Русская линия
Росбалт Филипп Мостоцкий08.08.2005 

Незваный дар

Петербург к 1000-летию Казани решил подарить столице Татарстана памятник Петру I. Монумент предполагается установить на Петербургской улице, реконструкция которой и есть основной подарок Северной столицы к юбилею. К 300-летию Петербурга Татарстан тоже ремонтировал Казанскую улицу. Монументов, правда, не ставили — Барклай де Толли и Кутузов у Казанского собора соседства не потерпят.

Но перспектива тесного соседства с «отцом геноцида татарского народа», как назвали Петра I некоторые общественные организации и политические партии Казани, столицу Татарстана напрягла. Власти оказались в непростой ситуации — памятник уже привезен, реконструкция завершена, улица с названием «Петербургская» ждет логического завершения — открытия памятника основателю Петербурга, а в Казани собирают подписи против установки монумента.

Кто, если не он?

Петербург и Казань решили поздравить друг друга реконструкцией одноименных улиц еще до всех юбилеев — соглашение об этом было заключено летом 2002 года. Казань свой подарок сделала, а в этом году Северная столица, выделив из бюджета 150 млн рублей, создала в Казани своего рода «маленький Петербург». На участке длиной 560 м (площадью 28 тыс. кв. м) чувствуется петербургский дух: здесь мосты, фонтаны, грифоны, пушки и даже ротонда, украшенная копией купола Казанского собора. В центре площади, напоминающей Марсово поле, железная логика проектировщика определила появление бюста Петра I.

С точки зрения петербуржца, все правильно: кому еще ставить памятник на Петербургской улице, как не основателю Северной столицы? Являясь бесспорным хитом петербургской городской скульптуры, Петр стал надежным оплотом державного менталитета петербуржцев, воплощением имперской воли реформатора. За шлейфом умело поддерживаемой властями славы редко кто вспоминает о жестких методах управления страной и тысячах загубленных жизней. Мы привыкли считать, что цели, определенные Петром, вполне оправдывали применяемые им средства. Покорение новых земель, защита уже занятых рубежей требовали от народа максимального напряжения духовных и физических сил.

Но если памятники Петру I на улицах Петербурга не вызывают нареканий горожан, то историческая память татарского народа оказалась весьма крепкой. С середины июля в Татарстане начался активный сбор подписей против установки в Казани бюста императора. По данным организаторов акции, представителей Татарского общественного центра, свои подписи под обращением к властям поставили уже более 5 тысяч человек.

Ответим бюстом Чингисхана в Москве!

Оппозиция, представленная Татарским общественным центром и Союзом мусульманских женщин, 12 июля перешла к активным действиям и провела в Казани пикет против установки памятника Петру. «Мы возмущены необдуманным шагом администрации Казани и выражаем категорический протест против установки памятника», — заявил один из активистов Татарского общественного центра Юнус Камалутдинов. По его словам, Петр I уничтожил половину татарской нации, только в одном Персидском походе погибли более 60 тысяч татар. В Казани вспоминают переданный историками приказ императора: «А басурман (мусульман) зело тихим образом, чтобы не узнали, сколько возможно, убивать».

Добавил масла в огонь и председатель татарской Народно-демократической партии «Ватан», базирующейся в Москве, Мохаммят Миначев. Он написал губернатору Санкт-Петербурга письмо, в котором высказал свое недоумение по поводу выбора подарка. Среди прочего, партийный лидер заявил: «По своим антитатарским деяниям ни одному российскому царю не может быть поставлен памятник не только в Казани, но и по всему Поволжью, поскольку колонизация края была варварски жестокая, и пролилось много крови». Миначев не усомнился в добрых намерениях Валентины Матвиенко и посоветовал подарить Казани «что-нибудь более политкорректное, например, часть археологических памятников старины из тюркских курганов, которые пылятся десятилетиями в запасниках Эрмитажа».

К общей волне протеста подключились многочисленные Интернет-ресурсы Казани и казанской общины в Москве. На некоторых из них — то ли в шутку, то ли всерьез — предлагается основать движение за установку на центральных площадях Москвы памятников Чингисхану, Тохтамышу или хану Батыю.

Петр Великий или Гумилев?

В целом претензии татарской общественности к Петру I выглядят следующим образом. Во-первых, император в Казани не бывал и ничего хорошего для города не сделал. Во-вторых, по указанию Петра I на территории современной Татарии была введена тяжелая повинность, известная в истории как «лашманство». Крестьян обязали валить лес и вывозить его на своих лошадях для строительства военных кораблей. Из-за неимоверно тяжелых условий труда, несчастных случаев и болезней многие тысячи «лашманов» сложили свои головы. Все та же непосильная эксплуатация сгубила татар, насильно согнанных для строительства новой столицы России — Петербурга. Не забыли татары и о том, что Петр I обладал достаточно спорными личными качествами, а некоторые православные священники называли его не иначе как антихристом.

Окончательно запутало ситуацию вокруг памятника сообщение татарстанских СМИ с заголовком «Памятника Петру I в Казани не будет! Будет памятник защитнику татар Льву Гумилеву». Оказалось, что татарские общественные организации, наконец, определились с подходящей альтернативой Петру I и предложили властям Северной столицы установить памятник почитаемому татарским народом ученому-историку Льву Гумилеву.

Железная пята государства

Во второй половине июля борьба вокруг памятника поутихла. Общественные организации Татарии упорно ждали внятного ответа от властей. Между тем, как оказалось, Петр I, не замечая народного протеста, спокойно готовился к установке, приобретая должный торжествам лоск. На днях бюст императора успешно доставили в Казань, сообщив об этом общественности на брифинге в администрации города. Глава администрации Камиль Исхаков на том же брифинге высказал свои аргументы в пользу установки Петра I. По словам чиновника, возможно, на месте императора мог быть бюст иного деятеля, чтобы не накалять обстановку в многонациональной республике. Однако личность царя-реформатора трудно переоценить. Это при его участии в Казани стало развиваться строительство морских судов. Поэтому Петр Великий займет достойное место на улице, которая будет стилизована под набережную Невы.

Реакция петербургской администрации вызвала еще больше вопросов. Из разговоров с чиновниками различных комитетов стало понятно, что Петербургскую улицу в Казани знают, готовят и всячески опекают все кому не лень, а вот памятник Петру I появится на своем месте, благодаря исключительно обезличенной исторической закономерности. При попытке узнать, кто автор идеи, в комитете по внешним связям этот вопрос комментировать не стали, ссылаясь на то, что Петербургская улица целиком и полностью отдана на откуп комитету по благоустройству и дорожному хозяйству. В комитете по благоустройству, в свою очередь, заверили, что за реконструкцию улицы отвечают полностью, но к памятнику Петру I никакого отношения не имеют.

До юбилея Казани, а, следовательно, и открытия Петербургской улицы, осталось меньше месяца. Времени на обсуждение вопроса и замену памятника уже попросту не осталось.

Казанские противники памятника Петру Великому пообещали не сдаваться. Председатель партии «Ватан» Мохаммят Миначев заявил: «Мы будем бороться против памятника и дальше, пока он не исчезнет с постамента. С одной стороны, подарок есть подарок, но, с другой стороны, не всякий подарок бывает мил сердцу. Этот подарок Казани дарить никак было нельзя. Но у нас в стране никогда не принимали во внимание народное мнение. Думаю, не ошибусь, если скажу, что 90% татар не поддерживают установку памятника».

Казанским общественным организациям можно лишь посочувствовать и пожелать большей оперативности. Ведь о намерении поставить в Казани памятник Петру Петербург заявил еще в том самом 2002 году, когда и было подписано соглашение. Однако до последнего времени никто не возмущался. А когда в Казани осмелились заявить о бестактности «дареного коня», менять что-либо было уже поздно. Петербургским властям же хочется напомнить, что Северная столица располагает двумя крупнейшими исследовательскими институтами, специализирующимися на изучении народов — Кунсткамерой и Российским этнографическим музеем. При выборе подарка 1000-летней Казани, которая, к слову, старше Петербурга и петровских реформ на целых 700 лет, к мнению петербургских этнографов, антропологов и историков можно было бы прислушаться.

Чиновники постоянно упоминают о том, что Россия — многонациональное и многоконфессиональное государство, в котором мирно сосуществуют 160 национальностей. Историю России каждый ее народ воспринимает по-своему. И если для Петербурга Петр I — любимый основатель и смелый реформатор, то для Казани в этой исторической личности все далеко не так очевидно. На этом примере можно понять, какое значение для нашего государства имеет этика межрегиональных отношений. Нарушать ее, пусть даже непредумышленно, значит порождать новые ненужные споры и конфликты.

http://www.rosbalt.ru/2005/08/05/220 546.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru