Русская линия
Интерфакс-РелигияМуфтий Шафиг Пшихачев08.08.2005 

Мы все объявляли джихад ваххабизму, потому что он вне шариата как такового, когда силовой метод, убийства «неверных» ставятся во главу угла

Какие задачи сегодня стоят перед мусульманами Северного Кавказа? В чем специфика ваххабизма в России? Удалось ли достичь успехов в борьбе с религиозным экстремизмом в стране? На эти и другие вопросы корреспонденту портала «Интерфакс-Религия» Алексею Соседову ответил исполнительный директор Международной исламской миссии муфтий Шафиг Пшихачев

— За последние несколько лет во всех северокавказских муфтиятах, за исключением духовного управления мусульман Карачаево-Черкесии, сменилось руководство. Как это сказалось на развитии ислама?

— Я думаю, что совсем негативно наверняка не сказалось. Вообще по этому региону особых разногласий у духовных лидеров северокавказских республик никогда не было. Конечно, нужна какая-то проработка, чтобы из духовных управлений Северного Кавказа создать команду. Нужен лидер, чтобы он мог сплотить их и повести дальше. У нас уже есть Координационный центр мусульман Северного Кавказа. Сегодня необходимо направить усилия на то, чтобы он в новых условиях работал более слаженно, получил новый импульс в своей деятельности.

— Каковы сейчас приоритетные направления деятельности Координационного центра мусульман Северного Кавказа?

— Я могу выделить два основных направления. Во-первых, это противодействие экстремизму. Необходимо не допустить втягивания молодых людей в экстремистские группировки. И здесь проводится целый комплекс мероприятий, в первую очередь, образовательного характера. Поэтому в качестве второго приоритета можно выделить просвещение, улучшение системы образования. Я рад, что сейчас в Дагестане приняли образовательный стандарт для исламских учебных заведений, которых очень много в республике. Здесь более 16 высших религиозных учебных заведений. Я считаю необходимым принятие многоуровневой программы образования, чтобы люди могли иметь возможность узнавать и понимать, что такое отклонение от религиозных истинных норм. Сегодня есть намерение созвать руководителей в сфере образования северокавказских республик и принять образовательный стандарт для всего региона. Проработка уже идет. Если получится этого достичь, то это будет продвижением вперед к упорядочиванию религиозного образования, а значит, и в борьбе с экстремизмом. Ни для кого не секрет, что образование — это самая большая препона распространению экстремистских идей.

Кроме того, говоря о приоритетах деятельности нашего Центра, хотелось бы видеть системное развитие отношений между государством и религией в республиках Северного Кавказа. В аппарате Южного федерального округа очень эффективный Миротворческий межконфессиональный совет. С его помощью можно более системно организовывать церковно-государственные отношения.

Хотелось бы добавить, что мы работаем в очень тесном взаимодействии с Русской православной церковью, особенно в Адыгее. Там, насколько я знаю, и муфтий республики Нурбий Емиж, и епископ Майкопский Пантелеимон все вопросы, которые находятся в их компетенции, решают совместно перед республиканскими властями. Я часто за советами обращаюсь к епископу Ставропольскому и Владикавказскому Феофану. Будучи человеком, который долгое время работал в Кабардино-Балкарии, я могу сказать, что там представители иудейской общины всегда принимают участие во всех мероприятиях и взаимодействуют с ДУМ республики и настоятелями православных церквей.

— Вы долгое время боролись с экстремизмом под знаменем ислама. Как может неспециалист отличить ваххабита от добропорядочного мусульманина?

— Мы несколько лет назад давали определение такой группе людей, которые себя считают «ваххабитами» или сторонниками «чистого ислама». С одной стороны, это можно считать внутренними вопросами мусульман, но здесь нужно учитывать очень важную вещь. Когда человек не признает никакие законы, которые нужно соблюдать в том государстве, где он живет, обозначает, что он игнорирует их и позиционирует себя вершителем судеб, начинает проводить своего рода «ревизию» душ — это для меня дикость, которую не принимает ни одна религия. Мне непонятно, почему человек, такой же смертный, как и я, начинает разбираться в моей душе и выяснять, насколько я верю во Всевышнего. Это недопустимо, потому что даже сам Пророк говорил: «Я не господин ваших душ, я господин ваших ушей», то есть он доводил до нас то, что ему обязывал передавать Всевышний, а состояние душ знает только Бог, и ему судить. А эти люди, выясняя, что тот или иной человек якобы не уверовал искренне, дают себе право похищать его, лишать имущества, жизни. И когда во главу угла ставится война, воинственность, только силовой метод, конечно, это ислам не приемлет. Мы считаем, что это — отклонение от норм ислама.

Кроме того, представителей других религий или религиозных направлений они открыто называют «неверующими». Самое интересное, что и внутри религий они не признают никаких юридических богословских школ, в частности, четыре «мазхаба», то есть правовые школы, в суннизме, а шиизм они вообще считают сектой. Все это приводит к дискредитации истинных целей ислама.

Еще основоположник ваххабизма Мухаммад бен Абд уль-Ваххаб обозначил методы достижения цели мусульманина. И, к великому сожалению, основным средством этого достижения он поставил именно силовой прием. Когда же это движение начало разворачиваться, он обвинил всех, кто не был согласен с его взглядами, в неверии и объявил им войну. Есть такая печальная страница в истории Саудовской Аравии, связанная с именем Мухаммада бен Абд уль-Ваххаба, когда он вырезал целые мусульманские поколения ни в чем не повинных людей, из которых некоторые вообще даже не знали о его существовании. Поэтому сегодня сторонники таких идей и методов получили прозвище «ваххабитов» не «с потолка». Кроме того, основной настольной книгой их является «Единобожие» Мухаммада бен Абд уль-Ваххаба. И выражение «ваххабиты» появилось впервые у брата основателя ваххабизма, который всю свою жизнь боролся против этих абсурдных идей. В Саудовской Аравии Мухаммада бен Абд уль-Ваххаба считают революционером в положительном смысле слова, но стоит подчеркнуть: то, что происходит у нас, Саудовская Аравия никогда не допустит. Например, в Сирии, Турции и Египте ваххабизм не запрещен законодательно, поэтому давать юридическую формулировку, кого считать ваххабитом, а кого нет, мы не в состоянии. Но в народе он остается как ваххабизм, и мимо этого названия пройти нельзя.

— Достигнуты ли какие-нибудь успехи в борьбе с ваххабизмом или же, наоборот, это течение продолжает беспрепятственно распространяться?

— Сейчас, конечно же, достигнуты успехи. Эти люди занимались декларированием своих идей, в том числе и в Кабардино-Балкарии, но долгое время это не выходило на поверхность. Они находились в подполье. В Нальчике, Чечне, Северной Осетии, Карачаево-Черкесии мы видим подвижки в сфере борьбы с ними. Развитие эти идеи не получили и потеряли свою привлекательность еще в середине 2000 года. Сначала они пользовались некоторой поддержкой населения, но со временем стало видно, что идеи расходятся с их реализацией. Я делаю такой вывод на основе многочисленных бесед с родителями молодых людей, которых ваххабиты вербовали. Эти люди стали вносить расколы в семьи. Некоторые дети отказывались принимать пищу только потому, что их матери готовили, не надев платка. Некоторые покидали учебные заведения с аргументом, что нельзя учиться там, где шариат не является основополагающим. Потом их начали отправлять в лагеря, которые находились на территории Чечни. В конце девяностых годов, когда функционировал лагерь Басаева, случалось, что в месяц отправляли до 20 человек. Парень уходил и отсутствовал два месяца, говоря, что едет на двухмесячные курсы или семинар. Сегодня применяется законодательный механизм, и экстремисты находятся в розыске, в бегах, а их идеи не находят позитивного развития в республиках Северного Кавказа.

— Как Вы оцениваете недавнее объявление чеченским муфтиятом джихада ваххабизму?

— Джихад ваххабизму объявлял еще Ахмад Кадыров. Мы все объявляли джихад ваххабизму, потому что он вне шариата как такового в той форме, о которой мы говорили, когда силовой метод, убийства «неверных» ставятся во главу угла.

— Как Вы объясняете тот факт, что, по данным правоохранительных органов и экспертов-исламоведов, среди новообращенных мусульман исключительно высок процент экстремистов? Так, не менее 200 «русских мусульман» объявлены в розыск, арестованы или уже осуждены за участие в террористических организациях.

— Мне сложно ответить на этот вопрос. Я слышал и такие высказывания, в том числе и муфтия Татарстана Гусмана Исхакова, который выступил против обращения русских в ислам. Если человек принял ту или иную религию и его внутреннему состоянию соответствует та или иная религия — это его право. Если он преследует какие-то свои цели — это плохо. Я мало знаком с новообращенными мусульманами, поэтому мне очень трудно судить.

— На какой стадии сейчас находится возведение в Москве мечети, которое мусульмане Северного Кавказа начали еще несколько лет назад?

— В настоящее время происходит проработка и согласование этого проекта в Мосгорархитектуре. И после этого, я надеюсь, мы сможем начать строительство.

http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=32


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru