Русская линия
НГ-Религии Джованни Бенси10.08.2005 

Сто дней нового Папы
Бенедикт XVI считает, что у Церкви слишком много врагов

Трудно ли быть Папой Римским и главой самой крупной Церкви христианского мира? С этим вопросом журналисты обратились к Бенедикту XVI в конце июля, когда прошло сто дней с момента его избрания на престол Святого Петра.

Понтифик, который в тот момент отдыхал в Альпах на северо-западе Италии в местечке Ле Комбе, ответил, что в известном смысле это действительно весьма трудно. Тем более, добавил он, что «я никогда не думал об этом служении». Но в то же время Бенедикт XVI подчеркнул, что «люди очень добры ко мне и меня поддерживают».

Можно сказать, что нынешний Папа уже завоевал умы многих католиков, но не их сердца… Все признают, что он образованный, интеллигентный человек, первоклассный богослов, но при этом эмоционально он весьма сдержан. Поэтому любимцем народа, какими были его великие предшественники, например, Иоанн XXIII, Павел VI или Иоанн Павел II, он еще не стал. Бенедикт XVI и не старается быть на переднем плане. Начиная со своей первой проповеди после избрания и по настоящий момент, Бенедикт XVI повторяет, что в центре Церкви не Папа, а сам Христос, к которому и должна в первую очередь адресовываться любовь людей.

За первые сто дней своего понтификата Бенедикт XVI еще не издал никакого значительного документа, позволяющего определить характер его правления. Пока главной его инициативой стало издание сокращенной версии Катехизиса Римско-Католической Церкви. Полный вариант издан при Иоанне Павле II, а разработан он был при активном участии нынешнего Папы, тогда еще кардинала Ратцингера. (Существует издание Катехизиса и на русском языке.)

Однако этот сокращенный вариант, или так называемый «компендиум», не представляет собой ничего принципиально нового. В отличие от основного издания, компендиум состоит из вопросов и ответов, как когда-то водилось на уроках Закона Божьего. Нынешний Папа полагает, что современные католики нуждаются именно в подобном «преподавании церковного учения». Он считает, что современные католики отвыкли от глубинного познания истин веры и нуждаются в том, чтобы эти истины преподносились им в понятной, простой и удобоваримой форме.

В этом утверждении довольно много пессимизма, который в последнее время активно обсуждают СМИ. В проповедях Папы Римского Церковь предстает как осажденная крепость. У нее больше врагов, чем друзей. В последней речи, произнесенной им накануне избрания, Ратцингер назвал «релятивизм», относительность всякой истины, главной угрозой для христианской веры.

Он вернулся к этой теме и на исходе своих ста дней, обращаясь в Ле Комбе к священникам из епархии провинции Аоста. Выступая без подготовленного текста, Папа сказал: «Дело выглядит так, как будто люди в нас не нуждаются, и все то, что мы делаем, кажется бесполезным».

В этом выступлении Бенедикт XVI назвал еще одного «врага», который многим может показаться уже давно забытым, а потому и неактуальным. Речь идет об эпохе Просвещения, которая, по мнению Папы, как бы ожила в движениях и волнениях студентов 60-х годов XX века на Западе. Просвещение, сказал Бенедикт XVI, утверждало, что «историческое время Церкви и веры закончилось», однако «вера сохраняет свою жизненную необходимость и великую разумность». По словам Папы, «основные Церкви Запада выглядят так, как будто они вымирают, а секуляризированные общества все меньше и меньше испытывают потребность в Боге». Западный мир, согласно Бенедикту XVI, «устал от своей собственной культуры и дошел до той точки, в которой он больше не сознает, что Бог необходим».

Многие наблюдатели отмечают, что пессимизм Понтифика противоречит триумфализму некоторых других представителей Церкви. По их мнению, вера, наоборот, на подъеме. Все ее главные враги, начиная с марксизма, ниспровергнуты. Набирают силу массовые духовные движения, три миллиона паломников, в том числе и большое число молодежи, прибывают в Рим, стоят в очереди много часов, чтобы отдать последние почести Иоанну Павлу II.

Очевидно, что тут речь идет о чем-то более глубоком, чем конфликт между пессимизмом и триумфализмом. Новый Папа, возможно, хочет всколыхнуть совесть католиков, возбудить в них искру христианского самосознания, активного участия в жизни Церкви. Интерес Бенедикта XVI к этой теме позволяет предположить, что именно она и составит основу его первой энциклики, над которой, как утверждают осведомленные источники, он уже усердно работает.

Не исключено, что об этом Папа будет говорить и в Кельне на Всемирном дне молодежи, куда он собирается отправиться, совершая свою первую пастырскую поездку за пределы Италии. Кстати, именно в Кельне Понтифик посетит и местную синагогу. Это будет второй визит главы Католической Церкви в иудейскую общину после посещения в 1986 году Иоанном Павлом II римской синагоги. Тогда Папа назвал иудеев «нашими старшими братьями по вере».

Бенедикт XVI кровно заинтересован в продолжении экуменического диалога, особенно с Православной Церковью. Видимо, он ценит ее богословский и нравственный консерватизм, который Ратцингер постоянно декларировал, будучи главой Конгрегации по вероучению. Из ватиканских источников стало также известно, что 30 ноября, когда Католическая Церковь отмечает праздник св. апостола Андрея Первозванного, Папа хочет посетить Стамбул и встретиться со Вселенским Патриархом Варфоломеем I, который его пригласил в столицу бывшей Византии. Это могло бы стать жестом большого символического значения, поскольку апостол Андрей, согласно преданию проповедовавший в Малой Азии, особенно почитается в Константинопольской Церкви. Но для этой поездки нужно и приглашение турецкого правительства, настороженно относящегося к Бенедикту XVI из-за его критических замечаний по поводу вступления Турции в Европейский союз.

Что касается взаимоотношений с Московским Патриархатом, здесь можно говорить о том, что стороны заняли выжидательную позицию. Патриарх Алексий II осторожно высказался о том, что надежда на улучшение отношений между Церквями существует. Со своей стороны Ватикан также предпринял попытки возобновить дружественные связи. В июне Москву посетил кардинал Вальтер Каспер. Однако он не смог встретиться с Патриархом, и его визит ограничился рабочими встречами с представителем внешнеполитического ведомства Московского Патриархата — митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом. Тем не менее существенных перемен в ситуации пока нет.

Тема отношений между обществом и Церковью прозвучала и во время визита, который Бенедикт XVI нанес президенту Итальянской Республики Карло Адзельо Чампи в его римской резиденции дворце Квиринал. В приветственной речи Чампи в духе традиционного либерализма подчеркнул «светскость» итальянского государства, которое признает права Церкви, но при этом остается полностью автономным в своей политической и гражданской жизни. Папа не противоречил ему, но подчеркнул, что понятие «светскость» должно быть заменено понятием «здоровый светский дух», означающим, что государство имеет право на свою духовную и политическую автономию, но не должно исключать из общественной жизни религию.

Слова Бенедикта XVI прозвучали, что называется, не на пустом месте… В мае нынешнего года Католическая Церковь оказала успешное сопротивление проведению в Италии по инициативе Радикальной партии референдума об отмене закона, существенно ограничивающего возможности искусственного оплодотворения. Ватикан был против отмены этого закона, так как он вполне соответствует учению Католической Церкви.

Устами викария Рима кардинала Камилло Руини Церковь призвала католиков бойкотировать референдум, чтобы не допустить достижения кворума, ниже которого голосование недействительно. Так оно и произошло, референдум провалился. Это, в свою очередь, привело к ожесточенной полемике между «правыми» и «левыми» партиями о «вмешательстве» Церкви в дела суверенного государства. Но тем не менее провал референдума в Италии рассматривается как большая политическая победа Ватикана.

http://religion.ng.ru/facts/2005−08−10/1_100days.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru