Русская линия
Кремль.org Дмитрий Володихин01.08.2005 

Россия без русских: Зачем мы культурненьким завоевателям?

Основной пафос древней статьи журналиста Минкина, вновь напечатанной в связи с 60-летием Победы: «Мы проиграли», «Победа если какая-то и была, то она украдена», «а вдруг было бы лучше, если бы не Сталин Гитлера победил, а Гитлер Сталина?», «может, лучше бы освободили нас?» (от кровавых псов сталинизма и т. п.). За этот текст Минкина отметили то ли тухлой помидориной в физиономию, то ли пломбирчиком туда же. Полагаю, оно того стоило.

Прежде всего, на тему «было бы лучше или не было бы лучше» полезны словесные упражнения фантастов. Да они как-то не пришли к общей платформе и вряд ли когда-нибудь придут. Сергей Абрамов отчубучил в первой половине 90-х повесть «Тихо ангел пролетел». Там Третий Рейх завоевал нас и стал после этого таким благостным-благостным. Все устроено культурненько, орднунг, высокие европейские стандарты, «изоб нет, одни палаты…» В духе времени была повесть, что тут добавить? Зато другой фантаст, Сергей Синякин, опубликовал повесть «Полукровка», содержащую принципиально иные картины: облавы на русских, нищета, униженное состояние народа, страшные его потери и полное отсутствие высокой культуры.

Минкин очень старается представить войну как столкновение гитлеризма и сталинизма, забывая о том, что речь шла не о перемене партийной принадлежности, а о том, кто будет владеть землей, на которой мы живем. Допустим, немцы одержали победу. И Россия им нравится — богатая все-таки страна. Но только Россия без русских. Зачем мы культурненьким завоевателям? Нужно ли бесплатное биологическое приложение к плодородным землям, к богатствам недр, к жилой застройке? Конечно, для грязной работы некоторое количество крестьян пригодно, однако и это — до поры до времени… Конечно, немцы освободили бы побежденных… от имущества и жизни. Два моих деда, скорее всего, ходили на фронте в атаку с боевым кличем «за Родину, за Сталина!», — и Сталин стоял даже тогда не на первом месте. Моя страна прожила не самые спокойные и не самые благополучные, но и не худшие в своей исторической биографии годы с 45-го по 91-й. Наши ветераны куда беднее вермахтовских. Но об «украденной Победе» и речи быть не может. Во-первых, потому что наши старшие поколения просто-напросто выжили, элементарно сохранили жизнь; во-вторых, они сохранили для себя и для нас страну, не позволили ее оккупировать, а всех живущих обратить в рабство.

Наша интеллигенция, в зависимости от того, кто стоит у власти, рассматривает Сталина и компанию то как выдающихся вождей народной войны, то как тупых бездарей, безмозгло положивших миллионы жизней на полях сражений. Это максималистское метание предполагает только две оценки: либо сверхпозитивную, либо сверхнегативную. Но почему бы вместо эмоциональных оценок (герои/преступники, гении/бездарности) не начать здраво оценивать боевые действия в Великую Отечественную. Воевали наши войска по-разному: на начальном периоде худо, потом все лучше и лучше (само немецкое командование отмечает эту трансформацию), а в целом средне. Слово «средне», такое простое и неромантичное, звучит одновременно антилиберально и антипатриотично, зато оно ближе к правде, нежели обе крайние точки зрения. Где-то наши военачальники проявляли достаточно воли, энергии, таланта, а где-то в основном проявляли слабость. Тот же Сталин, как главнокомандующий, несомненно, своими приказами влиял на состояние дел самым серьезным образом. Но вместо воплей: «Приказы его были преступны!» (вариант: «Приказы его были гениальны!») — следует заняться анализом каждого из них в отдельности, комплексно подходя к оценке их стратегической ценности, достигнутых результатов, отдаленных последствий.

Журналист Минкин приводит аргументы «преступной деятельности» Сталина с генералитетом, однако все эти аргументы носят характер гневной невнятицы.

«Уничтожение талантливых полководцев и вообще комндного состава Красной Армии"… Талантливого Ионы Якира, красного партизана? Талантливого Тухачевского, страшного палача гражданской и губителя Варшавской боевой операции? Столь же «талантливых» Эйдемана и Корка? Талантливого расстрельщика и главу РККА, посылавшего толпы срочно мобилизованных на белые пулеметы, тов. Троцкого Льва? Ну-ну. Современные исследования показывают, что после зачистки армии от чиновной партизанщины во второй половине 30-х образовательный уровень комсостава поднялся, а не понизился.

«Ставка на кавалерию и непонимание того, что стратегия и тактика предстоящей войны будут отличаться от Гражданской"… Как же так, ничего не понимали, но исправно строили многотысячный танковый парк и колоссальный воздушный флот? Зачем? Коняшек, по логике Минкина, должны были разводить в миллионных количествах…

«Немцы потеряли 4,5 миллиона. Мы потеряли 22 миллиона"… Обе цифры современными историками сняты с повестки дня, обе неверны. Но гораздо хуже то, что искажен сам принцип подсчетов: СССР vs Германия. Но почему не приняты в расчет потери всех стран, отправивших на Русский фронт свои контингенты? Итальянцы, испанцы, венгры, финны, чехи, французы и т. д. и т. п.

Я не специалист по Великой Отечественной (как, впрочем, и журналист Минкин), я отмечаю только те ляпы, которые бросаются в глаза. Специалисты настоящие, историки, специализирующийся на этом периоде, по всей вероятности, не оставили бы камня на камне от всего строя минкинских аргументов.

О Минкине и Латыниной, опубликовавшей близкую по духу статью, писали, что эти люди поддерживают у масс остатки критического отношения к советскому периоду, поскольку смена позиции гарантирует им потерю лица. Что ж в этом страшного? От людей матеро-либеральной политической ориентации странно было бы ждать чего-либо другого. Столь же странно, как ожидать от собаки вместо лая, скажем, комариного писка, мычания или человеческой речи.

Метательный снаряд достался журналисту Минкину не за твердость политориентации, а за общую слабость. Любой журналист (как, наверное, любой писатель, ученый, политик) минует стадии восхождения, пика творческой формы и творческого обветшания. Когда-то Минкин был по-своему силен — говорю я, не вдаваясь в нравственную и эстетическую оценку содержимого его прежних статей. Но пик его силы давно миновал. Нет ни той известности, ни той хлесткости, ни той ядовитой энергии, которую источали его материалы лет семь-десять назад. Все. Одряхлел писака. Ослаб. Что ж, все там будем, поэтому, наверное, уместно проявить к Минкину сочувствие, как ко всякому стареющему бойцовому псу. Но былые времена не вернешь, и умные боксеры сходят с ринга, не доводя до последнего боя, последнего разгрома, нокаута и челюсти, сломанной в трех местах. А Минкин лезет на ринг, ему все кажется, что сил для хорошей драки ему не занимать… Что такое его статья? Бледное повторение старой диссидентщины, плещущей эмоциями и неразборчивой в аргументах. Словом, отличный материал года этак для 92-го. А в 2005-м она вызывает лишь зевоту и справедливое раздражение серьезных людей. На медийных площадках давно сидят псы помоложе и поклыкастее, в публицистику пришли консервативные интеллектуалы, на порядок более подготовленные к дискуссиям на исторические темы. И когда старая собака лезет в злую и отчаянную грызню, она удостаивается беззлобного пинка: не суйся, иди, поспи на солнышке.

Что и произошло.

Дмитрий Володихин, писатель, председатель «Бастиона»

http://kreml.org/opinions/93 142 958?user_session=2bd1fd0b1ba1acd58027229d2150ddef


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru