и категорически не приемлет заявлений некоторых политиканов от ислама, рассуждающих на политические темы, которые могут расколоть наше общество. Мы против вмешательства в теологические тонкости исповедуемых народами России традиционных религий. Именно исходя из этой точки зрения мы выступили в поддержку наших братьев-иудеев, чьи древние религиозные труды сегодня некоторыми стали восприниматься чуть ли не угрозой национальной безопасности России.

ЦДУМ также против монополизации духовного руководства в исламском сообществе России. Сложилось так, что на протяжении более двух последних столетий в России делами ислама занимались именно ЦДУМ (в лице Оренбургского духовного магометанского собрания, ДУМ Внутренней России, ДУМ Европейской части СССР и Сибири, ЦДУМ России и европейских стран СНГ), а кавказские мусульмане окормлялись своими духовными наставниками, своей централизованной структурой.

За годы духовной экспансии, к коим мы относим 1990-е годы, ЦДУМ России подверглось невиданной «духовной» агрессии лжебратьев по исламу. В результате этого на просторах нашей страны появились десятки экзотических «духовных управлений мусульман», и, в конечном итоге, единство духовного руководства мусульманами было нарушено. Поэтому когда мы говорим о «расколе» в среде мусульман, мы должны осознавать, что речь идет не о расколе среди верующих, а об отсутствии единства среди руководства мусульман. Сегодня этот кризис приобрел явно идеологический характер, он непреодолим на нынешней стадии развития мусульманской общины России: невозможно и нельзя объединять в единое целое прямо противоположные друг другу идеи и комплекс ценностей.

ЦДУМ сегодня переживает сложный период в своей истории, и поэтому верховный муфтий Талгат Таджуддин выступил инициатором его реформирования. В результате решений, принятых им, учрежден исполнительный комитет ЦДУМ России, главой которого назначен муфтий Пермской области Мухаммедгали Хузин — самый энергичный из плеяды молодых муфтиев страны. Большие надежды возлагаются ныне и на Совет улемов — богословский совет, который призван своевременно и ответственно реагировать на происходящее сегодня в жизни как мусульманской общины, так и всего российского общества.

Больше внимания придается и московской резиденции ЦДУМ, поскольку именно в Москве сосредоточены все духовные традиции России. Возглавить Совет улемов и московскую резиденцию верховный муфтий доверил нам.

Приоритетным остается вопрос образования. Именно от решения этого вопроса зависит будущее мусульман России и общества в целом. Сегодня ЦДУМ России — это 30 региональных духовных управлений, каждое из которых возглавляется муфтием. Некоторые из них — люди преклонного возраста, а некоторые вообще не соответствуют этому сану, имеют образование духовного училища и не более. Но говорить, что в России нет людей, чьи знания соответствовали бы сану муфтия, как об этом недавно заявил один из египетских духовных лиц, крайне неверно. Мы сегодня не говорим о мифических 2500 приходах. Дело не в приходах, а в реальных людях и делах. Надо работать, а не сыпать пыль в глаза обществу. Это намерение объединяет и верховного муфтия, и Мухаммедгали-хазрата и меня.

— С 1997 по 2002 год Вы были муфтием Татарстана юрисдикции ЦДУМ. Как бы Вы оценили современное положение мусульманского сообщества этой республики?

— Ситуация в Татарстане была и остается нашей центральной проблемой. Подавляющее большинство мусульман внутренней России пока являются татарами. Я тоже, как и верховный муфтий, уроженец Казани, в 1997 году был приведен к присяге в качестве муфтия Татарстана, председателя ДУМ Татарстана. Однако в 2000 году после изнурительной борьбы со структурой под названием «Духовное управление мусульман республики Татарстан» во главе с Гусманом Исхаковым и по определению суда, суть которой сводилась к тому, что «имам от ЦДУМ не имеет права работать в Татарстане», я уехал оттуда. Но я покинул республику как муфтий, а не как казанец, не как татарин. Мне, да и верховному муфтию, дороги наша религия, наш народ, культура, язык. Нас шельмовали, объявляли врагами татарского народа, приговаривали к смерти. Всякий раз, как появлялась реакция на мнение ЦДУМ относительно роста ваххабитских настроений в данной республике, в СМИ Татарстана это мнение обзывалось «очередными страшилками от Салмана».

Сегодня чиновники высшего звена, СМИ республики наперебой говорят то, что несколько лет назад мы пытались донести до общества. Тогда нас не услышали. На протяжении последних десяти лет мы боремся с теми, кто пытается рассорить мусульман и православных, татар и русских. Нас, верховного муфтия, меня, ЦДУМ в целом, националистические круги всегда обвиняли в том, что мы идем чуть ли не на поводу у Московской патриархии. С 1992 года я пытался донести до власти мысль о смертельной опасности распространения ваххабизма в Татарстане и вообще среди татарского народа. Но, увы, Татарстан сегодня — это база ваххабизма и «Хизб ут-Тахрира».

Мы нисколько не сомневаемся в том, что президент Татарстана Минтимер Шаймиев заинтересован в том, чтобы Татарстан был реальной обителью мира, процветания и образцом подражания для других регионов России. Личный вклад президента в строительство мечети Кул Шариф неоценим. Но мелкое чиновничество по-прежнему скрывает от Шаймиева главное, не доводит до него детали происходящего. ЦДУМ России вновь заверяет президента Татарстана, что оно готово оказать возможную идеологическую поддержку государству в деле противостояния религиозному экстремизму в лице ваххабизма и тахриризма.

— Как Вы считаете, возможно ли объявлять священную войну религиозному течению, как это сделало недавно мусульманское духовенство Чеченской республики?

— Согласно канонам, нельзя проливать кровь, присваивать достояние, наносить ущерб всем тем, кто признает Всевышнего Господом, а Его Пророка — пророком и посланником. И в связи с этим нельзя говорить о том, что можно объявлять малый джихад (войну) против какого-либо религиозного течения в исламе. Наиболее распространенными были в прошлом войны между суннитами и шиитами, но эти столкновения носили прежде всего политический и экономический характер, а то, что рядовые воины при этом орудовали фразами типа «безбожный», нельзя отнести к религиозным установкам.

Но если говорить о ваххабизме, то ситуация здесь совершенно иная. Прежде всего ваххабиты, как бы они ни оправдывались тем, что они мусульмане, никакие не правоверные, ибо давно ушли от исламского вероучения. На эту тему написаны тысячи трудов, тысячи авторитетных ученых ислама отвергали ваххабизм. Ваххабизм как идеология сам по себе зол и агрессивен. Если вспомнить двухсотлетнюю историю, то мы будем говорить о том, как ваххабиты грабили и убивали паломников к святому дому Господа в Мекке и Медине. Мы будем помнить о том, как сегодня они наносят удары по рукам тех, кто в пределах святынь ислама возносит их в мольбе к Господу, о том, как они унижают и оскорбляют паломников. Таких примеров много. Ваххабиты нападали на все соседние государства, убивали, насиловали и грабили их жителей, когда вокруг них жили одни мусульмане.

Правильнее будет спросить о том, кто объявлял джихад, обозначил войну — мы, мусульмане, или ваххабиты? Инициаторами являются ваххабиты. Следовательно, те наши братья, кто в Чечне защищают своих близких, кров и достояние, общую для всех отчизну, открывая огонь против ваххабитов, уничтожая их, не творят что-либо не соответствующее шариату.

Всевышний призывает решать вопросы миром. Руководствуясь этим гуманным принципом, сколько раз федеральный центр объявлял амнистию? Те, кто подчинились, спасли себя и, быть может, душу свою от адского огня. Поэтому честь и хвала нашим братьям в Чечне из числа духовных пастырей и мужей ученых, кто вновь поднял свой голос в защиту ислама от унижений ваххабитов!

— Как бы Вы могли охарактеризовать ваххабизм в России и деятельность властей, направленную на борьбу с ним?

— Влияние ваххабизма в России за последние годы не только не уменьшилось, но, наоборот, он подрос, окреп, улучшил свой имидж, приобрел мощных покровителей и спонсоров. В стране фактически накоплена критическая масса сторонников ваххабизма. Ситуация, по моим прогнозам, будет только ухудшаться. И это происходит на фоне явного страха перед сторонниками этого течения, общество до сих пор не в состоянии назвать имена покровителей ваххабизма, а ведь все они на слуху! Так, мы в России в угоду интересам одного-двух личностей ставим под угрозу само существование основ государства. И все это происходит на фоне призывов избавиться от тяжкого наследия системы и класса муфтиев, провести какие-то реформы в исламе. Не нужны никакие реформы. Духовенство само в состоянии просчитать, что нужно на сегодня верующим. Дай Бог исполнять то, что предписано Господом, а не придумывать что-то еще в рамках «реформирования». Ислам не сегодня стал толерантным, он всегда был таким. Просто мы говорим о каком-то явлении и начинаем выпячивать ту или иную сторону этого явления. Ислам, тем более в России, не нуждается в каком-то ремонте или реформировании. Нужно лишь честно работать и активно действовать.

Еще несколько лет тому назад можно было говорить о том, что реального ваххабита очень легко вычислить из толпы добропорядочных мусульман. Сегодня они стали более сдержанными, осторожными, легко меняют на публике свои привычки. И все же не все из ваххабитов маскируются, более того, они ведут себя, как им и «положено», агрессивно и зло. Среднестатистический ваххабит носит пышную огромную бороду (это не в пример мусульманам-ханафитам, руководствующимся словами и действиями Пророка: «Счастье мужчины заключается в легкой бородке». Ваххабит засучивает свои брюки, так что они становятся больше похожи на клоунов в цирке, а не на последователей пречистой традиции Сунны. Ваххабиты не признают тюрбан (чалму), головные уборы, надевать которые предписано каждому мусульманину. Во время исполнения обрядовой молитвы они неестественно широко расставляют ноги, наступают на ноги своих соседей, чем приводят их в замешательство, ибо нарушается душевное равновесие молящегося. Ваххабиты небрежно относятся к памяти пророка Мухаммада, в остальных пророках и посланниках они ненавидят буквально то, чему не могут найти объяснение в своих скудных знаниях. Так, в Татарстане, они приходили в истерику от проведения чтения Корана и посвящения благости чтения памяти усопших. Они ненавидят могилы, разрушают их, для них могила — это просто яма для схрона покойников. Они не признают то, что является традиционным для мусульман России, да и всего мира, ибо для них посещение Булгар, Биляр, святых источников, могил праведников являются проявлением язычества и безбожия. В своей аргументации они используют манипулирование стихами Священного Корана, изменяя историю их трактовки, ниспослания и применения. В качестве аргумента для внушения они применяют метод устрашения огнем ада и мучениями.

Все это, конечно, некоторые внешние показатели, а ведь самое главное — это не внешнее, а внутреннее содержание. Большинство ваххабитских функционеров не ходят, засучив брюки с огромной бородой и яростью в глазах. Это милейшие люди, точнее, как говорил Пророк «волки под овечьими шкурами». Это люди, хорошо знающие психологию любого социотипа и методы обращения с ними. И самое страшное у ваххабита — это его идеология вседозволенности и человеконенавистничества. Уничтожь того, кто не разделяет твое мнение — это кредо ваххабизма.

И, скорее, ваххабиты могут говорить о своих успехах в деле распространения зла, нежели мы — об успехах в борьбе с ваххабизмом. Как печатали ваххабитскую литературу, так ее и продолжают печатать, как вещали те, кто прикрывает ваххабитов, называя их «братьями по исламу», так они и вещают, как обучали ваххабизму в ряде религиозных заведений, так и продолжают обучать. А каковы наши успехи? Может быть, ваххабизм исчез? Такое, по крайней мере, складывается впечатление, когда в СМИ этот термин вообще чуть ли не исчез в последние годы.

— Каковы, по Вашему мнению, реальные последствия принятого чеченским муфтиятом документа? Позволит ли данное решение действительно привлечь пророссийским силам в Чечне новых сторонников и сделать борьбу с террористами более эффективной?

— Реально голос ученых и духовенства будет услышан. Может быть, именно это решение станет той поворотной точкой, которая мобилизует чеченское общество на борьбу с общим для всех врагом — терроризмом, экстремизмом, обрядившимся в одеяния от ислама. И да будет воля Всевышнего на то, чтобы чеченцы от мала до велика смогли противостоять этому злу. Ибо в победе над этим врагом — залог сохранения их как крепкого народа, правоверных мусульман, наших соотечественников. И, думается, подобное мнение духовенства, ученых и старейшин народа станет фактором сплочения всех тех, кто ратует за сохранение территориальной целостности Российской Федерации, Чечни в ее составе. Дай Бог, чтобы этот шаг стал началом конца кровавой вехи в общей нашей истории.

— Не могли бы поделиться своими взглядами на такое явление, как «русские мусульмане»?

— Это факт, что русские люди принимают ислам. Но какой? И принимают ли они на самом деле ислам? Мне приходилось сталкиваться с теми, кто, будучи русскими, пришли своим путем в тот ислам, к которому призывает Господь. Без подсказок и посредников. Но таковых единицы. Большинство все же идут не туда. Веками русские и татары соседями жили, учились друг у друга. Татарские мусульмане придерживаются наиболее распространенного, разработанного и реального мазхаба (богословско-юридической школы) имама Абу Ханифы. Казалось бы, те из числа мусульман, кто встал на путь ислама, должны перенять именно эту модель вероучения. Но спектр разброса принявших ислам русских огромен, и он очень далек от той картины исламского мировоззрения, который господствовал здесь, в России. Среди принявших ислам — и последователи различных суфийских орденов, не характерных для мусульман России, и последователи шиизма, и сторонники движения «Таблиг», и сторонники строительства всемирного халифата, но большинство же составляют салафиты, муваххидиты, ваххабиты, что, по сути, одно и то же. Поэтому данные о том, что не менее 200 «русских мусульман» объявлены в розыск, арестованы или уже осуждены за участие в террористических организациях, не удивляют. Это лишь верхушка айсберга, реальная картина вовсе нам неизвестна!

Почему же большинство уходит в крайне реакционные псевдоисламские секты, движения, партии? Ответ простой: идет прикрываемая вуалью «демократии» и «прав человека» идеологическая, пропагандистская агрессия против ислама в России. Зайдите в любой крупный книжный магазин в Москве: подавляющее большинство мусульманской литературы, имеющейся в продаже, имеет лишь косвенное отношение к исламу. В основном это сектантские труды всего экстремистского интернационала, действующего под лозунгами ислама. А многочисленные активисты этих движений, кочующие из одной мечети в другую и вербующие в свои ряды молодежь? А фактическое оправдание и легитимация движений и сект рядом известных религиозных руководителей? Разве не это становится причиной того, что русские и русскоязычная молодежь столь живо воспринимают эти идеи. Мы же, традиционная религия, российский ислам, последователи Пророческого ислама, финансово слабы, мы не в состоянии напечатать миллион брошюр с разоблачением сатанинской лжи ваххабизма, заблуждения сторонников «строительства всемирного халифата». Мы не в состоянии наладить одну нормальную еженедельную передачу про ислам реальный, и мы не в состоянии оплатить ее трансляцию в «прайм-тайм». Вот где реальные причины ухода молодежи на тропинки, уводящие в сторону от ислама. Это повод задуматься для всех.

Персы говорят, что трудно приходится первые сто лет. Может, прошли уже те первые сто лет, и нас услышат, а не услышат — так скоро не останется тех, кто во всеуслышание будет об этом говорить. Нас не так много.

http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=33


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru