Русская линия
Росбалт Екатерина Ланшакова05.08.2005 

Потеря национальной идеи исходит из кризиса семьи

С 29 июня по 2 июля в Петербурге проходил VI Конгресс этнографов и антропологов России. В работе конгресса участвовали не только «чистые» ученые, но и практики — те, кто работает на сохранение и развитие национальных традиций. В Сургуте работает школа, построенная на сохранении и развитии региональных национальных традиций. О роли национальной культуры в воспитании достойных членов общества «Росбалту» рассказывает директор сургутского Колледжа русской культуры им. Знаменского, председатель Общества русской культуры Екатерина Ланшакова.

— Екатерина Владимировна, какие основные задачи вы ставите в своей работе?

— Спектр моих интересов достаточно широк, но главной целью является создание новой образовательной системы, в основе которой лежит этническая культура. В Западной Сибири за несколько столетий сформировался уникальный феномен сосуществования народов. У нас такое межэтническое взаимодействие происходит между русскими старожилами и обскими уграми (ханты, манси). В современной этнографической науке мне наиболее интересен феномен способности народов России жить вместе, сохраняя при этом свои традиции, национальную культуру. Этот феномен является своеобразным вкладом России в общую мировую стабильность.

— Какие основные принципы обучения в Колледже русской культуры им. Знаменского?

— Начнем с того, что наше учебное учреждение имеет три составных части: это общеобразовательная школа с углубленным изучением национальной культуры, детская художественная школа декоративно-прикладного искусства, где дети изучают народный фольклор, занимаются в театральном и этнографическом кружках, и художественно-промышленный колледж, где дается среднее специальное профессиональное образование. Воспитание детей происходит в контексте традиционной региональной культуры. Дети приходят в нашу школу уже в 3 года, и с этого момента в них закладываются самые ценные знания о родном крае, о традиционных ремеслах, все дети обязательно занимаются музыкой. При этом в обучении используются самые современные методы. В итоге мы имеем два главных принципа обучения: образование в контексте региональной культуры и использование самых современных методик.

— Изучение этнической культуры региона может потом применяться молодыми людьми в повседневной жизни?

— Во-первых, у нас в регионе наблюдается дефицит специалистов в области изучения традиционной культуры. Наш художественно-промышленный колледж, где, в частности, готовят дизайнеров, во многом утоляет этот кадровый голод. Во-вторых, изучение традиционной культуры дает возможность выйти на современное искусство. Без знания народного искусства у человека нет источника фантазии и вдохновения для создания искусства современного.

— Расскажите о ежегодной экспедиции «Славянский ход». По своему духу это больше христианская миссия, научная экспедиция или культпоход?

— Экспедиция «Славянский ход» впервые проводилась в 1991 году и была организована нашим Обществом русской культуры. Корабль, пассажирами которого стали священники, ученые-этнографы, журналисты, впервые прошел вниз по Оби и вверх по Иртышу от Сургута до Тобольска. Во время первого хода жители деревень и сел, сохранившие православные традиции за годы советской власти, но не имевшие возможности крещения, крестились священниками прямо в реке Оби. На сегодняшний день во многих селениях, где происходили массовые крещения начала 1990-х годов, построены свои церкви.

В 2005 году «Славянский ход» будет особенно интересным: он пройдет по следам экспедиций известного финского этнографа Уно Тавио Сирелиуса, предпринятых им в 1898—1900 годах. Этот ученый собрал бесценные этнографические сведения, которые позволяют нам заниматься сравнительными исследованиями. Он оставил коллекцию уникальных фотографий, сделанных во время экспедиций. Кстати, по этому же маршруту в 1890—1891 годах путешествовал и наследник царского престола, будущий император Николай II.

Участники экспедиции этого года — студенты вузов, ученые Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамеры) РАН, Университета педагогического мастерства, Львовской академии искусств. На теплоходе «Римский-Корсаков» они отправятся по маршруту Ханты-Мансийск — Томск — Ханты-Мансийск. Полевые исследования намечено провести в поселках Ларино, Нарыме, Колопашево, Каргасоке, Новоникольском.

— В чем главная цель экспедиции?

— Посредством ежегодной экспедиции мы анализируем региональное пространство. «Славянский ход» — это прекрасная возможность изучения культуры края, сбора фольклорно-этнографических материалов по традиционной культуре Приобья. В рамках «Славянского хода» проходят встречи участников экспедиции с населением, культурно-просветительная концертная программа, а также семинары, круглые столы по проблемам воспитания молодежи, мастер-классы. За все эти годы нам удалось собрать коллекцию для будущего музея, который так и будет называться — «Славянский ход». После прошлогодней экспедиции были организованы выставки «Старожилы Сибири», «Десять судеб».

— Какие перспективы у школ, подобных вашей? Можно ли удачный опыт перенести в другие регионы России?

— Мы как раз сейчас думаем о том, как открыть подобные школы во всех российских регионах, где дети изучали бы свои национальные традиции. Кстати, в школе мы не ограничиваемся изучением только русской культуры, несколько детей хантов с недавнего времени изучают у нас свою национальную традицию. Но сейчас, когда на свет появился 131-й Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», разграничивающий полномочия между Федерацией, субъектами РФ и муниципалитетами, наша уникальная школа оказывается лишней. Теперь чиновники требуют от нас прийти к общим образовательным стандартам, в ином же случае угрожают прекратить финансирование вообще.

— В чем вы видите причины отсутствия в стране национальной идеи?

— Дело в том, что с начала 1990-х годов мы наблюдаем позитивные процессы пробуждения национального самосознания, и особенно в провинции. Житель деревни никогда не терял духовных ориентиров. На примере нашей школы можно увидеть, как молодой человек, возвращаясь к национальным традициям, становится достойным членом российского общества. То есть, он умеет сосуществовать с другими национальностями, сохраняя свою самобытность.

Сегодняшний кризис в области государства, правосознания, потеря национальной идеи — это все исходит из кризиса семьи. Если ребенок теряет доверие к родителям, он входит в состояние кризиса, которое остается на всю жизнь. Каждая новая семья влияет на положение дел: или добавляет хаоса, или укрепляет общество. В этом смысле школа — незаменимый инструмент, с помощью которого можно как-то изменить исток общего кризиса — семью. Школа влияет на семью через ребенка, говорил известный русский философ Иван Ильин. И нам нужно этим воспользоваться, добавляю я.

— Современные этнографы, антропологи могут как-то помочь в преодолении кризиса семьи?

— Они уже давно помогают. Наша школа создавалась при деятельном участии сотрудников Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамеры) РАН, Львовской академии искусств, других научных учреждений страны. Россия может погибнуть только из-за того, что многие гуманитарные науки, такие как этнография, традиционно не воспринимаются властями всерьез. Из-за этого в России долгое время продолжается процесс, характерный для российской действительности — текущее функционирование, в котором не задаются режимы развития. Плохо, когда фольклор существует ради фольклора, это ничего не дает обществу. Нужно ставить перед собой реальные проблемы и пытаться вместе решать их, например, в рамках Конгресса этнографов и антропологов России. Нынешний конгресс, кстати, этим задачам вполне отвечал. Недостатка в противоположных мнениях и острых дискуссиях не было.

Беседовал Филипп Мостоцкий

http://www.rosbalt.ru/2005/07/21/218 432.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru