Русская линия
Правая.Ru Владимир Карпец05.08.2005 

Самоуразднение или «перезагрузка»?

Антироссийские, экстерриториальные силы делают все, чтобы спрвоцировать самоупразднение России, исполняя «международные обязательства по сокращению вооружений». Однако после возвращения Владимира Путина с саммита «Большой восьмерки» совершенно очевидными стали признаки перезагрузки «кремлевской матрицы» с пресловутого «братиславского консенсуса» на иной, более соответствующий национальным интересам нашей страны режим работы

В пятницу, 29 июля с.г. было сообщено (см. «Независимая газета», 29 июля), что накануне правительство рассмотрело предложения Минпромэнерго по внесению изменений в проект федеральной целевой программы (ФЦП) «Промышленная утилизация вооружения и военной техники (2005−2010 гг.). Общий объем финансирования, необходимый для СЦП оценивается в 73,15 млрд. рублей, причем из них 33 млрд руб. должны выделить США. Значительная часть (около 25 млрд руб.) должна поступить за счет доходов от реализации продуктов, образующихся в ходе утилизации армейской техники и вооружений — черных, цветных и драгоценных металлов. Весьма характерно в связи с этим следующее замечание: «Исполнение международных обязательств по сокращению и ограничению вооружений (выделено нами — В.К.), мероприятия в рамках реформирования силовых структур, а также завершение естественного цикла военной техники и боеприпасов привели к высвобождению и накоплению большого объема этого добра, хранение которого сопряжено с высокой опасностью».

Совершенно недвусмысленно нам говорят о том, что российский военно-промышленный комплекс подлежит уничтожению на средства США и во исполнение международных обязательств. При этом кто кому что обязан и кто кого обязал, не указано. Разговор ведется на языке, на котором победившая сторона говорит с побежденной, в наше либеральное правительство принимать все это так, как есть, как будто так и надо. Принимает к исполнению.

Как сообщает «Независимая газета», всего утилизации подлежит 500 стратегических, 5 тыс. крылатых, 30 тыс. зенитных, более 1 тыс. летательных аппаратов, более 5 млрд. шт. артиллерийских снарядов, десятки миллиардов патронов. Программа рассчитанная на пять лет, до и после 2010 года не прекратит своего существования: пик работ по ее осуществлению должен прийтись на 2012−2013 годы. На эти даты следует обратить особое внимание, но об этом ниже.

Ранее уже также сообщалось о планируемом в ближайшее время роспуске двух элитных военно-воздушных дивизий, расквартированных в Московской области. Причем, речь идет о дивизиях, которые были задействованы во время событий 1993 года в Москве и пользовались особым доверием как Президента Бориса Ельцина, так и Президента Владимира Путина. Наше отношение к расстрелу Дома Советов в 1993 году понятно, но в данном случае это не имеет значения, поскольку сегодня речь идет о ситуации принципиально противоположной, нежели была тогда: в октябре 1993 года власть выступала как разрушительница страны, а защитники Верховного Совета — как сторонники сохранения ее целостности и независимости; сегодня же речь идет о подготовке восстания охлоса против власти как единственного гаранта существования России — по типу событий февраля 1917 и августа 1991, по типу «пражской весны», «парижского мая» и разноцветного поноса последних лет в бывших советских республиках.

Можно несколько иначе относиться к решению об упразднении большинства военных кафедр в вузах: возможно, они, действительно, малоэффективны. Однако сам факт упразднения вместо совершенствования, укрепления говорит о многом и в общем ряду выглядит как событие того же порядка.

Недавно стало известно об аналитическом докладе, подготовленном специально для Президента РФ Департаментом оборонно-промышленного комплекса Минпромэнерго, возглавляемым бывшим директором «Росавиакосмос"a Юрием Коптевым, по вопросам стратегии развития оборонной отрасли. В докладе — впрочем, на 20% засекреченном, — утверждается, что треть предприятий оборонно-промышленного комплекса — фактически банкроты. Говорится также о потере доходов от экспорта вооружений, а, главное, о «крайне высокой затратности военного производства» (см. «Независимое военное обозрение», 29 июля — 4 августа 2005 г.).

О «затратности» армии, военно-промышленного комплекса, органов безопасности и правопорядка без умолку говорили во времена перестройки. «За счет них вы плохо живете», — твердили «прорабы перестройки» от Александра Яковлева до Виталия Коротича. Все это предшествовало невиданному в истории самоупразднению армии, а затем и самоупразднению государства, которое Президент Владимир Путин назвал «величайшей геополитической катастрофой ХХ века». Сегодня к самоупразднению подталкивают уже российскую армию, российское государство и самого Президента.

По свидетельству «Независимой газеты» и «НВО», особо активную роль в проталкивании правительственных разработок играет Виктор Христенко — один из основных участников группы либеральных экономистов в Правительстве РФ.

Следует со всей ясностью указать, что для любого нормально функционирующего государства армия, военная наука и оборонная промышленность экономически неприкосновенны, более того, изъяты из действия закономерностей экономической сферы. Это, кстати, фактически подчеркивает и действующая Конституция, изымающая министров-силовиков из подчинения Главе правительства: они потому-то назначаются лично Президентом и подчиняются непосредственно ему. Посягательство «министров-капиталистов» на военную сферу выглядит как наглая узурпация власти.

Что же касается упразднения целых военных частей и вообще сокращения армии — прибавим сюда еще и части, «вернувшиеся» из Грузии (как сообщило 30 июля с.г. радио «Свобода», соглашение уже достигнуто) — то это приведет к появлению критической массы офицеров и солдат без службы, в точности подобной той, какая образовалась в Петрограде в феврале-марте 1917 г.

О 2010−2012 годах говорится не случайно. Именно в этом время военно-промышленный бум, развивающийся сегодня в Соединенных Штатах, достигнет своего пика, и если США, в виду все более слабеющей России, полностью удастся взять под свой контроль Кавказ, Иран и Афганистан, они будут способны к «гуманитарной интервенции» в нашу страну. Как раз к моменту, когда разоружение России будет в целом завершено. Впрочем, скорее всего, планируется все осуществить гораздо раньше — в ходе «демократических выборов под наблюдением мирового сообщества».

Цель «демократических выборов» 2007−2008 гг. (более мягкий вариант) или «гуманитарной интервенции» 2010−2012 гг. (более жесткий) на самом деле — освобождение русского пространства от русских и от государства России. Желательно с предварительным самоупразднением. Этой же цели служит и поднятая в последние недели в ОБСЕ и Евросоюзе тема «безправного положения финно-угорских народов» на «Европейской части» России и их прав на недра в местах их проживания (при принятии Земельного Кодекса РФ о праве русских на русские недра, конечно же, в «евроструктурах» не вспомнил никто). Не идет ли речь о создании на месте Русского Севера и Поволжья т.н. «Великой Финляндии», каковая существовала еще в планах Адольфа Гитлера и в целом «русофобской партии» в Третьей Рейхе? И не «положение ли финно-угорских народов» станет поводом для «гуманитарной интервенции» (или одним из поводов)?

На самом деле самоупразднение армии как основы государства, его истинного сердца есть при всем том часть самоупразднения государства как такового, удивительным, чудесным образом в России затянувшимся на целое столетие. В чем здесь дело? Укажем на аксиоматический факт. В мире существует только два типа государств. Первый тип — условно — «западный»: собственность первична по отношению к власти. В этой ситуации вполне легитимна традиция — на самом деле антитрадиция — «прав человека», «гражданского общества» и т. д. Второй — также условно — «восточный»: власть первична по отношению к собственности. Крайнее выражение второго типа — «винтовка рождает власть» (Мао Цзэдун). Россия, безусловно, принадлежит ко второму типу, хотя, пожалуй, без этого крайнего выражения — поэтому все-таки военные перевороты в чистом виде в ней никогда не удавались: у нас, скорее, «сыск рождает власть». В любом случае внедрение принципов одного типа в другой является смертельным вирусом, а попытка соединения их — «химерой» (в «гумилевском» смысле этого слова). Исторически формирование «химеры» началось со знаменитого «Манифеста 17 октября» и трагическим образом завершилось мученической смертью Императорской Семьи. Однако государство в его истинно типологическом смысле было парадоксальным образом восстановлено после смерти Ленина в вновь рухнуло в 1991 г. точно таким же образом и за счет внедрения того же вируса. В известном смысле можно даже сказать, что процесс этот как запущен, так и идет — с большими, правда, задержками — автоматически. С приходом к власти внутри полухимерической-полуоккупационной администрации группы спецслужб, воплотившейся в фигуре Владимира Путина, была совершена попытка — кажущаяся сейчас, по крайней мере, на внешне-видимом уровне, неудачной — остановить самоупразднение. Шанс, как это представляется на первый взгляд, упущен. Впрочем, почти упущен, и в этом все дело.

На самом деле все силовые узлы мировой борьбы завязаны сегодня на одном-единственном человеке — Президенте Владимире Путине. Это признают и его политические противники. Признают, сетуя, разумеется, на «отсутствие демократии» (когда она к чему-нибудь хорошему приводила Россию?). «В построенной нынешней властью политической системе остался только один политик — Президент Путин», — жалуется Сергей Глазьев. («Завтра», июль 2005, N 30). Отсюда все требования «мировой общественности» и особенно руководства США к Владимиру Путину «соблюсти Конституцию», т. е. уйти. С американской администрацией, по сути, солидаризируется и Станислав Белковский. В своей статье «Любовь к Владимиру П.» (в том же N «Завтра») Белковский с издевкой пишет: «Так что если кто любит Путина и хочет его добра — пусть желает ему уйти досрочно, а не засиживаться. Покинуть Кремль с миром и почестями, как человек, который якобы и вправду что-то хорошее спас и что-то ужасное не допустил. Уехать в Баден-Баден и стать, скажем, зиц-председателем ЕврАзЭсa или главой международной федерации дзюдо».

Именно в таком духе писала петербургская желтая пресса в 1916-начале 1917 года. Чем все закончилось, известно.

Конечно, сопоставление легитимного и Боговенчанного Императора и «императора солдатского», «фээсбешного», каковым является Владимир Путин, воспринимается трудно. Однако так получилось, что чисто структурно ситуация совпадает полностью. За одним исключением: если Владимир Путин уйдет, то вместо Ипатьевского дома его ждет Гаагский трибунал.

История возложила на плечи этого в общем-то, вероятно, далеко не во всем достойного своего бремени, человека неимоверную ношу: с его уходом самоупразднение России станет свершившимся фактом.

Ибо никакие партии, никакие «новокадеты», «новые социал-демократы», никакая «Родина», даже коммунисты не овладеют ситуацией и не сумеют быстро и железной рукой, сохранив ядерное оружие и остатки военного потенциала, достаточные для того, чтобы хотя бы оттянуть интервенцию, навести в стране порядок и развернуть ее на исторический путь, «вернуть в историю». В этой ситуации всем, кому дорога Россия, будет необходимо перейти на решительно антисистемные (по отношению к мировой системе) позиции, структурно (не по идеологии, разумеется) подобные тому, какую заняли в 1917 году большевики (после опубликования воззвания «Социалистическое Отечество в опасности»). Более того, вполне возможно, что, если Владимир Путин уйдет, русским государственникам придется сделать все для того, чтобы «оседлать тигра» крайних движений. В этом смысл поисков смысла в левом дискурсе, о чем мы говорили в статье «Волк и шакал».

Впрочем, кажется, критичность ситуации все-таки понята в Кремле. Характерно при этом, что это заметили именно коммунисты и высказали при этом вполне положительное отношение к тому, что Владимир Филин — без сомнения, один из самых умных коммунистических публицистов — назвал в газете «Завтра» «перезагрузкой Кремля». С одноименной его статьей мы согласны практически полностью, и в который раз готовы отметить предпочтение, которое мы отдаем КПРФ (а Филин также пишет и в «Советскую Россию»), «Родине» и другим левым организациям в силу ее (КПРФ) более или менее государственнической позиции — разумеется, отвергая «марксистско-ленинские» мотивации. В этой статье их, кстати, нет вовсе.

«После саммита «Большой восьмерки» и возвращения Путина из Шотландии, — пишет Владимир Филин, — совершенно очевидными стали определенные признаки перезагрузки «кремлевской матрицы» с пресловутого «братиславского консенсуса» на иной, более соответствующий национальным интересам нашей страны режим работы». В качестве примеров приводится подготовка к встрече — и не только экономической — с Президентом Белоруссии, готовность к формированию «двух горных бригад, призванных взять под контроль военно-политическую ситуацию на Кавказе, и, скорее всего, не только на Северном», заявление о недопустимости финансирования иностранными фондами местных правозащитников, позицию по Приднестровью, позицию Газпрома на Украине, а, главное, без сомнения, санкционированные жесткие выступления заместителя Генерального прокурора Владимира Колесникова, пообещавшего «пять лет тюрьмы» потенциальному «оранжевому» кандидату в Президенты Михаилу Касьянову. «Юридическая сторона при этом никого не волнует», — вполне в духе «русской парадигмы» (и слава Богу) высказывается Владимир Филин.

Владимир Филин: «Поскольку в нынешней ситуации Колесникова можно считать рупором Генпрокурора Устинова, то его выступление свидетельствует не только о готовности блока Устинова-Сечина изменить прежней «кремлевской матрице» <…>, но и о том, что эта готовность по ряду причин находит понимание и поддержку у президента (выделено нами — В.К.). Путин же всеми своими действиями последнего времени утверждает монопольное право на осуществление «транзита власти» в период 2007—2008 годов, что вызывает резкую ответную реакцию Запада. Если судить по тону масс-медиа и политиков второго плана в отношении к Путину и России, то вопрос об атомной бомбардировке Москвы вообще должен быть решен с минуты на минуту <…> Если этот новый центр (Устинов-Колесников-Сечин — В.К.) со временем возьмет на себя ответственность за страну, сам зачистит своих врагов-олигархов и радикально изменит экономический курс, у него есть все шансы сорвать банк. Главное — получить устойчивую поддержку народа, чего можно добиться лишь реальными делами во имя социальной справедливости, а не политтехнологическими фокусами. А при поддержке людей никакая внешняя изоляция и шантаж не страшны. Ведь живет так не первый год все та же Белоруссия — и ничего. А в отношении России даже изоляции не будет. Ведь у нас есть еще ядерный арсенал, есть военные технологии на экспорт, есть огромные энергетические ресурсы и территория».

Зная и понимая, предвидя все это, антироссийские, экстерриториальные силы на самом верху власти делают все, чтобы предотвратить такое развитие. Прежде всего — с помощью США, причем, не скрывая — в спешном порядке «исполняют международные обязательства по сокращению вооружений». Делают все, чтобы довести до конца самоупразднение.

Кто кого?

http://www.pravaya.ru/look/4333


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru