Русская линия
Страна.Ru Михаил Первушин08.08.2005 

Мальчика из России уморили голодом в штате Мэриленд

В Соединенных Штатах завершено следствие по факту гибели очередного российского ребенка от рук приемных американских родителей. По данным судебно-медицинской экспертизы округа Хартфорд, штат Мэриленд, причиной смерти 8-летнего Дениса Мэримена (Урицкого), бывшего воспитанника детского дома города Очера Пермской области, стало голодное истощение. По словам представителя местной полиции, приемным родителям мальчика — Сэмюелу и Донне Мэримен, уже официально предъявлены обвинения в совершении убийства первой степени. Но, несмотря на страшное преступление, они были освобождены из-под стражи до суда, который, вероятнее всего, начнется не раньше октября, под имущественный залог в размере 50 тысяч долларов. По словам пресс-секретаря посольства РФ в Вашингтоне, Денис был усыновлен четой Мэримен в январе 2000 года вместе со старшим братом и двумя старшими сестрами, которые сейчас находятся на попечении социальных служб округа Хартфорд. Напомним, что только с 1996 года в США погибло не менее 13 приемных детей из России.

В связи со смертью Дениса Генеральная прокуратура России заявила о намерении провести немедленную проверку в Пермской области, откуда родом погибший мальчик. «Прокурору Пермской области поручено провести проверку соблюдения законодательства РФ, в том числе порядка усыновления умершего мальчика и предоставления отчетов о положении ребенка в приемной семье», — сообщил журналистам в пятницу заместитель генерального прокурора РФ Сергей Фридинский. «Особую обеспокоенность вызывает тот факт, что США стали абсолютным лидером по числу российских детей, погибших от рук приемных родителей — 13 детей за последние несколько лет», — заявил Фридинский.

Известие о страшной смерти маленького Дениса пришло одновременно с началом судебного разбирательства над жительницей штата Северная Каролина Пегги Сью Хилт, которой инкриминируется убийство приемной дочери из России Виктории Баженовой. По предварительным данным, двухлетнюю Викторию, получившую при удочерении имя Нина-Виктория, мать жестоко избила 3 июля. На следующий день Хилт на автомобиле приехала к родным в Манассас, где потерявшая сознание девочка была доставлена в одну из местных больниц. Но врачи не смогли помочь двухлетнему ребенку и через пару часов констатировали ее смерть. Увидев на теле малыша многочисленные синяки и ушибы, медики заподозрили рукоприкладство со стороны матери и немедленно сообщили об этом в полицию. Хилт поначалу объясняла кровоподтеки и травмы на теле Нины следствием ее падения с лестницы, якобы произошедшего до отъезда в Вирджинию.

Однако показания приемной матери носили противоречивый характер и не удовлетворили блюстителей порядка, которые решили продолжить допросы. Впоследствии женщина созналась, что утратила контроль над собой из-за поведения ребенка. Из протоколов следует, что Хилт трясла девочку, бросала ее на пол, била ногами и кулаками. Уголовного прошлого Хилт, работавшая до января текущего года ассистентом зубного врача в городе Роли (Северная Каролина), не имела. Ее муж Кристофер Хилт — специалист в области компьютерной техники. Нина-Виктория была не единственным приемным ребенком в семье: в 2001 году супруги удочерили на Украине девочку по имени Ольга. Девочке в настоящее время 5 лет.

После первого заседания в среду председательствующая на процессе судья Мэри Грейс О’Брайен постановила, что следующее слушание «по делу Хилта» состоится 4 октября. Задержка объясняется требованием адвоката приемной матери Уильяма Стивенса провести психиатрическое освидетельствование его клиентки. По всей видимости, вынесения приговора можно будет ожидать не раньше весны будущего года. 33-летней Хилт, находящейся сейчас под стражей без права освобождения под залог, грозит тюремное заключение на срок от 5 до 40 лет.

В мае нынешнего года жительница штата Иллинойс Ирма Павлис уже была приговорена к 12 годам лишения свободы за убийство приемного сына из России — 6-летнего Алеши. В ходе этого дела, также получившего широкое освещение в российских и американских СМИ, Павлис обвинялась в жестком избиении мальчика, повлекшем смерть ребенка. Во время процесса врачи, проводившие осмотр мальчика, в своих свидетельских показаниях заявили, что многочисленные повреждения (кровоизлияние в мозг и гематома мозга, ушибы и кровоподтеки по всему телу) говорят о продолжительном жестоком обращении с ребенком.

Все эти убийства вызвали огромный резонанс как в России, так и в США и, без сомнения, высветили комплекс проблем, связанных с усыновлением американскими родителями российских детей. По мнению экспертов, ключевая из них заключается в том, что Соединенные Штаты не являются страной-участницей Гаагской конвенции о международном усыновлении 1993 года, предусматривающей существование национального надзорного органа, который следит за судьбой приемных детей. Что же касается России, подписавшей этот документ в 2000 году, то она до сих пор его не ратифицировала. В США отсутствует система федеральных органов по надзору за международным усыновлением, нет даже надзорных органов на уровне штатов. В этих условиях контроль за условиями жизни и воспитанием приемных детей из России осуществляют консульства РФ в Соединенных Штатах, частные агентства по усыновлению и — в минимальной степени — государственный департамент США.

По словам вице-консула генерального консульства РФ в Нью-Йорке Александра Демкина, с 1991 года американцы усыновили более 43 тысяч детей, родившихся в России. В 90% случаев российские дети живут со своими приемными родителями вполне дружно и счастливо. Различные сложности и трения возникают с 10% усыновлений, но и они в большинстве своем в конечном итоге урегулируются. «Для нас одна из главных проблем состоит в том, что в соответствии с американским законодательством об усыновлении от 2000 года при пересечении границы США усыновленные за рубежом дети автоматически становятся гражданами этой страны, — заметил Демкин. — До достижения ими 18-летнего возраста мы считаем их россиянами, но, задавая те или иные вопросы приемным родителям, зачастую слышим ответ: «Обращайтесь, пожалуйста, к нашему адвокату. Наш ребенок — гражданин США».

Согласно закону, только четыре года вывезенные из России дети находятся под контролем посольства РФ в Соединенных Штатах и надзором агентств по усыновлению, которые должны отослать четыре ежегодных отчета в российские органы опеки при министерстве образования и региональных департаментах образования, а также в госдепартамент США. Но после четырех лет составления отчетов и проверочных посещений эти дети становятся обычными американцами и могут даже переусыновляться без уведомления российских органов власти и представительств.

За унификацию законов в сфере международного усыновления в России и США, а также за расширение контрольных функций местных органов власти в этой области ратуют с американской стороны. По мнению директора регионального отделения обслуживания детей и семей Департамента социального обеспечения штата Нью-Йорк Патриции Шихи, было бы логично, если бы подобными полномочиями были наделены местные службы попечения детей. «Впрочем, контрольные функции может нести и госдепартамент, это не так уж принципиально, — говорит Шихи. — Но для того, чтобы минимизировать риски насилия в приемных американских семьях, нужно улучшить работу и на российской стороне. Там не всегда на должном уровне проводят необходимые психологические обследования детей и информируют об их медицинских проблемах усыновителей».

Между тем, больше половины россиян высказываются против усыновления российских детей иностранцами, но сами воспитывать чужих детей тоже не хотят. Согласно результатам недавнего опроса общественного мнения, 56% граждан РФ в той или иной степени отрицательно относятся к усыновлению сирот гражданами других стран. Противоположного мнения придерживаются 41% респондентов. Вместе с тем, большинство (51%) респондентов не считают нужным «принимать закон, запрещающий иностранцам усыновлять российских сирот». За такую меру высказались 44%. Негативно оценивая практику усыновления детей иностранными семьями, жители России, тем не менее, не очень желают брать детей на воспитание. Так, 72% опрошенных «ни при каких условиях не согласились бы усыновить ребенка, оставшегося без родителей». На усыновление, «если бы им позволили материальные и жилищные условия», пошли бы 22% респондентов, а «без всяких условий» — лишь 5%.

http://www.strana.ru/stories/04/06/01/3508/255 858.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru