Русская линия
НГ-Религии Владимир Легойда10.08.2005 

«НТВ+» займется спасением зрителей
На православном телевидении не будет неприличных программ

В конце июля телекомпания «НТВ+» открыла вещание общественного православного канала «Спас». На новом телеканале, обращенном, по мысли его создателей, к самой широкой аудитории, будут демонстрироваться ток-шоу под общим названием «Русский час», документальные фильмы, а также просветительские, образовательные и новостные программы. Кому нужно сейчас православное телевидение, кто будет его делать, можно ли рассказать о религии так, чтобы это было интересно массовому зрителю, уместятся ли сложные богословские и философские темы в прокрустово ложе телевизионного формата — об этом и многом другом рассказал корреспонденту «НГ-религий» ведущий ток-шоу «Русский час», главный редактор православного журнала «Фома» Владимир Легойда.

— Владимир Романович, чем, на ваш взгляд, светское телевидение отличается от православного?

— То, что происходит сейчас на нашем телевидении, нередко находится за гранью добра и зла. Представьте, что творится в душе человека, который смотрит только программы «Розыгрыш», «Аншлаг» и «Дом-2»! Надеюсь, что «Спас» будет в духовном и интеллектуальном плане нормальным телеканалом.

Мы не будем относиться к нашим зрителям как к дебилам. Отличие в том, что на светском канале попадаются и приличные программы. На «Спасе» не будет неприличных.

— Канал «Спас» начинает вещание на «НТВ+», то есть пока он доступен только владельцам спутниковых антенн. Но ведь большинство православных в России — люди малообеспеченные и такое телевидение им недоступно…

— Во-первых, православные бывают разные: и малообеспеченные, и хорошо обеспеченные. Во-вторых, «Спас» предназначен не только для воцерковленной аудитории, но для самого широкого зрителя. Насколько я понимаю, имущественный ценз для христианского просвещения и проповеди еще никто не вводил. Мне близка позиция польского режиссера Кшиштофа Занусси, который считает, что сегодня нужна евангелизация богатых людей, им тоже надо говорить о Христе.

В-третьих, «НТВ+» — это только первый шаг. Следующим должен быть выход «Спаса» на кабельное ТВ и региональные частоты. Так что я не стал бы говорить о нашем канале как о «православном телевидении только для богатых».

— Как вы собираетесь решать проблему кадров? Многие современные журналисты не очень-то компетентны в религиозных вопросах, а уровень конфессиональной журналистики зачастую оставляет желать лучшего.

— Лично у меня высокопрофессиональная команда, включая главного редактора канала Ивана Демидова и привлеченных им специалистов, большинство ведущих сомнений тоже не вызывает. Что касается среднего звена — репортеров, монтажеров, операторов, — тут я думаю, это задача решаема, хотя и не без труда.

— Вы позиционируете свой канал как православный, но ведь Русская Православная Церковь (РПЦ) — не единственная Православная Церковь в мире. Собираетесь ли вы как-то поддерживать отношения с представителями других Православных Церквей?

— Конечно. Мы собираемся приглашать в программу не только представителей других Православных Церквей, но быть достаточно открытыми для диалога с другими конфессиями. Более того, мы открыты для разговора и спора с атеистами.

— В последние годы РПЦ, если можно так выразиться, все теснее смыкается с различными государственными структурами, иногда даже создается впечатление, что православие может быть объявлено государственной религией. Принимает ли государство какое-либо участие в финансировании «Спаса»?

— Сегодня ни Церковь, ни государство никак не участвуют в создании телеканала. Единственная возможность быстро сделать телеканал — привлечь частного инвестора и сделать проект коммерческим. Я не вижу в этом ничего страшного.

— Уже заявлено, что на вашем канале будут только ток-шоу, документальные фильмы и новости. Собираетесь ли вы освещать события сегодняшнего дня с точки зрения православного человека?

— В программах предполагается религиозно-философское осмысление как сегодняшних событий, так и исторических. Конечно, в тех рамках, которые позволяет телевизионный формат, не самый глубокий из существующих медийных форматов.

— Будете ли вы касаться каких-то острых тем, скандалов, происходящих внутри РПЦ?

— Мы, безусловно, будем касаться острых тем, которые, с нашей точки зрения, являются важными. Например, сегодня многие живут церковной жизнью, но внешняя церковная жизнь автоматически не означает благодатной жизни во Христе.

Мне кажется, это острая проблема, достойная обсуждения. А то, что где-то там, какой-то батюшка обвенчал кого-то, кого он по канонам не должен был венчать и т. д., зачем вообще об этом много и ежедневно говорить? Это вопрос церковной дисциплины, а не общественного обсуждения или духовной потребности.

Сегодня фактом становится то, о чем рассказывают в новостях. Таким образом виртуальная среда все более становится реальной. Зачем же умножать скандалы? Насущные проблемы духовного поиска, религиозно-философского осмысления истории и современности гораздо нужнее людям, чем «жареные факты». Давайте говорить о том, что важно.

— РПЦ — достаточно закрытая структура. Иногда журналистам не так-то легко получить какой-то внятный комментарий по актуальным вопросам от церковного руководства, отсюда недопонимание, возникающее между Церковью и СМИ. Как вы думаете, появление «Спаса» сделает Церковь более открытой?

— Такая проблема существует, и я надеюсь, что с нашей помощью она хотя бы станет менее острой. Ведь Церковь — это не корпорация священнослужителей, это и миряне, которые живут церковной жизнью. Они тоже могут сделать жизнь Церкви более доступной самым широким кругам.

— Среди ведущих «Спаса» присутствует такая неоднозначная фигура, как Дугин. Не боитесь ли вы, что это может оттолкнуть от канала многих из ваших потенциальных зрителей?

— Лично меня его присутствие не смущает. У нас с ним разные взгляды на многие вещи, но я считаю, что на православном канале не должно быть полного и абсолютного единомыслия во всем.

— На канале «Спас» не будет ни кино, ни сериалов, ни мультфильмов. Это принципиальная позиция руководства телеканала?

— Это позиция главного редактора, но я не думаю, что она является догматической установкой. Допускаю, что со временем ситуация с кинофильмами на канале «Спас» может измениться.

— Известно, что многие православные священники не рекомендуют своим прихожанам смотреть телевизор. Есть и такие семьи, где этот предмет современного быта вообще отсутствует. Как вы думаете, с появлением в эфире православного телеканала ситуация изменится?

— А я не думаю, что ее нужно менять. У меня, например, телевизор есть («НТВ+» тоже), но я знаю многих православных людей, у которых его нет, и это отнюдь не делает их менее информированными или отсталыми. В современном мире существует масса других источников информации. Что касается нашего телеканала, то я не считаю, что появление «Спаса» в эфире призвано как-то перевоспитать тех, кто не питает симпатии к телевидению. Он необходим как раз тем, кто его постоянно смотрит.

Хотя, если кто-то сейчас решает купить телевизор, чтобы смотреть «Спас», я бы такого человека не стал отговаривать.

Юлия Глезарова

http://religion.ng.ru/politic/2005−08−10/3_ntv.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru