Русская линия
Русское Воскресение Эмил Влайки26.07.2005 

Сребреница как метафора

Агрессия против Югославии, и в частности — против сербского народа, началась не в 1999 году, и носила в первую очередь не физический, а духовный характер. 1999 г. — только одна из материализаций духовной агрессии, начавшейся десятью годами раньше.

В нынешнее время американской мондиализации и лицемерного акцента на «права человека» правила игры такого лицемерия определяют, что духовная агрессия всегда предшествует физической. Таким образом, сербы должны были быть демонизированы прежде, чем быть уничтоженными физически. В тактическом отношении, поскольку главные мировые СМИ находились в руках агрессора, не представляло трудности в ходе непрерывной агрессии против нашей страны придумать и распространять ряд неправд о сербском народе: «лагери смерти», «лагери насилия» и т. д. Но агрессор знал, что эта ложь в основной своей массе кратковременна по своей природе — её легко разоблачат, и мировое общественное мнение скоро о ней забудет. Поскольку уничтожение Югославии и Сербии задумано как долгосрочная цель, нужно было найти некую зловещую метафору, чтобы на веки вечные заклеймить сербскую нацию как преступную и геноцидную. Метафору, которая позволила бы оправдать любые дальнейшие разрушительные акции против этого народа.

В соответствии с этим, сначала была предпринята попытка с резнёй в Сараево. Но проведено это было небрежно. Некоторые западные СМИ вырвались из-под контроля и реабилитировали сербов, а существовали и секретные сообщения «миротворцев» с места событий, адресованные Организации Объединённых Наций, в которых ясно отмечалось, что сербской вины в той резне вероятнее всего вообще не было.

Тогда американские центры ведения психологической войны спланировали Сребреницу. План был комплексный и долгосрочный. Нужно было объявить эту территорию «зоной безопасности», поднять шум в СМИ по поводу невыносимых условий жизни в этом городе, позволить сербам овладеть остальными «зонами безопасности», сосредоточить тысячи мусульманских солдат на этой «демилитаризованной» территории и, наконец, убедить руководство в Сараево, что Сребреницу без боя нужно уступить сербам.

Расчёт американских «пси-воинов» был прост. Сербы, вероятно, отомстят части банды Орича, которая устроила настоящую резню сербов в окрестностях Сребреницы; часть мусульманских бойцов погибнет при прорыве, часть будет захвачена в плен и заключена под стражу, часть мусульман отступит перед сдачей, а часть мусульман из Сребреницы уже была мертва, кто знает на каких фронтах. При этом надо сказать, что существует немалая вероятность, что какие-то сербские части и/или отдельные лица совершили определённые преступления против пленных мусульман (мужчин). В итоге, почти известно, что бойни, особенно в масштабах, которые ей приписываются (6−12.000) не было, но зато были созданы все предпосылки СМИ для социальной конструкции трагедии в Сребренице. В этом контексте фактическая бойня, по сути, была и не нужна.

Успех американской операции духовного избиения сербов превзошёл ожидания. Сербы приняли «троянского коня» (или «данайский дар»), самонадеянно (не по законам СМИ) вели себя перед входом в Сребреницу, и позволили западной пропагандистской машине заработать на полную мощность.

Хотя доказательства мнимой резни были и остаются призрачными, пропагандистский военно-политический комплекс США сделал своё дело. Сребреница стала одним из величайших мифов двадцатого столетия. Сербы были обвинены в совершении самой чудовищной бойни в Европе со времён Гитлера. Все преступные акции лжи и агрессии против сербского народа со стороны «международного сообщества» таким образом начали получать легитимность. Сребреница, непрестанно и периодически навязываемая СМИ, стала хэллоуинским «фактом». Она вошла в анналы международных организаций, в видеоигры, в школьные учебники, в писаные антологии о мировых геноцидах, начали основываться ассоциации защиты прав и политически-правовой реабилитации «жертв Сребреницы», в этом контексте международными организациями финансируются программы и памятники, а Гаагский трибунал вот уже на протяжении десятилетия трагедией в Сребренице обосновывает своё якобы «моральное» право на существование. Миф о Сребренице приобрёл такой размах, что у людей на Западе выработались павловские условные рефлексы: лишь услышав слово «сербы», они сразу вспоминают о Сребренице, и наоборот.

Трагично для сербского народа было и то, что пришедшая к власти после «Октябрьской революции» 2000 г. политическая команда, которой оказали поддержку часть сербских интеллектуалов и большинство СМИ, финансировалась и поддерживалась в основном американцами (см. заключение книги данного автора «Демонизация сербов»). Как таковая, она активно распространяла в собственной стране американскую пропаганду о мнимых сербских преступлениях, во всех отношениях пытаясь покончить с Югославией и Сербией. Придумывались морозильные камеры и массовые захоронения, переполненные несербскими телами, а западный фильм «The cry from grave «о т.н. «бойне в Сребренице» — в котором, кстати говоря, ничего подобного не видно — навязывается сербским зрителям чуть ли не каждый день. Кульминацией наёмного антипатриотизма стал гангстерский арест Милошевича и его выдача Гаагскому трибуналу, а также арест и выдача этой американской институции многих сербских патриотов.

Не лишено значения и то, что официальная сербская делегация недавно присутствовала при открытии памятника жертвам Сребреницы. Одна интересная «деталь»: никто на этом мероприятии, ни, к сожалению, сама сербская делегация, ни словом не обмолвилась о свыше тысячи сербов, убитых в Сребренице и её окрестностях; только мусульмане названы жертвами.

Здесь мы доходим до ключевого парадокса. Отмечается годовщина преступной агрессии США-НАТО против Югославии и Сербии, а на этом фоне молчаливо признаётся миф о резне мусульман в Сребренице, что, как и разделение этих двух вещей, является глубоким противоречием.

Те, кто это делает, будем надеяться, бессознательно, не понимают значение Сребреницы как одной из уже признанных мировых метафор. Эта метафора в сознании сотен миллионов людей по всей планете актуализирует и делает «истинным» почти всё: сербские «лагеря смерти и насилия», сараевскую бойню, «устроенную сербами», а также «сербский геноцид албанского населения» в Косово и Метохии. Вместе с тем метафора Сребреницы, пусть не легализирует, но придаёт солидную легитимизацию и самой интервенции США-НАТО 1999 г., и создаёт оправдание для всех остальных «гуманитарных вмешательств и военных интервенций» в мире. Не может народ говорить, что определённая военная интервенция против него была необоснованна и преступна, а в то же время молча признавать, что он сам совершал и совершил неслыханные преступления! Повторим ещё раз: неужели кто-то в самом деле может быть настолько бессознателен или глуп, чтобы не связывать, или не желать связать воедино эти две вещи?..

Те, кто это делает, невзирая на какие бы то ни было благие намерения, наносит непоправимый вред сербскому народу, а в некотором смысле их вариант даже и хуже наёмной сербской политической команды, которая в последние годы в качестве оправдания за свою грязную антипатриотическую работу получала деньги.

В свете всего вышесказанного неизбежно напрашивается следующий вывод. Первый, самый спешный и святой долг истинных сербских интеллектуалов и их сообществ — развенчание мифа о Сребренице, окончательное установление истины, какая бы она ни была. Пока будет существовать этот миф, и пока они будут молчать, ничто иное, святое, не может и не будет существовать, ибо эта зловещая фикция накладывает пятно на все усилия и всякую проекцию человеческого будущего для сербского народа.

И пусть эти интеллектуалы не удивляются, если завтра, помимо всего прочего, тот самый миф послужит (возможно, даже успешно) уже отлично организованным сепаратистам как ключевое оправдание и вдохновение на ряд новых, более мелких «сребрениц», чтобы в обозримом будущем раздробить и сегодняшнюю крайне неустойчивую сербско-черногорскую (кон)федерацию, так, что и от самой Сербии ни буквы С больше не останется на географической карте мира.

Баня Лука, 12 марта 2004 г.

Сребреница как метафора (2)

1. Метафора психологической войны и «сербской геноцидности»

Сербам никак не удаётся освободиться от зловещей метафоры о Сребренице. Не успеют они передохнуть, как Запад, по календарю, установленному американскими секретными службами психологической войны («пси-воины»), снова поднимает шум. На этот раз на свет вытащена видеозапись, на которой группа «плохих парней» — сербов, разумеется — расстреливает группу пленных мусульман. Всё это, конечно, происходило в «геноцидном круге ужасов» Сребреницы, где разыгралась «чудовищнейшая бойня в Европе со времён Второй мировой войны». Метафора ясна, внушительна, ассоциативна: Сребреница — Вторая мировая война — нацисты — холокост — сербы.

Автор этих строк не ставит себе целью отрицать какое бы то ни было преступление, в том числе и запечатлённое на данной записи. Не намерены мы и осуждать «международное сообщество «, которое привело в действие и раздувало, не считаясь со средствами, цикл насилия на Балканах. Напротив, автор, против своей воли, отдаёт должное эффективности «пси-воинов «США, которые, что бы ни делали на наших просторах в течение последнего десятилетия, во всём добились успеха! Адская блистательность американцев заходит настолько далеко, что им достаточно мизинцем указать на «Сребреницу «, чтобы до крайности спровоцировать наших балканских «интеллектуалов «и заставить их разбиться на два основных лагеря:

— Первый — проамериканский, состоящий из продажных политических и журналистских структур во главе с кандич, бисерко, васичами и им подобными, которые как попугаи повторяют, что постоянно находят всё новые примеры «сербских геноцидных повадок», и что это нужно открыто признать, чтобы посредством общего катарсиса сербское общество очистилось, притом в качестве примера приводят Германию, которая путём ПРИЗНАНИЯ якобы «очистилась» от нацизма. Совершенно правы те, кто в подобного рода деятельности сербских «любителей истины» усматривают хитросплетение инквизиторско-нацистско-сталинистско-маккартиевых методов вызывания чувства коллективной вины с целью окончательного убийства морали народа.

Второй лагерь — подчёркнуто патриотический, действия его слишком эмоциональны и наивны. Стоит только американцам в своих СМИ затянуть песенку о Сребренице и сербских геноцидных повадках, как «патриотов» охватывает приступ возбуждённого гнева. Одни ставят под вопрос «новые доказательства», в данном случае — показанную видеозапись. Другие признают, что «новые доказательства» истинны, но обращают внимание на то, что и другие противоборствующие стороны совершили аналогичные преступления. Третьи задаются вопросом, какое прямое отношение показанная видеозапись имеет к мнимой «резне в Сребренице». Четвёртые в продемонстрированной записи видят символ всех преступлений, совершённых на Балканах по инициативе «международного сообщества «.

Однако, каковы бы ни были намерения и действия обоих лагерей, «пси-воины» достигли желаемой цели: о Сребренице снова спорят со страстью, свойственной нам, балканцам. А раз об этом столько говорят, «должно быть, в этом что-то есть «, «нет дыма без огня «, не так ли? Непрестанно возобновляемая притча о Сребренице вызывает гнев, агрессивность, чувство вины и депрессию в народе, а так легче править и психологически подталкивать людей своими правителями избирать новых тадичей, драшковичей, човичей, михайловичей, батичей и т. п.

Сербские «интеллектуалы» и политики, по крайней мере благонамеренные, всё никак не могут хотя бы чему-нибудь научиться у американских экспертов по пропагандистским действиям. Когда, к примеру, сербская сторона представляет доказательства преступлений моджахедов, туджмановцев и ОАК против сербов, совершённых во время последних балканских войн, западные СМИ и политики молчат, словно воды в рот набрали, никто и словом об этом не обмолвится. Эти доказательства — а их не счесть — могут быть прочны, как скала, но никакого отклика они не получают, а наталкиваются на полное игнорирование. На этом история заканчивается. В свете вышесказанного возникает вопрос: почему люди, именующие себя сербскими патриотами, реагируют с таким шумом на каждую малейшую провокацию в связи со Сребреницей, хотя, в отличие от доказуемых преступлений, совершённых другими воюющими сторонами, Сребреница отличается рядом признаков, которые выдают, что в этой истории мифа намного больше, чем реальности? Почему они не сохраняют «английское «спокойствие, как остальные, почему сломя голову втягиваются в игру американских служб ведения психологической войны? Почему никак не поймут, что их бурные (пусть обоснованные) реакции, неумолимо поднимающие вопрос коллективной «геноцидной «вины сербского народа — одна из первоочередных целей американских «пси-воинов »? И пока эта часть сербских интеллектуалов и политиков занимается Сребреницей, народ увязает в трясине безработицы, нищеты и отчаяния.

2. Метафора страданий сербов Краины

Превратным, извращённым способом Сребреница, по расчётам «новых властелинов мира «, стала и метафорой страдания сербов Краины. Чтобы понять это, нужно углубиться в генезис мифа о Сребренице.

По своему географическому положению Сребреница, преимущественно мусульманский город, находится в глубине Республики Сербской. Во времена национальных размежеваний, тенденций к созданию этнически чистых территорий и возросшей межнациональной и межрелигиозной вражды и ненависти позицию Сребреницы удерживать было трудно; в случае мирного решения существовала вероятность обмена Сребреницы на другую территорию, отличающуюся противоположными характеристиками. Эта изолированность мусульманской Сребреницы дала «пси-воинам «исходную идею, как демонизировать сербов, то есть — как показать общественному мнению, за что сербы заслуживают наказания, бомбардировок.

— В соответствии с этим мусульманское руководство в 1993 г. приняло решение пожертвовать Сребреницей, предвидя при этом большое количество гражданских жертв среди мусульман. Это соответствовало идее Билла Клинтона, который любой ценой стремился найти повод для бомбардировок сербских позиций, для чего ему требовались, по его извращённым расчётам, 5.000 мусульманских жертв!!!

Но 1993 год был «неудобен «. Мусульмане вступили в ожесточённую войну с хорватами, и требовалось больше года, чтобы положить конец этому столкновению. В этот период, пока мусульмане и хорваты воевали между собой, было неубедительно представлять сербов единственными «плохими парнями «.

1994 год также выдался «плохим «. Только начало утихать мусульманско-хорватское столкновение, как последовал геноцид в Руанде. Показывать сербов геноцидным народом на фоне убийств миллионов людей в этой африканской стране опять было неубедительно.

Итак, в 1995 году следовало завершить первый раунд столкновений на Балканах. В это время идея жертв Сребреницы как повод для бомбардировок сербов была уже оставлена. Американские секретные службы тогда отдавали предпочтение бойням на сараевских рынках. Но прежде чем «образумить» сербов и навязывать окончательный мирный договор, нужно было решить одну «мелкую проблему»: отдать Краину под контроль Хорватии. Руководившие операцией американские плановики сначала с помощью хорватской наступательной операции «Блесак» («Молния») отделили боснийских сербов от хорватских. Окончательный удар, операция «Олуя» («Буря»), стал в техническом отношении пустяком, тем более, что политическое и военной руководство Краины предало собственный народ. Однако проблема заключалась в том, что Америка знала, что операция «Олуя «повлечёт за собой настоящий геноцид сербов, что и произошло. За это некоторые западные СМИ, никоим образом не расположенные просербски, прямо обвинили Клинтона как провокатора военных преступлений, совершённых во время «Олуи».

Итак, зная о том, что случится с сербами Краины, американские службы психологической войны вспомнили о Сребренице. По ним, нужно было предложить сербам «данайский дар «в виде «занятия «этого города. Это, конечно, повлекло бы за собой определённые сербские преступления, а ввиду четырёхлетней войны и вероятной попытки прорыва мусульманских войск (несколько тысяч солдат из этой «демилитаризованной «зоны) через сербские позиции (наибольшее число пострадавших в Сребренице приходится на 28-ую мусульманскую дивизию во время прорыва), остальных мёртвых можно было найти легко. Как только Сребреница оказывается в руках сербов, на сцену должна была выйти западная пропагандистская машина, в то время работавшая под контролем американцев. Так идея Клинтона о «5.000 мусульманских жертв «была окончательно претворена в жизнь.

Следует вывод:

— Параллельно с операцией «Олуя «(в начале августа), американские «пси-воины «спланировали и падение Сребреницы (в середине июля); другими словами, операция «Олуя «не могла начаться, пока Сребреница не перейдёт в руки сербов!

— Суть того, что сербы пережили во время «Олуи» и после неё (несколько тысяч пропавших, 200.000 беженцев, сожжено 80% сербских домов), конечно, при определённой специфике, предвиделось, проектировалось и распространялось западной пропагандистской машиной как сербское геноцидное поведение по отношению к мусульманам; свежеиспечённая «резня в Сребренице» амортизировала «Олую».

— В этом отношении можно сказать, что Сребреница является превратной, извращённой метафорой страдания сербов Краины.

3. Метафора лакейства «октябрьских революционеров»

Одним из доказательств того, что Сребреница в то время для американских «пси-воинов» не имела того же самого значения, что и сегодня, является факт, что бомбардировки боснийских сербов спустя два месяца (сентябрь 1995 г.) последовали только после резни на Маркалах 2 в Сараево (конец августа 1995 г.), что было использовано как повод для интервенции НАТО!

После Дейтона и до самого падения Милошевича Сребреница, как в действительности, так и в СМИ, еле держалась. В Гааге говорилось, по совести сказать, о шести с половиной тысячах мёртвых, но на месте подтверждения тому не было. Было найдено около 2000 останков тел, из которых пять лет спустя только несколько десятков было идентифицировано. События в Косово и Метохии и агрессия НАТО на Югославию/Сербию привлекали больше всего внимания отечественной и мировой общественности.

Падение Милошевича в результате, по словам Коштуницы, «новой Октябрьской революции «, стало и переломной точкой в отношении Сребреницы. Всё началось с нового вала демонизации, которая на этот раз исходила не от НАТО или отдельных «сербских «анонимов, которых «мучила совесть «за якобы личное участие в тех преступлениях, но от новых властей Югославии. Они свою проституированно-мазохистскую кампанию, проводимую с помощью собственных «демократических «СМИ, основывали на каких-то морозильных камерах и новых открытых «массовых захоронениях», о которых волшебным образом было «заранее известно «, что в них содержатся тела албанцев, мусульман и хорватов.

Положение вещей было ясно. В Югославии/Сербии к власти пришла команда «октябрьских революционеров» без Ленина, добрая часть которых получала зарплату от Запада, особенно США. Запад хотел смыть с себя вину за преступления, совершённые против Югославии: в первую очередь, вынесением приговора Милошевичу, и, поскольку больше не было непосредственной возможности новых балканских войн, которые снова вынесли бы на поверхность «сербскую геноцидность», — настаивая на «резне в Сребренице».

Но обвинение против Милошевича со стороны т.н. «Международного трибунала по преступлениям в бывшей Югославии» было (и остаётся) слишком слабым, шатким. Что касается Сребреницы, не хватало тел, доказательств преступления. Итак, хозяева из США приказали своим наместникам в Югославии/Сербии восполнить недостаток тел интенсивной внутригосударственной самодемонизацией. Таким образом, Сребреница, Младич и Караджич стали неотъемлемой частью ежедневной информационной кампании. Снятый на Западе фильм о «резне в Сребренице» — «Крик из могилы» — смесь риторики и неясного фотомонтажа — стал «хитом» сербского телеэкрана.

Конечно, напрашивается вопрос: как говорить о бойне и геноциде без тел? Но это, с точки зрения манипуляции, — технический вопрос, ответ на который, вероятнее всего, знают американские секретные службы психологической войны и их «октябрьские революционные «марионетки, прямые исполнители в Югославии/Сербии. Вспомним сфабрикованный инцидент с телами в Рачаке, сфабрикованное происшествие с младенцами из инкубатора в Кувейте, которых якобы умертвили иракцы, что послужило непосредственным поводом к первой «войне в Заливе», сфабрикованный инцидент в Тонкинском заливе, с которого началась агрессия США на Северный Вьетнам, и т. д. Всё было ложью, выдумками, инсценировками и продуктом американской пропагандистской машины. В этом отношении в течение последних десяти лет уничтожения Югославии и демонизации сербов бОльшая часть того, что утверждали западные СМИ, было ложью. Лгали, ставили инсценировки, манипулировали аж до сих пор, а сейчас они как никогда заинтересованы смыть позор с себя, потому и продолжают идти по проторенной тропе, не без помощи местных лакеев. Конечно, помимо всего прочего, и из-за тоталитаризма «нового мирового порядка «нет никаких возможностей объективной, истинной проверки доводов сегодняшних сербских властей о новораскрытых «сербских преступлениях «.

В западном правосудии процесс можно выиграть и в случае, если будет установлена недостаточная надёжность свидетеля. Существует много доказательств лжи пропагандистской машины США-НАТО, а обман, насилие и синхронизированные действия части представителей сегодняшних властей в соответствии с желаниями их хозяев из «международного сообщества», проявляются ежедневно и открыто. Как тогда верить кому бы то ни было из преступно-манипуляционного сообщества, даже если что-то из того, о чём они теперь говорят, и является правдой? Они просто ненадёжны. В районе Сребреницы (в радиусе 100 км) найдено до 300 (останков) тел. Утверждается, что почти 2000 останков идентифицированы как «мусульманские «благодаря анализам ДНК. В точности анализов, вероятно, сомневаться не нужно, и известно, что идентифицированные тела принадлежат действительно мусульманам. Тем не менее, зная эффективность американских манипуляций, есть определённая доля вероятности, о чём уже, кстати, и писали, что идентифицированные останки собраны с различных фронтов БиГ и представлены как жертвы Сребреницы. Характерно то, что западная пропаганда, говоря о «бойне в Сребренице», вообще не упоминает о погибших сербах!!! А они как в Сребренице, так и в её окрестностях, вне всякого сомнения гибли.

Притча о «резне в Сребренице» так и останется «песенкой без конца», пока в Сербии у власти «октябрьские революционеры», которые должны выполнить работу, за которую им платят. В качестве слуг «новых властелинов мира «они будут присутствовать в июле сего года на мероприятиях по случаю десятой годовщины «резни в Сребренице «.

Хотя автор этих строк не питает никаких иллюзий в отношении «октябрьских революционеров», однако выражает скромную надежду, что делегации из Сербии и Республики Сербской по этому поводу найдут в себе силы сказать несколько слов и о сербских жертвах Сребреницы! Таким образом Сребреница потеряла бы свойство метафоры «сербской геноцидности» и превратилась бы в символ бессмысленных страданий и мучений людей всех народностей и вероисповеданий, граждан, которые жили на этих просторах, и в символ сопротивления всем тем внешним силам, которые цинично и бездушно ввергли нас в пучину балканских ужасов.

Профессор Эмил Влайки

http://www.voskres.ru/army/publicist/vlaiki.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru