Русская линия
Русский дом Андрей Савельев09.08.2005 

Непроигранные войны

Надругательство над русской историей стало привычным делом для пишущей и читающей публики. Если в советское время все неудачи Российской Империи списывались на «царизм», то в ельцинской России весь исторический путь России был подвергнут осмеянию, извращению и оскорблению.

Но самое подлое издевательство «образованцев» проявляется тогда, когда русская трагедия бесспорна, когда исторические факты свидетельствуют о наших поражениях. Здесь интеллигенция не знает удержу: она добавляет ко лжи советских учебников свои домыслы, призванные доказать, что любое наше отступление есть проявление русской натуры. Мол, все наши победы — ничто, а наши поражения — истинное свидетельство о России и русских.

Русско-японская война доныне оценивается в общественном сознании как позор России. Этому учат наших детей в школе. И даже подвиг «Варяга» поставлен под сомнение, о трагедии Цусимы и говорить нечего.

В этих писаниях находит своё отражение давняя русофобия. Ведущие державы мира увидели в России опасного конкурента и всеми силами стремились втянуть Россию в войну на удалённом от промышленных центров театре военных действий. Это был успех их дипломатии. Европейские милитаристы науськивали и вооружали Японию, подогревая в этом небольшом государстве имперские настроения и соблазняя завоеванием огромного Китая. Россия встала на пути агрессивных замыслов Японии, поскольку видела в Китае особую цивилизацию, великую империю, с которой Российской Империи надлежало дружить, а не воевать.

Европейские и американские «доброхоты» обеспечили Японии перед началом войны двукратное морское (по числу судов) и пятикратное сухопутное превосходство над дальневосточной Россией. Технический уровень военной машины Японии был вполне европейским.

Россия же в те времена вынуждена была заниматься преимущественно внутренними делами — её расшатывало революционное движение, также заботливо инспирированное иностранными державами. Россия не могла воевать на два фронта — внутренний и внешний.

Почему-то многие считают, что это Россия напала на маленькую Японию, а та сумела дать отпор, продемонстрировав невиданное упорство солдат и гениальность своих генералов и адмиралов. В действительности всё было совсем не так. Отлично подготовленная к войне Япония внезапно атаковала российские военно-морские базы и вывела из строя большую часть российского флота. Заметную роль в этом сыграли две трагические случайности — гибель двух флотских командующих — адмирала Макарова и контр-адмирала Витгефта. Но даже при этом русский флот демонстрировал способность сражаться с многократно превосходящим его противником.

Операции были для русской армии успешными. При штурмах недостроенной крепости Порт-Артур японцы потеряли около 100 тыс. человек, русские — 27 тыс. Под Ляояном потери японцев составили 24 тыс., наши — только 18 тыс. Лишь под Мукденом успех был на стороне Японии — русские потери составили 90 тыс., японские — свыше 70 тыс. Людские и материальные ресурсы Японии, необходимые для ведения войны, к лету 1905 года были исчерпаны, а русская армия ждала значительных пополнений, которые спешно продвигались из центральных районов России (во время войны удалось увеличить пропускную способность Транссибирской магистрали вчетверо).

Тяжёлым поражением России стала гибель в мае 1905 года балтийской эскадры в Цусимском проливе. Этим воспользовалась либеральная общественность, обвинив русское военное руководство в бездарности, а Россию в целом — в неспособности противостоять Японии. В действительности, в Цусимской трагедии русские моряки проявили чудеса храбрости и героизма. Не их вина, что военные заводы поставляли в распоряжение флота негодные снаряды, которые просто не взрывались. Не их вина, что противник имел огромное превосходство в тяжёлой и средней артиллерии, сметавшей с палуб русских кораблей всё живое. Не их вина, что японская артиллерия могла стрелять втрое быстрее, фугасные снаряды японцев имели впятеро большую взрывную силу в сравнении с нашими бронебойными, а скорость хода эскадры японцев превосходила русскую в полтора раза. Эти причины обусловили гибель русской эскадры и почти полную неуязвимость японского флота.

Мы должны говорить не о вине, не о позоре, а о славе русской и катастрофе Цусимской битвы и обороны Порт-Артура, как в Крымскую войну — при обороне Севастополя. «Мученики за Россию» назвал в 1908 году свою статью о Цусиме талантливый русский публицист М.О. Меньшиков (в прошлом — морской офицер). «Нельзя собрать костей героев со дна Великого океана, чтобы заключить их в общую братскую могилу, но можно и следует построить храм, где были бы благоговейно погребены имена их, куда приходили бы оплакивать их осиротевшие жёны и дети и где Россия могла бы, поминая их, преклонить колени», — писал он.

Позорной была для России сдача в плен 20 тыс. солдат под Мукденом, но сдачу нескольких кораблей при Цусиме следует защитить от торопливых обвинений. Вышедшие из боя корабли фактически представляли собой плавучие госпитали, где почти все живые были раненными, а средства ведения боя исчерпаны; арсеналы пусты, орудия разбиты. Да ведь и не все сдавались, а только меньшинство — русские моряки предпочитали принять неравный бой и пойти ко дну!

Главная причина поражения России в Русско-японской войне 1904−1905 гг. не в военной технике и слабости военного руководства, а во внутренней измене, ударившей в тыл русской армии. Распропагандированные революционными партиями массы готовы были развязать войну против собственного правительства и убить Россию. Дворцовые интриганы плели заговор против Самодержца.

Нет, не война, не поражение в войне вызвали к жизни революционное движение, а это самое революционное движение подорвало силу России — стойкость её солдат, решительность генералов и дипломатов. Дипломаты под давлением изощрённых политиков Запада убедили Государя Николая II в том, что войну надо во что бы то ни стало прекратить — иначе нам грозит вмешательство Великобритании, Германии, США, а также недовольство народных масс, якобы уставших от войны. Надо отметить также коварную позицию министра финансов С.Ю. Витте, который накануне войны втрое сократил военный бюджет. Витте предпочитал финансировать строительство торговых причалов порта Дальний, но не достраивать крепость Порт-Артур. Он подписал летом 1905 года торопливый мирный договор с Японией. Тогда русская армия на суше втрое превосходила японскую и могла нанести ей сокрушительное поражение.

Участник войны генерал Е.И. Мартынов писал о том, что в России национализм есть понятие отжившее, патриотизм не достоин современного «интеллигента», который должен в равной мере любить всё человечество, что война есть остаток варварства, армия — главный тормоз прогресса и т. п. Подобные мнения, разрушительные для всякого государственного строя, распространялись тогда в широких кругах русского общества.

В Японии действовала общенациональная система военно-патриотического воспитания и патриотическая пропаганда, в России — русофобская пропаганда. То же видим мы и сегодня. Нынешняя российская школа и нынешняя российская журналистика готовят России последнюю катастрофу.

Мы уступили Японии в непроигранной войне. Россия вынуждена была подписать мирный договор на условиях японцев, не одержавших над нашими войсками решительной победы, под угрозой мировой войны и внутреннего мятежа. Этот сценарий был разыгран против России в феврале 1917 года и обернулся крахом Империи. В ХХ веке мы успели потерять свою страну ещё раз — в 1991 году, сдавшись русофобам и изменникам в непроигранной «холодной войне».

Сегодня мы находимся в условиях интервенции Запада и торжества изменников всех мастей и рангов. Русская трагедия разыгрывается у нас на глазах. Если мы не поймём трагических уроков собственной истории, то лучшим сынам России останется только погибнуть в последнем бою, затопив свои корабли.

http://www.russdom.ru/2005/20 0508i/20 050 811.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru