Русская линия
Русское Воскресение Владимир Греков26.07.2005 

Ирак: в тупике
Сводки с Восточного фронта

Со времени освобождения Ирака минуло более двух лет. Казалось бы, все должно быть здесь иначе, срок прошел немалый, что-то должно было измениться. Изменения, конечно, есть, но большей частью они негативны. Мы много об этом писали, вероятно, нередко вынося за скобки некоторые детали, однако своего читателя не ввели в заблуждение. На деле обстановка в Ираке сегодня еще более сложна и противоречива, более тускла и безысходна, чем была сразу после падения режима С. Хусейна в апреле 2003 года.

За истекшее после проведения 30 января 2005 г. первых, как говорят здесь, с июля 1958 г. (тогда в стране была свергнута монархия) демократических выборов, в Ираке произошло множество событий. После двух с лишним месяцев тягучих переговоров победители на выборах в лице шиитов и курдов (иракские сунниты, как мы помним, это мероприятие бойкотировали) сумели-таки сформировать очередное переходное правительство во главе с представителем второго по значимости шиитского движения «Даава» И.Джаафари. По сути, речь идет о коалиционном кабинете шиитов и курдов, поскольку шесть или семь суннитов, включенных в состав правительства «между делом», представляют в лучшем случае маргинальные суннитские движения, либо просто самих себя. Во всяком случае, абсолютное большинство местных суннитов такое представительство не устраивает ни количественно, ни качественно. Иракские сунниты активно оспаривают сегодня даже данные о демографическом составе страны, находят завышенным процент шиитов и курдов, а число суннитов, напротив, заниженным. Утверждают, что в реальности сунниты составляют не менее трети населения страны и, следовательно, имеют право на такой же процент мест во всех руководящих структурах общества. Вместе с тем, учтя свои политические ошибки, сунниты на ходу перестраиваются и, как и другие политические силы страны, готовятся к предстоящим в конце года выборам на этот раз постоянного парламента.

Правительство И. Джаафари, несмотря на всю большей частью справедливую критику в его адрес, обладает несомненным преимуществом по сравнению с его предшественником в лице кабинета А.Алляуи. Оно заключается в первую очередь в большей самостоятельности нового кабинета от «друзей-освободителей» из США, поскольку сформировано по итогам выборов (какими они были и как они проходили — теперь дело семнадцатое). Посему в его состав, несмотря на все усилия американских военных и дипломатов, их настойчивые «советы», так и не вошли одиозный А. Алляуи и ему подобные, которых на иракской улице иначе, чем американскими агентами, никто уже не называет. Впрочем, один деятель все-таки вошел, но это стало открытым афронтом в адрес американцев: назначение на пост вице-премьера А. Челяби, о котором в свое время много было сказано всякого, в том числе в связи с его фокусами в 90-е годы с фондами одного из иорданских банков, в результате чего тот не досчитался 140 миллионов долларов. Американцы, с финансовой помощью которых на цели свержения режима С. Хусейна А.Челяби также обходился вполне вольно, почему-то не сдали его, хотя, как известно, обходятся со своими партнерами и союзниками, как с одноразовыми салфетками. И это сыграло — сегодня А. Челяби, будучи полностью управляемым, пригодился, тем более, что ему поручено курировать ни больше, ни меньше, чем министерство нефти.

Кабинет И. Джаафари формировался долго еще потому, что вторая его составляющая в лице курдов стремилась выторговать себе большее количество министерств. В итоге курдам досталось 9 портфелей, однако все основные, как говорят здесь, «министерства суверенитета» шииты не уступили. Интересно, что 3 (по другим данным, 4) департамента отошли сторонникам молодого шиитского лидера М. Садра, который несколько притушил свою активность, но сохранил и даже преумножил силы и влияние на ситуацию в стране.

Первые шаги кабинета И. Джаафари показали, что шииты шутить не настроены и готовы превратить свою электоральную победу в военно-политическую. Еще не успели отзвучать поздравления в адрес правительства, как резко возросло давление на оппозицию, острие которого было направлено против суннитов. Одновременно с этим по стране прокатилась странная серия убийств имамов мечетей, судей, врачей и университетских преподавателей, большинство из которых было суннитами. Такие вещи в Ираке скрыть трудно, тем более, в обществе, где за времена диктатуры Саддама Хусейна привыкли к распространению слухов, причем тогда — в условиях отсутствия мобильной связи. Сегодня в Ираке, оснащенном местной мобильной сетью, новости расходятся мгновенно, а тем более, столь серьезные. Это вызвало то, что и должно было вызвать в иракском обществе, и без того отягощенном подозрительностью, ненавистью, взаимной враждой, старыми и новыми счетами, кровной местью и прочими особенностями местной действительности. В ответ по стране прозвучали взрывы в шиитских мечетях, пошел отстрел полицейских и жандармов, большинство из которых в последнее время набирается из шиитов. Не остались без внимания и курды — в Киркуке и Эрбиле провели несколько терактов, адресованных также новоявленным полицейским.

Чуть позднее правительство объявило чистку госаппарата — якобы от баасистов. Эта операция получила наименование «дебаасизации» и спровоцировала дальнейший рост внутренней напряженности, которую не разрядили ни гарантии министров проявлять объективность, ни обещания выплатить задержанное жалованье и компенсации. Суннитская община, и без того обиженная тем, что на нее огульно взваливаются все грехи и преступления двадцатилетнего правления партии Баас, распалилась еще сильнее, поскольку увольнения коснулись в первую очередь ее членов.

По сути дела, к маю 2005 г. страна вновь стояла на пороге открытой и полномасштабной гражданской войны. Суннитские движения, несмотря на раздробленность, заняли жесткую позицию, к чему их призвали духовные руководители, в том числе глава набирающей силу Ассоциации мусульманских улемов шейх Х.Дари. За несколько дней Багдад потрясли многотысячные суннитские демонстрации с требованием немедленного ухода в отставку министров внутренних дел (шиит) и обороны (суннит). За ними последовали призывы суннитских богословов закрыть мечети страны на три дня. В условиях Ирака — шаг беспрецедентный, сравнимый с закрытием, например, пивных в Праге или кафешантанов в Париже. Внесли свой вклад в обострение ситуации и американские солдаты, которые начали хватать всех суннитов подряд, «на всякий случай», что вынужден был признать официальный представитель правительства Ирака Л.Кубба. Достойно упоминания, что в эти же дни вновь проявил себя как политический деятель общенационального масштаба сейид Муктада Садр, чьи сторонники провели в Багдаде собственную манифестацию под общенациональными лозунгами и солидаризировались с требованием вывода иностранных войск из Ирака.

Народный ропот сделал свое дело — власти осторожно отыграли назад, сделали вид, что ничего особенного не произошло, и заставили шиитов пойти на диалог с суннитами. Тотчас же было объявлено о привлечении суннитских представителей к разработке новой конституции Ирака и расследовании имевших место антисуннитских преступлений. Этот несколько разрядило ситуацию, страна на пядь отдалилась от края пропасти гражданской войны.

Сложившейся сумбурной ситуацией воспользовались террористические организации, оперирующие в Ираке, и просто бандитские формирования, которых здесь немало. Число терактов вновь начало расти, свои потери иракцы стали считать в сотнях убитых и тысячах раненых. Под взрыв заминированной машины или удар из миномета стало теперь реально попасть в любом месте и в любое время. Итог — жить стало хуже и значительно опаснее, что происходило на фоне дальнейшей деградации экономического положения страны.

Сказались и усилия предыдущего кабинета А. Алляуи, пустившего на ветер совместно со американскими советниками баснословные суммы, по некоторым данным, 11,3 млрд долл. Разумеется, коррупция разъела иракское общество, и не случайно новый премьер-министр И. Джаафари назвал ее в качестве второй задачи своего кабинета. Известно, что Ближний Восток никогда не страдал отсутствие этого феномена, напротив, взяточничество всегда процветало здесь и нередко служило даже одним из двигателей экономического развития. Однако то, что происходило совсем недавно в Ираке, во многом — с легкой руки тех же американцев — неописуемо. Бесследно, как правило, на «цели безопасности», списывались гигантские суммы. В результате некоторые министры из правительства А. Алляуи предпочли не дожидаться худшего и покинули свою страну, нередко — на гуманитарных чартерах, игнорируя распоряжение новых властей о запрете их выезда за границу. Теперь они помогают своему народу из далека, один, например, формирует «совместно с сопротивлением некое оппозиционное движение», другой дает советы относительно восстановления нефтедобычи и т. д. Есть сведения о том, что американским аудиторам, приехавшим проверить правильность ведения дел прежней администрацией, не предоставили документов по ряду контрактов, в т. ч. одному миллиардному подряду, полученному компанией «Халлибертон», которой ранее руководил вице-президент США Р.Чейни. Курировавшие иракские министерства чиновники из аппарата П. Бремера, бывшего главным американским руководителем в Ираке, тоже покинули страну, не отчитавшись за 1,5 млрд долл. Плюс к тому, получила подтверждение информация о «нецелевом расходовании» тем же аппаратом П. Бремера 10 млрд долл. США. Теперь становится яснее, за какую демократию воевали и воюют в Ираке американские и британские солдаты. И все это — не считая продолжающегося бесконтрольного вывоза иракской нефти.

Когда где-то богатеют, где-то должны беднеть. Так оно и есть — на другом, иракском полюсе происходит безнадежное накапливание проблем, голода и нищеты, безработицы и безысходности, болезней и смерти. Страна потеряла за год более 30 тыс.чел. (это — по самым минимальным подсчетам), остается полем действий для международных террористов всех мастей, здесь все чаще становится известно о перевалке идущих в Европу и Азию наркотиков, производителем которых является Афганистан.

В подобных обстоятельствах правительству сложно заниматься практическими делами. Часть министерств — банкроты, другие после чисток не в состоянии решать даже текущие задачи. Основную нагрузку несут на себе МВД и Минобороны. Впрочем, и им похвастаться особо не чем. Разрекламированные операции против повстанцев в центре и на севере страны под громкими названиями «Матадор», «Кинжал» и «Гарпун» больших успехов не принесли. Повстанцы приноровились к манере действий противников: в первом эшелоне — слабо вооруженные местные формирования (американцы не доверяют им тяжелого оружия), во втором — американцы, избегающие ввязываться в прямые боестолкновения. Каждый день страна узнавала об арестах и уничтожении стольких-то «террористов», и каждый новый день все начиналось сначала. Конфуз случился с наиболее масштабной операцией иракской армии, получившей наименование «Молния». За неделю до ее начала министры внутренних дел и обороны на пресс-конференции подробно поведали общественности о том, как и где она будет проходить и какие силы будут в ней задействованы. Абстрагируясь от деталей, можно сказать, что ее суть заключалась в поэтапной чистке кварталов иракской столицы от повстанцев и переходе через неделю к аналогичным шагам в печально знаменитом «треугольнике смерти» (прилегающие к Багдаду с юга и запада суннитские районы). Предупрежденные повстанцы сделали необходимые выводы, и операция, после нескольких сообщений об успехах (сегодня задерживают 300 иракцев, завтра отпускают 250 и так через день), тихо сошла «на нет».

У войск США в их победных реляциях войск в мае-июне замелькали названия небольших городов и населенных пунктов Северного Ирака, таких, как Хадиса, Эль-Каим, Карабла, Хувейджа, Телль-Афар. Приводились цифры арестованных и убитых повстанцев — десятки и сотни, единицы — среди действовавших там морских пехотинцев, сообщалось об успешном применении боевой авиации США и Великобритании — и это в малонаселенных пустынных районах. Впрочем, и здесь что-то не сходится у вооруженных сил США, даже несмотря на пресловутую «прозрачность» их военной статистики. К третьей декаде июня они официально вышли на общую цифру 1718 чел. Убитых со времен начала войны. По иным, более заземленным подсчетам, только за 7 недель мая и июня американцы не досчитались убитыми — 415 чел., ранеными — более 2 тыс.чел. Разумеется, потери вновь сформированных частей иракской армии — на порядок выше. Американские союзники их не жалеют — что им кровь шиитов, суннитов, курдов, христиан, когда речь идет о большой стратегии и огромной нефти.

А война все продолжается. Как взрывали американские бронированные машины и танки возле Багдада, Мосула, Хадисы и Фаллуджи, Рамади и Киркука, так и взрывают. Как теряли войска США в неделю не менее 75−80 чел. только убитыми, так и теряют, как сбивали американские вертолеты, так и сбивают. И конца-края этому не видно. Американские солдаты двигаются по Багдаду в своих «Хаммерах» и Харвеях", словно зачумленные: никто не приближается к ним ближе, чем на 100 метров, из-за боязни попасть под подрыв заложенного ночью фугаса или удар из повстанческих минометов, либо под обстрел американских пулеметов без предупреждения. Таких случаев уже было немало, под «дружественным огнем» погиб гражданин Швейцарии (курд по происхождению), племянник посла Ирака при ООН, и это — только нашумевшие случаи. Если на улицах тысячелетнего Багдада видна автомобильная «пробка», это означает, что где-то поблизости едут «освободители». Кстати, американцы растеряли последнее уважение во всех слоях иракского общества, за исключением, разумеется, людей, полностью связанных с ними, — типа бывшего премьера И. Алляуи или уже упоминавшегося А.Челяби. Гибель американских солдат не вызывает никаких чувств у рядового или среднего иракца, даже высокопоставленные чиновники вслух говорят, что американцам пора уходить. Заезды в Багдад министра обороны США Д. Рамсфелда, Госсекретаря К. Райс их публичные поучения иракским руководителям, что и как делать, только усугубляют положение. Новое правительство Ирака теперь хочет получать не уроки демократии, а конкретную помощь, о чем премьер И. Джаафари достаточно ясно заявил во время своего визита в Вашингтон, предложив США создать новый «план Маршала» для Ирака. Видимо, все-таки не далек тот день, когда даже местное руководство будет вынуждено реагировать на мнение народа и официально потребовать ухода иностранных войск. Характерно, что когда в Брюсселе премьер И. Джаафари заявил о 2−3 летнем сроке вывода «многонациональных сил», министр обороны США Д. Рамсфелд из Вашингтона подправил его, сказав, что это будет не ранее 10−12 лет. В тоже время через египетский еженедельник (ничего позамысловатее придумать не смогли) миру поведали, что в недрах администрации США уже разработан секретный план, где на 30 страницах расписан процесс ухода войск США из Ирака, при условии установления тесных связей между Вашингтоном и Багдадом. Впрочем, некоторые из стран-членов коалиции сами мечтают поскорее убраться из Ирака — украинцы, поляки подтвердили, что покинут эту страну до конца 2005 г., англичане заговорили о выводе своих сил в течение полутора лет (теперь, после терактов в Лондоне, этот процесс, вероятно, ускорится).

Пока же в США рассматривают возможность разделении Ирака на шест штатов, управляемых центральным правительством. Во всяком случае, такую рекомендацию дал Совет по внешним отношениям, озвучивающим решения Госдепартамента США. Предложено, чтобы на территории нового Ирака возникло бы два или три шиитских штата, один суннитский и один курдский, Багдад — останется отдельным штатом. Вот так, по американскому образцу, раз — и все — разделить по живому исторически, веками живших бок о бок людей, многие из которых связаны узами родства, братства или соседствования, что на Ближнем Востоке тоже очень важно. Дескать, мыслят американские умы, так можно избежать растущих трений между курдами, шиитами и суннитами. А задать этим плановщикам вопрос, отчего же эти трения обострились, кто продолжает их провоцировать? Уважаемый читатель, тебе это ничего не напоминает из недавней истории?

Вместе с тем, представители Пентагона при условии сохранения анонимности вынуждены сообщить американским журналистам, что вооруженное сопротивление в Ираке не удается подавить с помощью чисто военных средств. Ежемесячно американцы уничтожают или задерживают от 1 до 3 тыс. повстанцев, однако число вооруженных нападений неизменно держится на уровне 70−80 в день. Американских военных тревожат новые тенденции в повстанческом движении Ирака, в частности, увеличение числа иностранцев, половина из которых, как считают в Посольстве США в Ираке, составляют граждане Саудовской Аравии. Здесь вот можно с полным правом сказать штатникам: «За что боролись, на то и напоролись». Если просуммировать соответствующие оценки, то по сути, речь идет об изменении стратегии США в Ираке, подключении политических методов к доселе использовавшимся военным. И в это же время в СМИ просочились сообщения о якобы имевших место контактах между представителями США в Багдаде и местным «баасистским» сопротивлением.

А что же говорят об иракских делах в американском политическом бомонде? Здесь картина не столь многообразна, но выглядит существенно лицемернее, впрочем, двуличие всегда было отличительной чертой политики США, тем более, в последние годы, когда в Вашингтоне перестали считаться даже с мнением своих ближайших союзников. Американцы на всех уровнях продолжают долдонить свое: в Ираке события идут своим чередом, ситуация непрерывно улучшается, новая армия и полиция укрепляется, народ приветствует свое руководство, экономика развивается. Словом, «в Багдаде все спокойно». Эти тезисы «под копирку» кочуют из выступления в выступление и у Дж. Буша, и у Д. Рамсфелда, и у К.Райс. В американских СМИ откровенно обсмеяли слова вице-президента США Р. Чейни о том, что иракское сопротивление «находится в предсмертных судорогах». Как сказал по этому поводу один американский эксперт: «Это — крайняя форма выдавания желаемого за действительное». Из чего следует вывод о том, что политика США в Ираке настолько же ограничена и негибка, насколько бесперспективна. Для Вашингтона в Ираке встает в полный рост новый Вьетнам. Это, кстати, признают сами граждане США: в опросах более 75% находят потери в Ираке неприемлемо высокими, 66% считают, что США «прочно завязли в Ираке», 60%, что эта война не стоит подобных жертв, а 40% - прямо приравнивают Ирак к Вьетнаму (мы об этом писали несколько ранее — почти год тому назад).

Но Дж. Буша твердо убежден, что «стратегия в Ираке выбрана правильная, и дело американцев — правое». Куда там правое, оно уже даже не левое. В Пентагоне считают, что армия США сегодня не готова к новым войнам, и хотели бы начать сокращение своего 138 тысячного контингента в Ираке в 2006 г. — минимум в два раза. Пока же в открытую говорится о том, что США строят в Ираке «гигантские базы в районах Талил (юг), Аль-Асад (запад, поближе к Сирии), Баляд (центр страны) и Эрбиль (Курдистан). Словом, американские вояки обосновываются в Ираке «всерьез и надолго», предоставив якобы иракцам «самим решать свои проблемы и сохранив за собой «командные высоты». Такова сегодня реальная стратегия США в Ираке. Однако согласятся ли с ней сами иракцы. В 20-е годы прошлого столетия они так и не дали закрепиться у себя английским колонизаторам. Как будет на этот раз, в иные времена?

http://www.voskres.ru/articles/grekov2.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru