Русская линия
Фонд «Русская Цивилизация» Валентина Сологуб01.08.2005 

День славы — день скорби

Дорогие братья и сестры, соратники и единомышленники! Позвольте поздравить вас с праздником — днем памяти наших святых Государей-Мучеников — блгв. Вел. Кн. Андрея Боголюбского и Государя-Императора Николая Александровича и Его Царственной Семьи.

Казалось бы, как можно назвать этот день, залитый кровью наших Царей, ставший последним рубежом повергнутой Самодержавной Империи, праздником? Ведь этот день всегда вызывает у нас великую скорбь на душе — злодейское убийство самых лучших и самых праведных из нашего народа. Однако, несомненно — это великий праздник, потому что вмещает в себя все, что свято для Русского народа.

Соединение в едином дне двух имен, первого и последнего Царей, — собирателей Земли Русской, охранителей православной веры, жизнью и смертью своей ставших духовно-нравственным камертоном для своего народа, — конечно, не случайно. Безусловно, оно сакрально, ибо напоминает нам, во-первых, что жидовская злоба на Святую Русь началась не сегодня, она идет из века в век, столько, сколько существует Россия. Но пока Русский народ был верующим, был народом-богоносцем, мы ее побеждали во главе с Удерживающим Государем, который был непреодолимой стеной на пути сатанинского натиска. Во-вторых, это сакральное соединение святых имен напоминает нам и о том, какой неимоверный подвиг совершили наши Государи, созидая Русскую Державу на крепком фундаменте веры, что дало возможность создать, вместе со своим народом, уникальную православную цивилизацию, которая уже сама по себе стала прославлением Бога. И в-третьих, это сакральное соединение имен Вел. Кн. Андрея Боголюбского и Государя Императора Николая Александровича показывает нам и неразрывную духовную преемственность Русской власти от начала и до конца, прообразом для которой служила непреходящая Власть Небесная.

Но почему же в этот день великая скорбь терзает нашу душу? Наверное, прежде всего потому, что скорбь эта связана с нераскаянностью греха Русского народа в попустительстве убийства богоносного Царя. Сегодня мы знаем, кто исполнил этот изуверский ритуал в Ипатьевском подвале, мы знаем теперь, и какие силы стояли за этими сатанистами-изуверами. Но ведь и наш народ причастен к этому убийству, ибо не только не защитил своего Государя в тот черный год предательства, не только, как христопродавцы с русской кровью, принимал участие в цареубийстве, а потом вместе с инородцами и иноверцами замывал и заметал следы этого кровавого сатанинского преступления, но и, приняв над собой власть антихристов, на протяжении многих десятилетий глумился и куражился над Его памятью, тем самым вновь и вновь возводя курок юровского револьвера в Царево сердце. Царя предала вся Россия, все присягали Ему на Евангелии, но никто до сих пор не покаялся: ни Церковь, ни Армия, ни Дума и Правительство, ни Народ…

«Кругом измена и трусость и обман!», — слышим мы голос Св. Царя-Мученика… А разве до сих пор этого не происходит, разве нет измены нашим православным устоям, нашей вере? Разве не поглядываем мы на чужую веру и чужих «б-гов» — католических, иудейских, мусульманских, — которых под разными предлогами подсовывают нам духовные и светские оккупанты и с которыми предлагает «дружить» наше же Священноначалие? Разве мы не избавились от трусости ради страха иудейска защищать свою Родину, свои святыни? Разве не обманывают народ те, кто призван его защищать перед злом и спасать его души?

«Кругом измена и трусость и обман!» — вновь слышатся эти скорбные слова Государя, укоряющие нашу совесть. Но разве и поныне не предаем мы своего Государя, когда в Петропавловской крепости, усыпальнице Российских Императоров, воздается молебное чествование останкам неизвестного происхождения, идет поклонение подложным «мощам», выдаваемым за святые мощи Царственных Мучеников? Сколько же будет продолжаться это кощунство служить им молебны по Царскому чину?! Мы знаем, что питерские вассалы, в угоду могущественным хозяевам мiра сего, готовы совершать любые глумления над нашим народом и нашей верой, ибо «это их время и власть тьмы». Но ведь церковные службы им не подвластны, их может совершать, по благословению Священноначалия, только духовенство. Так почему, когда уже даже светскими комиссиями авторитетно доказано, что произошел заведомый подлог, Церковь продолжает эти кощунственные ритуалы? Почему не препятствует этому поруганию Святых Царственных Мучеников наше Священноначалие? Ведь сам же Синод неоднократно заявлял, что не уверен в подлинности этих останков как Царских, и, однако, службы продолжают совершаться. И получается, что уже сама Церковь участвует в оскорблении чувств верующих, отдает на поругание жертвенный подвиг Царственных Мучеников. И сегодня, как в 17-м году, Церковь своим попустительством кощунственной авантюре, малодушным молчанием о совершающемся обмане, вновь и вновь предает нашего Государя на поругание темным силам. Не хочется верить, что это кощунство происходит сознательно, но ведь нельзя же служить Христу и велиару…

«Кругом измена и трусость и обман!» — вновь слышатся предостерегающие слова «Великого Господина и Отца нашего Благочестивейшего Государя Императора Николая Александровича», — чье имя, как Главы Русской Церкви и главы Русского государства, возносилось в Чине Литургии до революционного государственного переворота, — когда на православные праздники, в алтаре главного храма России, по Царскому чину Патриарх причащает временщика, попирающего Православную Церковь, губящего Русский народ и разваливающего наше государство. Причастия в алтаре были удостоены только Помазанники Божии. Никому из всех, принадлежащих к разряду мiрян, да не будет дозволено входити внутрь священнаго олтаря. Но, по некоему древнейшему преданию, отнюдь не возбраняется сие власти и достоинству царскому, когда восхощет принести дары Творцу, записано в «Канонах или книге правил Святых Апостол, Святых Соборов Вселенских Поместных Церквей и Святых Отец» (Шест., 69). Демократический президент, сам называя себя менеджером, т. е. нанятым на службу чиновником, услуги которого проплачиваются его хозяином, не является Самодержцем, у него нет Царского достоинства, и эти почести присвоены ему незаконно, в том числе и обращение к нему как к Монарху. При помазании на Царство наши Государи давали обет Богу охранять православную веру, ибо с младенчества через молитвы, начиная со Святого Равноапостольного Вел. Кн. Владимира, как все русские люди, впитали в себя, что «иного бога не знаем». А теперь главе государства дозволяется после очередного, «по банным дням», посещения синагоги, едва успев смахнуть с головы кипу, знак религиозной принадлежности ее владельца, без боязни подойти к причастной Чаше в православном храме. За ношение кипы и совершение прочих ритуалов иудаизма, будь то посещение синагоги или Стены плача, зажигание иудейской свечи или обед с раввином, крещеный в православную веру отлучался от Церкви, ибо тем самым предавал Христа. Даже в страшном сне невозможно представить, кощунством будет само предположение, что подобные богомерзкие действия могли бы совершить наши боголюбивые и благочестивые Русские Самодержцы! Но для нынешних правителей РФ нет понятия святости Православия, для них это обычное дело — и на фоне икон покрасоваться, и минору в Кремле, чуть ли не на святых мощах Русских Патриархов, зажечь, и кошерной кухней с раввином полакомиться. Толерантность — вот бог нынешних мiроправителей. Иуде даже порога храма нельзя переступать, а его в алтаре причащают! Разве Патриарх не знает, что такое причащение приступающему к Чаше будет не во спасение, а в осуждение — в осуждение на вечные муки. И все равно причащает? Разве Патриарх не знает, что подобные богохульники отлучаются от Церкви? И все равно воздает ему незаслуженные церковные почести? А тогда, что будет с теми, кто их воздает?.. Неужели не помнит Глава Церкви, что кому много дано, с того многое спросится, особенно за попирание веры, за предательство Господа нашего Иисуса Христа, за попустительство богохульникам и богоотступникам? Чтобы не быть голословными, еще раз напомним Книгу правил, каноны и догматы которой никто не в праве отменить: Аще кто из клира, или мiрянин, в синагогу Иудейскую или еретическую войдет помолитеся: да будет и от чина священнаго извержен, и отлучен от общения Церковнаго (Правила Св. Апостол, 65). Аще который Христианин пренесет елей в капище языческое, или в синагогу Иудейскую, в их праздники, или воззжет свещу: да будет отлучен от общения Церковнаго (Прав. Св. Апостол, 71). Не подобает Христианам иудействовати, и в субботу праздновати, не делати им в сей день: а день воскресный преимущественно праздновати, аще могут, яко Христианам. Аще обрящутся иудействующие: да будут анафема от Христа (Лаод., 29). Не должно принимати праздничные дары, посылаемые от Иудеев, или еретиков, ниже праздновати с ними (Лаод., 37). Не должно принимати от Иудеев опресноки, или приобщатися нечестиям их (Лаод., 38). Не должно праздновати с язычниками, и приобщатися безбожию их (Лаод., 39). Установлены данные правила были несколько сот лет назад, когда созидалась Христова Церковь, а мы видим, как все это безпрепятственно попирается в наши дни — и властями мiрскими, и, что самое страшное, властями церковными. Вот и продолжается «кругом измена и трусость, и обман!» — и нашему Святому Государю, и нашей вере, и нашему народу. Доколе, Господи?..

Но есть еще и другая причина для скорби. Связана она с каким-то необъяснимо боязливым отношением Священноначалия РПЦ к канонизации Николая Александровича, которую они совершили под воздействием растущего почитания Царя-Мученика народом, мироточением икон и явленными чудесами. Однако присутствует в этом акте некоторое ощущение вынужденности, и вот почему.

В 2000-м году Архиерейский Собор Русской Православной Церкви причислил Николая Александровича к лику святых как Царя-Страстотерпца, а не как Царя-Мученика. Безусловно, наш святой Государь — страстотерпец, но не только. В чем же здесь разница? Эти два понятия не противоречат друг другу, но мученичество вбирает в себя несколько подвигов, в том числе и страстотепчество, и исповедничество. Мученики — это те святые, которые пострадали непосредственно за веру, т. е. от которых для сохранения собственной жизни требовалось отречение от Христа, а они предпочли смерть. Страстотерпцы, как, например, святые Блг. Князья Борис и Глеб, приняли мученическую кончину не за веру, от них не требовалось непосредственного отречения от нее. Но они, исполняя заповеди Христовы, возлюбили брата своего так, что лучше предпочли принять смерть, чем поднять на него руку, быть Авелем, а не Каином. С этим подвигом святых князей сравнивают подвиг Николая Александровича: мол, в его убийстве тоже был «политический мотив», от него не требовалось отречения от Христа, это была борьба за власть. Но к месту можно заметить, что и от Алапаевских узников богоборцы тоже не требовали снять крест, однако никто не оспаривает, что они святые мученики, потому что их убивали именно как христиан. Поэтому, на наш взгляд, проводить данную аналогию с подвигом св. князей Бориса и Глеба не совсем правомерно, хотя и этот подвиг совершил Святой Государь, отрекшись, чтобы не было братоубийственной войны, в пользу младшего брата Вел. Кн. Михаила Александровича. Но не только этот. В первом случае события сосредоточились на борьбе за престол, ради которого они не пошли на братоубийственную войну. Во втором случае борьбы за престол в момент убийства не было. Власти у Государя в момент Его ареста Временным правительством и расправы над Ним большевиками уже не было, для большевиков Он был «гражданин Романов»! А тогда почему же Его расстреляли?

Противники канонизации Николая Александровича в первую очередь вменяют Ему в вину отречение от престола. Вот если бы Его убили, потому что Он отказался отдать власть, тогда можно было бы преклоняться пред Его мужеством, считать Его мучеником, говорят они. Обвиняя Царя в малодушии, не видят в этом судьбоносном не только для России, но и для всего мiра, царском отречении важнейшего, сакрального момента. Вспомните, как создавалось «общественное мнение», как нагнетались события. Государь должен отречься от престола, — как ему преподносило окружение, — чтобы избежать братоубийственной войны. И не потому может произойти эта война, что кто-то еще претендует на Царский престол, а причина в Нем самом: Он слабый Царь, уже не в состоянии управлять Державой, и сделать это надо, — маниакально повторяли эти «радетели за Отечество», играя на Его христианской любви к Своему народу, — как можно скорее, чтобы не возникло смуты, чтобы сохранить государство, чтобы не пролилась кровь Его подданных. Т. е. предатели, исполняя мiровой масонский заговор, боролись непосредственно с Ним — крепко стоящим в вере православным Царем, чтобы, свалив Его, уничтожить потом и саму Державу. И Государь, ради сохранения жизней Своих подданных, за которых Он отвечает пред Богом, отрекается от престола. В один миг — словно гром прогремел, давая знать о надвигающемся урагане — кардинально меняется Его бытие. Они пришли ко мне, как сквозь широкий пролом; с шумом бросились на меня. Ужасы устремились на меня; как ветер, развеялось величие мое, и счастье мое унеслось, как облако. И ныне изливается душа моя во мне: дни скорби объяли меня… Враг мой будет, как нечестивец, и восстающий на меня, как беззаконник (Иов 30:14−16; 27:7). До Своего отречения Николай Александрович был первым лицом Государства, находясь на самой вершине земной власти, на самой высокой ступени общественного положения. А теперь в один миг, росписью собственного пера, Он сначала становится равным всем, а потом оказывается ниже всех, попадая в узилище. Теперь Он, добровольно отдавая себя во власть своих бывших подданных, смиренно предает Себя и Свою Семью на милость врагов-победителей, становится беззащитен перед любым. А победители лишают Его всех гражданских прав, ставя Его и Его Семью вне закона. Какое же мужество надо было иметь, чтобы совершить этот акт в твердой воле и со смирением перед судьбой, а точнее, перед волей Божией! И сразу же столкнувшись с собственным унижением, перенося ужасы неволи, с божеской любовью Он продолжает относиться к своим предателям, мучителям и палачам. Противники Его канонизации не заметили этого духовного мужества Святого Царя, приняв Его христианский подвиг за человеческую слабость. Очевидно, сами они не взлетали так высоко, чтобы иметь возможность, перенося человеческую неблагодарность, подвергаясь ежеминутной опасности для Себя и Своих Детей, прощать своих врагов по-христиански. Сознавал ли Государь, что может произойти после Его отречения с Ним и Его Семьей? Свидетельства говорят, что да, и все же Он сделал этот мужественный шаг, пошел на добровольный отказ от верховной власти и подтвердил, что на нее не претендует. Казалось бы, теперь Он никому не мешает, теперь можно найти сильного правителя государства. Но зло не может остановиться само по себе, оно обязательно требует продолжения. И тогда происходит этот подлый арест.

Этот арест Государя Временным правительством и затем большевистская расправа наступят после Его отречения. Это важно заметить, потому что в этом раскрывается мистический момент произошедшего, который показывает, кем Он был для своих врагов, с кем в Его лице они боролись. Ведь это отречение, отречение, произошедшее заранее, не давало повода ни либералам, ни комиссарам свести с Ним счеты за власть, ведь Он уже для них не Самодержец. Это Царское отречение было промыслительно. Недаром, прозирая дальнейшее, по наитию Святаго Духа, блаженная Паша Саровская, передавала Государю: «Сойди с престола Сам», чтобы таким образом у его убийц не было ни малейшего повода создать видимость, что им пришлось бороться с Ним за власть. Чтобы у них не было ни малейшего оправдания за эту расправу с беззащитными людьми перед историей — они будут прокляты потомками во все века! Т. е. своим отречением Государь спутал им карты в их сатанинской колоде. Этой Его добровольной христианской жертвы ради братьев своих они испугались еще больше. Ведь с момента отречения Николай Александрович в земном понимании перестает быть Царем Российской Державы, и тогда сатанисты вынуждены Его убить как православного христианина, как Царя не от мiра сего. В этом физическом убийстве душа Его все равно им неподвластна, потому что как Помазанник Божий Он все равно, даже без власти, остается Православным Царем, потому что вместил в себя всю полноту христианской веры: любовь к своему ближнему, за которого Он, давши обет, продолжает нести ответственность пред Богом, возлюбив Его до смерти. Этой своей жертвенной любовью Он, как поется в Акафисте, «уподобился Христу». И именно поэтому Его убивают ритуально, о чем сатанинской рукой была начертана каббалистическая надпись в расстрельной комнате. Эта кровавая сатанинская месса, перевернувшая историю человечества, была задумана и совершена, именно ради того, чтобы убрать Удерживающего: «Здесь по приказанию тайных сил Царь был принесен в жертву для разрушения государства». — После чего человечество подпало под власть антихриста, и, как гласила вторая половина надписи, — «О сем извещаются все народы».

О том, что это убийство было ритуальной жертвой, подтверждают и многочисленные факты. Например, за несколько лет до революции была выпущена открытка, на которой был изображен раввин, держащий на руке жертвенного петуха с головой Николая II в царской короне. Или довелось мне услышать рассказ одной пожилой дамы, передавшей свидетельство ныне покойной графини Пулковской-Некрасовой. Та вспоминала, как перед самой революцией, в Московском Дворянском собрании, во время какого-то очередного благотворительного вечера, по рядам ходила кружка, куда собирались пожертвования всех желающих. К ней было прикреплено изображение повешенного Государя, с надписью: «На Революцию!». И никто не арестовал, никто не возмутился — свобода слова! Вырвав у Государя этот злополучный Манифест о свободе слова, собраний и проч., общество подготавливало расправу над Ним. Это были откровенные, наглые вызовы, приговор принести Царя в жертву был уже произнесен, тайные силы выжидали только «время и место» для его исполнения. И вот теперь, 4/17 июля 1918 г. в подвале Ипатьевского дома кровавая месса была совершена, о чем извещались все народы, что тайна беззакония, убрав Удерживающего, который, — и только Он! — стоял у них на пути, отныне покорила себе, своей власти, все народы и все государства. И, наверное, нельзя принять за случайное совпадение, что в ночь казни видели здесь «черного раввина», который, возможно, и поставил эту печатку антихриста на стене Царской Голгофы. А сегодня действительно уже «весь мiр подымается за сатаной…». К какой же борьбе за земную власть можно свести происходившее в Ипатьевском подвале? Здесь развернулась брань вселенского значения — сражение за власть духовную!

Приняв на себя удар за свой народ, уподобившись Христу, Он стал великим мучеником за веру. Но Архиерейский Собор не захотел принять это во внимание. До сих пор эта главная цель расправы, которая является ключом к духовному пониманию подвига святого Царя, замалчивается Синодом, иначе в противном случае придется разбираться дальше — какие же силы расправились с православным Царем, какие силы расправились с Православной Церковью, какие же силы расправились с Русским народом? А оказывается, что именно те, которые и сегодня нами правят, под игом которых почти столетие стонет наш народ и наша страна. А ныне смеются надо мною… те, которых отцов я не согласился бы поместить с псами стад моих… Люди отверженные, люди без имени, отребье земли! Их-то сделался я ныне песнью и пищею разговора их. Они гнушаются мною, удаляются от меня и не удерживаются плевать пред лицем моим (Иов, 1−10). Это они и их нынешние потомки, которые своими законами узаконивают беззаконие. А беззаконие, как мы знаем, это удел антихриста. Тайна беззакония уже в действии уже открытf, потому что взят из нашего народа Удерживающий ее. В тот самый момент, когда окропилась царственной кровью Екатеринбургская Голгофа, «земля содрогнулась и мiр рухнул», произошла вселенская катастрофа, изменившая не только судьбу Русского народа, но и судьбу всего человечества, ибо, как оказалось, через Помазанника Божия проходит его история.
И потому, не решив этот главнейший вопрос, в каком подвиге угодил Богу наш Государь, канонизировав его как страстотерпца, словно поставили галочку, отмечая этот день как рядовой церковный праздник. Ведь причислить к лику святых, это еще не значит, принести всенародное покаяние в совершенном грехе, канонизировать, как оказалось, не то же самое, что прославить. К слову сказать, а разве Его Святые Дети тоже были «политическими противниками» для незаконной бандитской власти, почему же их причислили к страстотерпцам? Разве мы не сталкиваемся здесь с какой-то двойной политикой священноначалия по отношению к святому Царю? С одной стороны, признали Его святость, с другой — «лучше не афишировать» эту кровавую расправу, а то, о, ужас какой, Кремль обидится и примет это на свой счет! Может быть, этой оглядкой на нынешних мiроправителей объясняется отсутствие миссионерского церковного делания по просвещению народа о сути подвига Государя, имеющего непреходящее духовное значение для нас и нашего будущего, для всех народов, населяющих Россию? И в результате малодушного умолчания, многие ли почитают сегодня Царя святым? Архиереев можно пересчитать по пальцам, священников, наверное, больше, кто осознает, в чем святость Его царской жертвы. А среди православных? Много ли тех, кто в этот день молится святому Царю о его заступничестве пред Богом за страждущую Россию? Зайдите в этот день в храмы, они, за некоторым исключением, почти пустые, а то и вовсе закрыты. И впечатление создается, что это не случайно, что кто-то невидимой рукой сдерживает набирающее живительную силу движение народа к своему Царю.

Посмотрите, как Сербы почитают своего святого Царя Лазаря, который вышел на войну с захватчиками Своего Отечества, вышел защищать Свой народ и православную веру, зная, что Он и его дружина погибнут. И Церковь, открыто Его почитая, не боится, что ее обвинят в политиканстве, монархизме или национализме. Потому так горячо почитает Святого Лазаря и Сербский народ, для которого Он является идеалом для подражания и опорой в защите веры и любви к Родине. Но ведь и Государь наш Николай Александрович, с которым тоже погибла Его верная дружина, тоже лег на поле брани за народ Свой и за Православную веру. Только Ему еще труднее было, потому что враг был подлый, бил из-за угла, не открывая себя, и предатели, по слову Апостола, «вышли из нас, но не были наши». Государь, оставшись в момент предательства в полном одиночестве, безропотно и безстрашно положил душу свою за други своя, став безвинной искупительной жертвой за свой народ, и нет, как сказал Иисус Христос, на земле выше того подвига. И потому победил, ибо, взойдя на Голгофу, до конца выполнил обет царского послушания быть православным Царем, чем угодил Богу.

Этот церковный праздник памяти святых Царственных Мучеников должен быть и главным государственным праздником России, потому что в этом Царском празднике показана победа Самодержавной власти, преданной Богу до конца, победа Святой Руси, неподвластной врагам Христовым. Этот церковный праздник должен быть главным государственным праздником России еще и потому, что наш святой Царь остается для нас Главой Государства, до сих пор молитвенно правит Российской Державой, и как сказал о Нем прп. Серафим Саровский, «жизнь Государя будет долговременной», как святого, — до скончания века. Поэтому, с надеждой уповаем, что благодаря Его святому правлению продержится еще Россия.

Да, безусловно, День памяти наших святых Царей — это праздник, это великий праздник Торжества Православной Власти, Торжества истинно Русской Власти, Торжества Самодержавия, побеждающего безбожный мiр. Ибо Самодержец, как сказано в чине Помазания на Царство, ответственен только пред Богом. И даже в свой смертный час он может сделать выбор — либо сберечь свою жизнь, но душу свою потерять, либо отдать себя за Свой народ, исполнив данный им Богу обет, и тем самым остаться со своим Спасителем. Предательского выбора наши Государи не знали, и потому они являются резким контрастом — как свет и тьма, как рай и ад, как соработники Богу и служители сатаны — по отношению к нынешним правителям, служащим мiровому масонству, доморощенному и международному кагалу, который убил нашего Царя, а теперь требует от нас безпрекословного себе подчинения. «Царь наш праведной жизни» — сказал о Николае Александровиче св. прав. Иоанн Кронштадский. А нынешние? Скопище пороков и преступлений, эти убийцы, устроившие нам, русским, смертельный геноцид, расхитители народного добра, мененджеры-временщики, укравшие у нас законную власть. Конечно же, их власть не от Бога, ибо ищут они себе помощи и защиты у своих заокеанских братьев по крови, у погрязшего в грехах Запада. «Демократия в аду, а Самодержавие на небесах», — это тоже слова св. прав. Иоанна Кронштадского, будто сказанные о нынешней власти. Потому, находясь в тенетах жидовской демократии, Россия стонет в адских, смертельных муках от ее объятий.

Политические события в нашей стране развиваются так стремительно и так трагически, что буквально не сегодня-завтра решается вопрос будущего России: останется ли она самостоятельным государством, сможем ли мы ее защитить и сохранить свою веру или, потерпев поражение, в собственной стране превратимся в жалких рабов? Сегодня у Русского народа нет ничего — ни своей государственной власти, ни своей Армии, ни своей земли. Есть у нас только Господь Бог и наш Государь. Но пока мы не принесем плоды покаяния перед нашим Царем, не раскаемся в грехе цареубийства, до тех пор будем безсильны перед злом, будем мириться с теми, кто коварством и обманом завладел нашим государством. И у нас всегда в этот день будет, давящая как камень, скорбь на душе. Сегодня, как и в 17-м году, вопрос нашего будущего опять решается на духовном уровне: с кем мы? По какую сторону добра и зла? Государь сделал свой выбор, и мы тоже должны определиться: пойдем ли, как Его подданные, за нашим Царем в Его служении Христу или так и останемся, по страху своему, во власти демократии? Но Господь уже назначил нам Свои сроки…

В образе Самодержавия Господь дал Русскому народу духовный и политический идеал управления страной. Этот праздник — настоящее Торжество Православного Царя, ибо на такой жертвенный подвиг способны были только наши боголюбивые Государи, от первого и до последнего. Взошедшие на крест мученичества, они показали народу, какая праведная власть от Бога дана нам, Русским, которую мы должны были сохранять до смерти, до крови! Не оставь нас, Господи, в эту лютую годину! Святые Царственные Мученики и весь Собор святых правителей Земли Русской, молите Бога о нас, помогите нам отстоять нашу святую Родину и освободиться от нечисти, которая попирает нашу веру, уничтожает наш народ и с ненасытностью саранчи пожирает наше государство! С вашей помощью, святые Правители Руси, чью память мы ныне совершаем, мы должны их победить, ибо мы Русские — и с нами Бог, отныне и вовеки. «Дай нам, Господи, мужества дар» покаяться перед нашим Святым Государем! Тогда даст нам Господь и мужества дар очистить от врагов Христа Святую Русь, восстановить престол Самодержавного Царя и возродить Великую Россию! Аминь.

16−17 июля 2005 г.

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=11 266


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru