Русская линия
МиК — маркетинг и консалтинг Владимир Пудов25.07.2005 

«Традиционность» или равенство?

Одним из серьезных вопросов, лежащих в сфере государственно-религиозных отношений в Российской Федерации, по прежнему остается вопрос о делении религий на «традиционные» и «нетрадиционные», полемика по которому ведется уже не первый год. А, между тем, давно пора понять, что такое деление не только не противоречит принципу свободы вероисповедания, но, при условии корректного правового определения и применения этих понятий, будет способствовать реализации данного принципа в большей мере, чем это имело место до сих пор.

Начнем с того, что равенство всех религиозных объединений перед законом, декларируемое в Конституции, никак не отменяет того факта, что объем выполняемых этими религиозными объединениями социальных и духовно-культурных функций различен. Поэтому уже только по одному этому основанию логично делить все религиозные организации на традиционные и нетрадиционные. Главное — четко определить критерии, по которым это деление должно производиться и не допускать никаких вольных трактовок этих понятий отдельными властными структурами и чиновниками. Наличие у религиозного объединения определенных корней в российском обществе, степень его влияния на российскую культуру и традиции, на становление государственного и национального самосознания, наличие достаточно значимого социального служения — вот что, по нашему мнению, должно стать единым правовым критерием при определении понятий «традиционный — нетрадиционный».

И уже следующий вопрос — кто конкретно будет определять степень «традиционности», или, если хотите, степень авторитетности того или иного религиозного объединения в нашем обществе. При всем том, что Церковь в нашей стране отделена от государства, и государство отказалось от директивного вмешательства в духовную жизнь граждан, ему приходится строить свои отношения с религиозными организациями ради общих, не зависящих от отношения к религии, целей и интересов. И, с нашей точки зрения, нельзя допустить, чтобы голос религиозных объединений, немало вложивших в российскую культуру и уже самой историей вплетенных в полотно государства российского, при решении этих жизненно важных вопросов ценился в той же мере, что и голос религиозных организаций-однодневок. Ни о каком проявлении неравенства или дискриминации прав граждан здесь нет и речи. Зато это поможет государству выстраивать отношения с конфессиями, расставлять приоритеты, когда вопрос идет о судьбах отечества. Есть и еще один существенный нюанс. Не будем забывать тот факт, что многие, издавна существующие в России религиозные объединения, пережили годы гонений, существенно подорвавшие их материальную базу, и ныне находятся в бедственном положении. Без помощи государства, которое в свое время допустило в их отношении несправедливость, им не суметь выдержать конкуренцию со стороны новых религиозных движений, не имеющих каких бы то ни было корней в нашем государстве, но располагающих большими, или даже очень большими деньгами. И тогда в стране может случиться своеобразный религиозный беспредел, грозящий серьезными социально-культурными проблемами в нашем обществе. Но этого не случится, если государство будет отделять права религиозных объединений перед законом от практического содействия, оказываемого таковым.

Разговоры о том, что всем должны быть предоставлены равные условия, а дальше от самой религиозной организации зависит, сумеет ли она выплыть, просто неправомерны. Такой чисто коммерческий подход уже давно практикуется в западно-европейских государствах, в США, а также отдельных странах третьего мира, где страны-доноры реализуют свое видение экономического развития и, к сожалению, стал уже стал действительностью в жизни российского государства. Но, вместо того, чтобы трезво оценить последствия такого подхода в тех странах, где они (эти последствия) уже проявились, многие у нас бездумно и абсолютно безответственно стремятся к его внедрению. В апреле 2005 года Всемирный Совет Церквей проводил Всемирную Неделю Действий по проблемам торговли. В числе прочих встал и вопросов о нарушениях библейского представления справедливости в экономической деятельности. По мнению членов Совета, «это представление нельзя свести к простому требованию равенства возможностей для всех людей. Такое „равенство“ помогло богатым и могущественным заполучить себе всю силу и широкий доступ к мировым ресурсам, и сформировать властные элиты, притесняющие и эксплуатирующие других». Это ли не признание того факта, что коммерческий подход к вопросу равенства любого толка, в том числе и прежде всего в сфере государственно-религиозных отношений, недопустим и противоречит библейскому представлению о справедливости.

Еще один, на протяжении полутора десятка лет дискутируемый вопрос, — о возможности и допустимости преподавания религии в школе. Выдвигаются самые противоречивые точки зрения: от полного отрицания религиозного воспитания в школах до введения в них Закона Божия. И, как мне кажется, между этими крайними позициями лежит не истина, как принято считать, а проблема. Ведь посмотрите, религия преподается в школах во многих странах мира, и ни в одной стране это не вызывает столь бурного бряцания оружием, как в России. Людей кидает из крайности в крайность вовсе не без причин. Так уж получилось, что в нашей стране Закон Божий то был обязателен, то его отменили и детей стали учить противоположности ему, т. е. атеизму. У людей произошел какой-то надлом в сознании. Одни все надежды на развитие России связывают с религиозным образованием, другие — с недопущением такового в школы. Как здесь найти точки соприкосновения, понимания друг друга?

Нельзя сказать, что, уничтожив советскую, атеистическую идеологию, мы ничего не получили взамен. Так уж получилось, что место Бога в сердцах многих занял иной бог — деньги, забравший власть над их умами и сердцами, и вовсе не важно для них — откуда и как они взялись. «Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Матф., 6:21). Так где же сейчас сердца наши? Но это отдельная тема. Вопрос все же о том, должен ли современный человек иметь представление о религии? Несомненно, в условиях своеобразного идеологического вакуума, неизбежным следствием которого явилась духовная опустошенность многих людей, религиозное воспитание может сыграть огромную стабилизирующую роль в обществе. Но есть и другой аспект этого вопроса. Религия — это то, что связано с историей человечества и его культурой на протяжении всей его истории, что переплетено с ней и неотделимо от нее. И, с любой точки зрения, знание истории своей страны подразумевает знание истории религии. Но, чтобы изучать историю религии, прежде всего надо иметь представление об основах религии. Для России, в первую очередь для регионов компактного проживания русских — это основы православия. А потому, что плохого в том, если в этих регионах в школах будут преподаваться основы православной культуры, как самостоятельный предмет? И ничего страшного не произойдет, если представители других национальностей и конфессий, или атеисты, проживающие в данной местности, немного больше узнают об особенностях православия и православной культуры? Своей вере их и дома научат. И, в конечном итоге, это приведет к большей веротерпимости и пониманию людьми друг друга. Но при одном условии. Если преподавание этого предмета в школах оставят за светскими преподавателями, обученными сдержанности и придерживающимися принципа недопустимости откровенного миссионерства или, тоже как вариант, критицизма в отношении преподаваемого ими предмета. Это особенно важно, поскольку учитель — не робот, а живой человек, и может быть православным верующим, или верующим любой другой конфессии, или атеистом. Тот же принцип должен применяться в регионах компактного проживания представителей другой конфессии, к примеру, мусульман. Православным, проживающим там, также будет полезно побольше узнать о вере народа, с которым они живут бок о бок.

Но преподавание основ своей веры не отменяет важности изучения других мировых религий. Правда во всем, что касается воспитания духовного, привития общечеловеческих ценностей, нужно быть особенно деликатным, ненавязчивым, поскольку речь идет об очень тонких материях. Недопустимо оскорбление людей другой национальности и веры. Главное здесь — не навредить. Без любви, толерантности и терпения все самые благие намерения обречены на провал и могут привести к диаметрально противоположным результатам.

С учетом этого, полагаю, введение в школах религиозного образования не только допустимо, но и вполне возможно. Изучение религии должно складываться из двух составляющих — основы мировых религий и основы религии, играющей доминирующую роль в данной местности. Учебники следует разрабатывать при участии представителей религиозных организаций и утверждаться министерством образования РФ. Так, к примеру, раздел «Основы православной культуры» должен быть согласован с Русской Православной Церковью.

Глава Представительства Евангелическо-Лютеранской Церкви в г. Москве В. С. Пудов

http://www.iamik.ru/?op=full&what=content&ident=22 454


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru