Русская линия
Литературная газета Александр Самоваров03.08.2005 

Нравственная сила в политике главная
Почему ради власти многие политики готовы идти буквально на всё?

Скажут: ну как же, власть — это слава, деньги, «ананасы в шампанском». Верно. И к этому стоило бы стремиться, если бы всё ограничивалось ананасами и шампанским, но ведь расплачивается политик за успех самим собой, всей сущностью своей человеческой.

Политик, особенно тот, кто оказался на вершине власти, оказывается в некой энергетической воронке. В такой яростной стране, как Россия, расплата следует мгновенно. Русские цари жили мало, среди них ни одного долгожителя. Ленин в течение нескольких лет был разрушен до основания. Сталин жил, судя по всему, в невротическом аду. Обладавший огромными нервными ресурсами Хрущёв превратился в истерика. Брежнев едва взошёл на трон, как тут же стал болеть. Горбачёв за два года верховной власти из жизнерадостного эпикурейца превратился в спасающегося от несчастия человека. Ельцин на что уж был крепок в своём эгоцентризме, но при каждом удобном случае готов был уйти в наркотическое опьянение алкоголем.

Самое интересное и наглядное для всех, кто лезет на самый верх, это пример Горбачёва и Ельцина. И тот и другой, покинув пост, вошли в норму, приостановили процесс собственного разрушения.

Жизнь политика не просто неприятна, она ужасно тяжела. Политик, конечно, пьёт шампанское и закусывает ананасами, но вся его политическая жизнь — это жуткий кошмар. Даже в устоявшихся демократиях руководить тяжело, а что уж говорить про Россию. Это не вечный кайф, это вечная беда.

Но что движет в таком случае политиком? При каких условиях он силён? Условие одно — за ним должна быть какая-то нравственная сила.

Нравственная не в смысле хорошая и правильная, а в смысле сила нематериальная. Это не тяга к деньгам или личной славе. Это служение идее. В ком больше эта нравственная сила, тот и побеждает.

Кто из наших политиков первого ряда нравственно сильнее? Прошу не бросать в меня камни, но это Гайдар и Чубайс. Это фанатики. Другое дело, что они разрушают Россию.

Но кто им противостоял? Из первых лиц оппозиции вы ни одного такого фанатика не найдёте. Превосходил их по нравственной силе несравненно, к примеру, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн. И Россия очень много потеряла со смертью этого человека, но он не баллотировался в президенты. Да и много можно перечислять нравственных людей из оппозиции, но из второго ряда.

Огромная нравственная сила фанатика жила в генерале Рохлине. И как он быстро выдвинулся в лидеры! Но Рохлин — особый разговор.

Именно на политика русского и национального есть запрос у общества уже с 1993 года. Но он так и не явился миру. А если бы он был, то пушки стреляли бы по Ельцину. Да и стрелять бы не пришлось.

Именно таким ожидаемым национальным русским политиком, за которым стояла нравственная сила, явился вроде бы в 1999 году Путин. И для многих русских даже Путин образца 2005-го более нравственный, чем кто-либо. Отсюда его высокие рейтинги.

Победить в 2007—2008 годах может только нравственная сила. Этот тезис, что «пипл всё схавает», не работает и не работал никогда.

В России скорее проголосуют за шута горохового, чем за просто приличного человека, но не подкреплённого нравственной силой. Пусть будет пародия на нравственную силу, чем её отсутствие вообще.

Есть ли нравственный русский политик сейчас? По-моему, есть. Но фамилии его я называть не буду из суеверия.

А общий его портрет был набросан ещё в 1920 году Шульгиным. По его мнению, «придёт Некто, большевик по энергии и националист по убеждениям… У него нижняя челюсть одинокого вепря… И человеческие глаза… И лоб мыслителя».

По сути, политическое развитие России остановилось при Столыпине. Эксперимент 1917−1991 годов я предлагаю для простоты не учитывать. Столыпин, политик с огромной нравственной силой, объективно вёл дело к созданию национальной России.

И ничего у нас не получится, пока не придёт национальный политик, именно его и ждёт Россия.

В политике задачи с виду простые. Что поставить впереди — лошадь или телегу? Конечно, лошадь! Но вся проблема в том, что во время принятия решения не понятно, где лошадь, а где телега. И их часто путают местами.

Скажем, что поставить впереди — национальные интересы России или демократию и рынок? Тут одно не противоречит другому. Национальные интересы наконец надо поставить впереди. Иначе не поедем.

А все эти господа, которые возлагают большие надежды на пиар-технологии и ТВ, просто не понимают, что нельзя бесконечно игнорировать ожидания русского народа. И доиграются.

http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg322005/Polosy/32.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru