Русская линия
Правая.Ru Владимир Букарский25.07.2005 

Приднестровье: горячий июль наступил

Провокации, осуществляемые молдавской стороной, не могут быть случайными. Их сценарии удивительно похожи: и оперативное прибытие на место происшествия молдавских полицейских из нескольких населённых пунктов, и не менее оперативное появление в зоне конфликта разгорячённых вином местных жителей, и «дежурный» визит «министра реинтеграции» Молдовы Василе Шовы. Цель этих провокаций даже не скрывается — всеми силами удалить Россию из региона и лишить Приднестровье последней опоры. Именно этого добиваются и Молдова, и Украина, и их покровители на Западе.

ВЫСТРЕЛЫ НА МОСТУ

В своей статье, написанной в конце прошлого месяца, я предрекал обострение политической и даже военной обстановки на Днестре в июле. Мне тогда очень хотелось ошибиться. Увы, я не ошибся.

В зоне безопасности на Днестре, где несёт службу российский миротворческий контингент, впервые за 13 лет, прошедших после прекращения войны 1992 года, прозвучали выстрелы. Этот инцидент уже стал поводом для обвинения российских миротворцев в провокации, непрофессионализме. Что же действительно произошло в ночь с 19 на 20 июля в Дубоссарском районе у моста через Днестр? Об этом на пресс-конференции в штабе Оперативной группы войск Минобороны России рассказали командующие контингентом и сами непосредственные участники конфликта.

19 июля в 20:10 по местному времени к посту российской миротворческой группировки N9 в районе Вадул-Луй-Водэ подъехал автомобиль «Хонда» серо-зелёного цвета. Из окна автомобиля были зафиксированы 3 вспышки фотосъёмки. Согласно статье 11 Устава миротворческой операции, разработанного под эгидой ООН, фотографировать мосты, водоканалы и другие военные объекты в зоне безопасности запрещено. Об этом гласит и табличка на трёх языках при въезде на КПП. По словам военного коменданта центральной зоны безопасности подполковника Бориса Крамченкова, в практике всех разведок мира широко распространён способ съёмки военного объекта с разных ракурсов. Любой террорист может провести теракт или диверсию, как будто он находится на этом посту.

Съёмка допускается исключительно с разрешения пресс-службы Оперативного воинского контингента. За 3 дня до этого приднестровский частный телеканал ТСВ обратился за разрешением на съёмку поста и получил его. Однако за получением разрешения на съёмку 19 июля никто не обращался. Заметив фотовспышки, старший смены старший лейтенант Дудников подал жезлом сигнал остановиться. Несмотря на сигнал, автомобиль продолжал движение и едва не совершил наезд на военнослужащего. Для остановки автомобиля было применено специальное средство «ёж».

Пассажиры «Хонды» вели себя вызывающе. В ответ на требование предъявить документы пассажиры ответили нецензурной бранью на русском и молдавском языках. Старший смены настоял на предъявлении документов. Из автомобиля вышли мужчины и показали свои документы. Ими оказались член Хельсинкского комитета Молдовы Ион Маноле и водитель Александру Постикэ. Они назвали себя журналистами. На вопрос, какие именно СМИ они представляют, они сказали, что являются частными лицами. В ответ на вопрос, какова цель их пребывания на блокпосту, Постикэ закричал: «Езжайте к себе в Сибирь и там командуйте!».

В автомобиле осталась американская гражданка Каролина Синкотта, производившая фотосъёмку. Она была готова подчиниться требованию военнослужащих и удалить кадры цифрового аппарата, но сопровождавшие её не дали ей этого сделать. Постикэ ответил: «Это гражданка США, она может фотографировать везде, где ей вздумается».

По словам старшего военного начальника российского миротворческого контингента полковника Анатолия Зверева, в числе наиболее активных участников инцидента оказался старший офицер молдавского миротворческого контингента, командир 3-го мотопехотного батальона майор Кузнецов. Он появился на посту N9 с впечатляющей оперативностью — через 3 минуты после задержания «Хонды» — и потребовал от молдавских миротворцев покинуть КПП. Когда солдаты отказались нарушать свой долг, комбат начал им угрожать.

Старший лейтенант Дудников по линии оперативной связи вызвал наблюдателей. Когда наблюдатели были ещё в пути, на место стали прибывать местные жители, возглавляемые руководителем сельской администрации. В течение считанных минут у поста N9 оказалось порядка 30 человек, многие из них находились в состоянии алкогольного опьянения. Через короткое время туда там оказалось порядка 100 человек, многих из которых привезли автомобили.

Тем временем в районе конфликта появился известный молдавский «правозащитник», руководитель Хельсинкского комитета Молдовы Штефан Урыту — бывший участник террористической группы «Бужор». Его высказывания и призывы еще более взвинтили пьяную толпу. Этими людьми, вместе с полицейскими, был остановлен автомобиль «Нива» с логотипом «Молдтелеком», движущийся по направлению к Кишинёву. Водителю пытались объяснить «по-хорошему»:

— Выходи, нам нужна твоя машина.

Он пытался объяснить:

— Мужики, не могу, я спешу в Кишинёв.

— Ты что, не понял?! Будешь стоять, сколько прикажут!

Он отказался подчиниться. Его вытащили из машины и стали избивать. «Ниву» поставили поперёк дороги с целью перегородить автомагистраль и создать пробку. Штефан Урыту заявил, что «Ниву» уберут только тогда, когда «Хонда» беспрепятственно покинет блокпост.

Обстановка начала обостряться. На место прибыли полковник Уцэ и сотрудники молдавской полиции в форме. Подполковник Крамченков подтвердил, что появление на месте конфликта сотрудников полиции не только не успокоило, но еще сильнее раззадорило местных жителей, находившихся в стоянии алкогольной эйфории. Один из граждан, некто Николаев, сел за руль задержанного автомобиля «Хонда» и попытался сбить старшего поста Дуденкова. Молдавские полицейские, которых было порядка 30 человек, на это взирали без лишних эмоций. Военный комиссар обратился к полковнику Уцэ с просьбой отвести своих людей. Уцэ ответил, ухмыляясь: «Это ваши проблемы, разбирайтесь сами».

Тем временем участники беспорядков стали всё больше распоясываться. В адрес Крамченкова прозвучала угроза: «Мы тебя утопим в Днестре!». Нападавшие также стали угрожать убить остальных военнослужащих и забросать блокпост гранатами. В 20:30 в ответ на эти угрозы старший смены отдал команду «Пост в ружьё!».

Пьяные нападавшие попытались силой разблокировать автомобиль, извлекли из него устройство «ёж» и выбросили его под откос шоссе (что является открытым нападением на блокпост и причинением порчи его оборудованию). Старший лейтенант российской армии Дуденков, действуя согласно инструкции, дослал патрон, отдал команды «Стой, назад!», «Стой, стрелять буду!» и сделал предупредительный выстрел в воздух. Майор молдавской полиции Стратан набросился на него и схватил за дуло автомата, пытаясь завладеть его оружием. К нему на помощь бросились ещё несколько полицейских. Автомат АК-74 находился в боевом положении, раздались две непроизвольные автоматные очереди в воздух — Дудников сделал всё, что только мог, чтобы оружие не было направлено в сторону людей. Всего было выпущено 20 патронов. Только благодаря мужеству, самоотверженности и профессионализму российского военного, никто не погиб.

Раздавшиеся очереди подействовали на нападавших отрезвляюще: толпа отступила. В 21:00 на место события (как это уже бывало не один раз) прибыл «министр реинтеграции» Молдовы Василе Шова. Он обратился к главе сельской администрации с просьбой убрать людей с поста (ведь провокация состоялась!). Водителя «Нивы», заблокировавшей шоссе, долго не могли найти. В конце концов, его нашли в траве у обочины, избитого и истекающего кровью.

Гражданские лица разошлись только к полуночи. В 0:20 на блокпост прибыла съёмочная группа молдавского телеканала «PRO-TV» в составе тележурналистки Лореты Бобзы и оператора. Бобза пыталась взять интервью у находившейся в машине Каролины Синкотты. Журналистку предупредили, что съёмка на блокпосту запрещена, после чего она вышла за пределы поста и продолжила съёмку снаружи. В 1:00 район инцидента прибыл военный представитель миссии ОБСЕ подполковник Олег Бояндин — исключительно с целью сопровождать в Кишинев американскую подданную Каролину Синкотту. Только в 1:30 территория поста была полностью очищена от посторонних лиц.

Военное командование дало оценку действиям российских военных: выдержка, благоразумие и спокойствие. Военные, согласно инструкции, имели полное право открывать огонь по толпе, но не допустили пролития крови. Тем не менее, их действия ни на букву не отступили от инструкции личному составу поста, утверждённому, среди прочих, старшим военным начальником от Молдовы, В.Макринским. В этой инструкции предписывается открывать огонь на поражение без предупреждения в случае нападения на личный состав.

В тот же день должно было состояться экстренное заседание Объединённой контрольной комиссии, но молдавская сторона в очередной раз его проигнорировала, и заседание ОКК пришлось перевести в разряд рабочей встречи. Выступивший там сопредседатель ОКК от России, представитель МИД РФ Виктор Шанин задал вопрос, что бы в подобной ситуации сделали наши американские «друзья», устрой кто-нибудь фотосъёмку американского поста где-нибудь в Ираке или в Косово? Ответ, по мнению российского дипломата, очевиден: они стали бы стрелять по колёсам автомобиля, бросили бы всех лицом в грязь, заковали бы в кандалы.

Полковник Анатолий Зверев, присутствуя на заседании, отметил: «Это уже не первый инцидент, спровоцированный органами Молдовы. Ещё 2 года назад, 9 июля 2003 года, был избит представитель группы командования от Приднестровья. Российского военнослужащего, несшего боевое дежурство, протащили 107 метров по асфальту. Его спас бронежилет, который оказался совершенно разорванным».

Участники заседания отметили, что в нападении приняли участие те же самые лица, которые принимали участие в недавних инцидентах в сёлах Дороцкое и Копанка, которых командующий назвал «группой поддержки». Подобные провокации происходят в приднестровской зоне безопасности из года в год. Не случайными были инциденты и в ночь на 20 июля: и оперативное прибытие на КПП молдавских полицейских из нескольких населённых пунктов, и не менее оперативное появление в зоне конфликта разгорячённых вином местных жителей, возглавляемых главой администрации, и дежурное появление в зоне конфликта «министра реинтеграции» Молдовы Василе Шовы.

Цель этих провокаций даже не скрывается — всеми силами удалить Россию из региона и лишить Приднестровье последней опоры. Именно этого добиваются и Молдова, и Украина, и их покровители на Западе.

КИЕВСКАЯ ЛОВУШКА ДЛЯ СМИРНОВА

Вполне естественно, что страна, являясь правопреемницей Киевской Руси, станет гарантом безопасности для народов, чьё исторической прошлое связано общей судьбой с древним Киевом. Приднестровские земли на протяжении долгих лет входили в состав древнерусского государства. И действительно — на протяжении 13 лет Украина вела себя по отношению к Приднестровью гораздо порядочнее, чем Россия. В то время как Москва то и дело навязывала Тирасполю те или иные «планы», «меморандумы» и «дорожные карты», в Киеве отношения с Приднестровьем строили совершенно по-иному: выражалась почти полная поддержка (правда, негласная).

В период 2001 — 2003 годов, когда Россия была очарована «пророссийским» коммунистом Ворониным, отношения с Тирасполем у Москвы отошли на второй план. Приднестровью ничего не оставалось, как улучшать отношения с Украиной, и в последние свои годы режим Кучмы — Януковича отметился наиболее благоприятными отношениями к Приднестровью. В то же время в начале 2004 года, с повышением уровня напряжённости между Кишинёвом и Тирасполем, резко ухудшились отношения Кучмы и Воронина (что вылилось в известный комментарий Кучмы в адрес президента Молдовы: «Если хочет — пусть позвонит»). В то время мало кто ожидал оранжевой революции на Украине и полного бессилия перед ней действующей власти.

Радикальный атлантист Ющенко, придя в результате переворота к власти на Украине, делает то, ради чего его, собственно, и финансировал Запад — вытеснение России из постсоветского пространства. Эта стратегия была согласована во время последней встречи Ющенко и Саакашвили. Этот же сценарий был согласован и на встрече стран-участниц ГУАМ в Кишинёве 22 апреля. По замыслу, аналогичный сценарий должен быть реализован в Абхазии и Южной Осетии. Украина, меняя Россию, становится «главной» страной на постсоветском пространстве.

Политика Ющенко и Воронина по отношению к Приднестровью всё более напоминает игру в «хорошего» и «плохого» следователей. На встрече президентов Украины и Приднестровья в Киеве президент Украины обещал своему приднестровскому коллеге действительно многое, что было с раздражением воспринято и в Кишинёве, и в западных СМИ. Во-первых, это высказанная Ющенко поддержка нынешнего 5-стороннего формата переговорного процесса (Россия, Молдова и Приднестровье, а также Украина и ОБСЕ в качестве наблюдателей), за свёртывание которого выступает Кишинёв. Ющенко высказался за присоединение к существующему миротворческому формату США и Евросоюза в качестве наблюдателей, однако президенты согласились, что это возможно только «при возобновлении нынешнего переговорного формата и согласия всех сторон — в том числе России и Приднестровья».

Во-вторых, Ющенко заявил, что считает недопустимыми меры экономического воздействия на Приднестровье (на сегодня ущерб приднестровской экономике от блокады составил $ 50 млн.). Президенты Украины и ПМР обсудили вопросы взаимного признания сертификатов и таможенных документов, перспективы взаимодействия в области промышленности и торговли, в банковской сфере и в области инвестиционной политики, вопрос функционирования Приднестровской железной дороги. Не был обойдён вниманием и вопрос перемещения грузов и товаров через украино-приднестровскую границу: Виктор Ющенко заявил о намерении приостановить действие постановление правительства Украины об ужесточении условий для экспорта из Приднестровья, принятого по настоянию премьер-министра Молдовы Василе Тарлева во время его визита в Киев.

Внушительного успеха Смирнов добился и в вопросе мониторинга границ (Ющенко согласился с тем, что следует инспектировать всю границу Украины — как с Приднестровьем, так и с собственно Молдовой); и в вопросе предстоящих выборов в Верховный Совет ПМР (они должны проходить по действующему приднестровскому законодательству и при участии международных наблюдателей, что обеспечит легитимность и конституционной системе ПМР, и новому составу тираспольского парламента); и в вопросе квот для студентов из Приднестровья в вузах Украины (такие квоты введены для студентов Молдовы в университетах Румынии).

Однако на своей пресс-конференции Игорь Николаевич Смирнов не упомянул, какой ценой достались ему такие достижения. Во-первых, по словам присутствовавшего на встрече посла по особым поручениям МИД Украины Дмитрия Ткача, Смирнов согласился на увеличение числа украинских миротворцев за счёт российских, и это заявление не было никем в Тирасполе опровергнуто. Украина по Одесским соглашениям 1998 года имеет право на увеличение своего военного контингента в Приднестровье (сейчас Украина представлена только 10 офицерами-наблюдателями), однако в 1998 году в Киеве у власти находился Леонид Кучма, лояльный к Тирасполю, и никто даже в страшном сне не мог вообразить события осени 2004 года. Располагая увеличенным военным контингентом на Днестре, оранжевый Киев получит ещё один рычаг давления и на Тирасполь, и на Москву. Кроме того, российские миротворцы себя уже зарекомендовали за последние 13 лет, про украинских же, кроме опереточного участия в одиозной Иракской войне, ничего не известно. Неизвестно, как бы развернулись события в ночь с 19 на 20 июля, если бы на посту N9 находились не российские, а украинские солдаты.

Во-вторых, главный козырь Ющенко в этой игре — это выборы в Верховный Совет, которые должны состояться в декабре. Сегодня значительная часть приднестровской элиты, устав от неопределённости и трудностей борьбы за признание, готова пойти на самый широкий компромисс в обмен на гарантии хоть какого-нибудь политического и экономического статуса Приднестровья, даже в составе Молдовы. В первую очередь это министр иностранных дел республики Валерий Лицкай, ряд других министров, а также значительная часть бизнес-элиты, широко представленной в Верховном Совете нынешнего созыва и в местных органах власти.

Речь идёт о «группе 17», возглавляемой вице-спикером приднестровского парламента Евгением Шевчуком. Эта группа выступает инициатором конституционной реформы, которая призвана фактически превратить президентскую республику в парламентскую. Кроме того, группа Шевчука требует реформы государственного телеканала ТВ ПМР и создания на его основе «общественного телевидения» (что обезоружит республику в условиях жёсткой информационной войны), а также высказывают недовольство рядом ключевых министров в приднестровском правительстве (как правило, сторонников независимости и промосковской ориентации).

Эти представители тираспольской бизнес-элиты имеют весьма прочные связи с молдавским бизнесом и готовы привести Приднестровье к капитуляции перед Молдовой. На это и рассчитаны все инициируемые ими реформы. И если нынешний состав Верховного Совета на последней сессии отказался рассматривать их инициативу (а если бы и согласился — у этого состава парламента не хватило бы времени до следующих выборов), то на грядущие выборы делаются все ставки. Для этого и необходимы и мониторинг выборов западными наблюдателями, и контроль над государственным телеканалом. А учитывая, как проходили выборы на Украине и какие заключения делали эти западные наблюдатели, можно предполагать, на какой вариант развития событий рассчитана инициатива и президента Украины, и приднестровской «группы 17».

Уже сегодня в Приднестровье как грибы после дождя расплодились различные «фонды в поддержку демократии», издающие целый ряд радикально оппозиционных газет. За оставшиеся до выборов 5 месяцев обстановка ещё больше накалится.

Тем не менее, большинство приднестровцев, включая политическую элиту, продолжают видеть себя частью России. Всего за 2 недели до происшествия на КПП министр государственной безопасности ПМР Владимир Антюфеев призвал Россию увеличить число миротворцев с 500 до 2400 человек и разместить на военном аэродроме в Тирасполе вертолётную эскадрилью. Именно такую численность российского миротворческого контингента предусматривает Соглашение о прекращении огня от 1992 года. А значит — у России есть возможность для контригры.

В первую очередь, необходимо чётко определиться со своим отношением к Приднестровью и увеличивать своё влияние в Приднестровье как только можно. Провести ротацию дипломатического представительства в Молдове, включая посла Николая Рябова, открыто говорившего, что «Приднестровье для нас потеряно» и что «нам надо прекратить выдавать жителям Приднестровья российские паспорта, потому что нам придётся их защищать». Вернуться к облегчённой процедуре выдачи российских паспортов для жителей республики и открыть в Тирасполе своё консульство. Максимально расширять экономические связи с Приднестровьем (что предусмотрено Меморандумом 1997 года, подписанным Молдовой).

Далее — не уступать попыткам заставить Россию сократить своё военное присутствие, по крайней мере, до тех пор, пока стороны не вернулись за стол переговоров и пока продолжаются провокации в зоне безопасности. Рассмотреть вопрос о приведении численности своего военного контингента в этом регионе в соответствие с Соглашением 1992 года.

Наконец, активно содействовать (какими только можно каналами) консолидации «государств в пути», и вместо слова «непризнанные» использовать словосочетание «борющиеся за признание». Оказать максимальное содействие (политическое и информационное) проведению намеченной на конец месяца встрече президентов Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии.

И последнее — помнить, что очень многое решиться на выборах в Верховный Совет республики в декабре этого года. До этих выборов осталось совсем немного — 5 месяцев. За оставшееся время надлежит сделать всё, чтобы сами выборы и послевыборные события не пошли по «бархатному» сценарию.

http://www.pravaya.ru/look/4169


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru