Русская линия
Правая.Ru Кирилл Фролов19.07.2005 

Когда Солдатовы и Ихловы смеются, Россия плачет

Самый лживый и одиозный антицерковный журналист Александр Солдатов в «оранжевой» газете «Московские Новости» посвятил первую полосу и разворот «развенчанию» заявки Русской Православной Церкви на создание собственной правозащитной концепции

В качестве «эксперта» Солдатов привлек не менее одиозного, в том числе и либеральных кругах, борца с «Основами православной культуры», Евгения Ихлова.

Причина их истерики понятна — время разоблачения «профессиональных правозащитников» пришло. Они — никакие не правозащитники. Они защищают Дудаева, Масхадова, Ющенко, тоталитарные секты, но им плевать на «мягкий» геноцид русских в Прибалтике, на преследование канонического Православия беспрецедентные политические репрессии на Украине, когда за нелояльность режиму Ющенко уволено боле 20 тысяч человек — в том числе учителей, врачей и т. д.

Их аргументы смехотворны. В России Церкви не возвращены захваченные храмы, «Основы православной культуры» изгоняют из школ, а глава «Московской Хельсинской Группы» Л. Алексеева вещает на «Креде» об «угрозе клерикализации» России.

Они защищают права лишь тех, кто борется с Русской Православной Церковью и Россией

У них почва уходит из-под ног. В действительности, Церковь всегда была главным и подлинным правозащитником. Вспомним исконное право печалования Патриархов перед царем. Вспомним исповедническую позицию св. Филиппа и патриарха Никона. А святые Новомученики — это лучшие правозащитники и страдальцы на Руси.

Обсуждаемая проблема личности, ее свободы и прав имеет источник именно в православной антропологии, из догмата о богосозданности и уникальности человеческой личности. Это — наша православная собственность. Не было бы Церкви — не было бы такой тематики. Отрицание уникальности человеческой личности, рабство и т. д. — все это следствие нехристианства, язычества, антропологического дарвинизма.

Появление Всеобщей декларации прав человека как секулярно-гуманистического документа является, в том числе, следствием «богословия дезертирства», когда католический Запад стал отходить от святоотеческой традиции «каппадокийского синтеза». Святые отцы не боялись богословского дерзновения, поставили на службу Церкви, выражаясь слова о. Андрея Кураева, приватизировали античную культуру, несмотря на то, что ее нравственные идеалы были зачастую противоположны нравственно-аскетическим христианским установкам.

Тогда христианская мысль ограничилась, в основном, охранительством, отдав собственную выстраданную тему личности? ее прав и ответственности, секулярным гуманистам. Это не значит, что христианская мысль молчала, но судя по плодам, по последствиям, она действительно утеряла инициативу.

2. Не последовало такого адекватного ответа и после.

Попытки были в православной России — у Хомякова («Церковь одна», работа, в которой он рассматривает соотношение личного, соборного и «общественного» в жизни и спасении личности, Церкви, народов, у митр. Антония (Храповицкого), в частности, в его работе «Нравственная идея основных церковных догматов», св. Иллариона (Троицкого), в его «Освободительное войне русского богословия» и конечно же Достоевского, который обуславливал богоданную свободу человека нравственной ответственностью (если Бога нет, то все позволено, все за всех отвечают).

Особенно отметим, что проблематика личности и свободы логично вытекала у этих великих православных мыслителей в призыв к активному православному действию, к пророческому обличению «богословия дезертирства». Как актуально писал Св. Илларион Троицкий, «нам не отсидеться за стенами наших школ и Духовных Академий». Пусть постыдятся те, кто критикует Кураева за безобидные с богословской точки зрения, но крайне необходимые с миссионерской, выступления на рок-концертах, ведь св. Иларион шел и проповедовал большевикам в Политехническом музее, и делал это, пока ему не заткнули рот.

Перед нашим поколением лежит огромная ответственность — как мы распорядимся свободой проповеди — как св. Иларион или будем придумывать неубедительные отговорки, оправдывая собственную лень и превозносясь «над падшим миром».

А ведь мы вновь бежим от правозащитной тематики. Освоение этого языка — важнейшая задача в деле демаргинализации православного общественного движения. «Богословие дезертирства» и «ересь аполитичности» стали бичом современной церковной жизни. Пока благопристойные прихожане морщатся от «грязной политики», нишу политического Православия занимают люди, к Церкви и ее заботам отношения не имеющие. Уклоняясь от политики, Православный народ сам лишает себя будущего. Правозащитники — это мы, и нельзя отдавать эту нишу необольшевикам-пораженцам, так же, как отдали

ПОЭТОМУ Я ЗАЯВЛЯЮ Союз Православных Граждан — правозащитная организация. В исконном смысле этого слова.

Но самое страшное, находятся демагоги от богословия, которые действительно создают «богословие дезертирства». Классика жанра «богословия дезертирства» — это не только рассуждения о том, что политика мешает спасению души, это и нападки на Кураева и Рыбко за выступления на рок- концертах, и высокоумные заявления о том, «все ли можно воцерковить» и т. д. Сторонники «богословия дезертирства», если они честные люди, если они считают что все кончено, война проиграна- то пусть честно уйдут в затвор и не мешают работать. Я отвечу — ВОЦЕРКОВИТЬ МОЖНО ВСЕ, КРОМЕ ГРЕХА, А УЖ ТЕМ БОЛЕЕ ДЕКЛАРАЦИЮ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА, ДАВ ЕЙ ОЦЕНКУ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПРАВОСЛАВНОЙ АНТРОПОЛОГИИ, СОТЕРЕИЛООГИ И ЭСХАТОЛОГИИ, ИЗ ЭТОЙ ОЦЕНКИ ВЫТЕКАЕТ И «БОГОСЛОВИЕ СОЦИАЛЬНОГО ДЕЙСТВИЯ», «БОГОСЛОВИЕ ПОЛИТИКИ».

ЭТО «БОГОСЛОВИЕ ПОЛИТИКИ» следует рассматривать в русле концепции «Неокападокийского синтеза» о. Георгия Флоровского — идее повторения подвига о. Каппадокийцев — воцерковления всех тех культурных богатств (в т.ч. их социально-политического наследия), что выработало человечеством. Такое «Богословие Православного Действия» предполагает и действия мирянских общественных сил типа СПГ, и восстановление нормы церковной жизни-прихода как церковной единицы, отвечающей за всю паству, весь народ на конкретной очерченной территории — от" улицы Ленина до улицы Ильина", а приходу должно быть дело до всего — до местного самоуправления, здравоохранения, архитектуры, общественной морали, молодежи и т. д. Ведь для нас православных нет и не может быть ничего «светского», ибо вся жизнь, в том числе общественно-политическая, должна быть пронизана нетварными божественными энергиями. Особенно хочу подчеркнуть, что предлагаемое Православное Действие предполагает не грубое насилие, но «теургию», преображение жизни, не новую войну, а наоборот, показать обществу, что ряд его ключевых кризисов невозможно преодолеть без Церкви. Таких, как примирение труда и капитала на путях православной этики в рыночной экономике, гармония между национальным и вселенским, суверенным и общечеловеческим, и, главное, православное раскрытие темы прав и свободы человека, состоящее в том, что свобода является даром Божиим уникальной человеческой личности, но этот дар обусловлен ответственностью за себя и за творение, эта ответственность является важнейшим элементом «Божественной педагогики» в деле достижения высочайшей цели христианской жизни — обожения Человека, его сотворчества с Творцом, преображения человека в «Бога по благодати»

Приведу также справку о ситуации со свободой совести на Украине

Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) на своем заседании 22 июня приняла резолюцию N 1455"О выполнении обязанностей и обязательств Российской Федерацией" и Рекомендации N1710 (2005) под тем же названием. В этом документе ПАСЕ откровенно придумывает проблемы со свободой совести в России. Особенное неприятие ОБСЕ вызывает нынешний закон о свободе совести, в котором отмечена особая роль Православия и других традиционных конфессий в истории и культуре России. При этом ПАСЕ не смущает, что в некоторых входящих в нее странах вообще есть государственные церкви. ПАСЕ не волнуют реальные проблемы — фактический запрет на преподавание «Основ православной культуры» в российских школах, который осуществляет министр образования Фурсенко.

Вслед за ПАСЕ более мелкие «оранжевые» структуры типа Международной Ассоциации религиозной свободы (МАРС) пытаются атаковать права православного большинства граждан России, поставив под сомнение Договора РПЦ о пастырском окормлении военных, больных и заключенных. Радетели «религиозной свободы» хотят загнать Церковь в гетто!

ПАСЕ игнорирует реальные и очень серьезные проблемы со свободой совести на Украине, декларации высокопоставленных государственных чиновников о создании «Единой поместной церкви», являющиеся откровенным вмешательством в церковную жизнь. Украинские власти пытаются уничтожить православный телеканал «Киевская Русь» — 11 июля Генпрокуратура Украины возбудила уголовное дело против Генерального Директора «Киевской Руси» Елены Скидан по абсурдному обвинению в вымогательстве! Молчит ПАСЕ!

Молчит эта организация по поводу вопиющих нарушений прав и свобод православных на Украине, перечисленных ниже.

Напомним только о показательных событиях в Луцке и Ровно, которые являются типичным примером излюбленной методики действий «киевского патриархата»:

В Луцке захват Свято-Троицкого кафедрального собора Украинской Православной Церкви сопровождался жестоким избиением священнослужителей и верующих. Зверски были избиты протоиерей Леонид Мельничук, которому филаретовские боевики разбили голову железным прутом, и протоиерей Петр Муляр. Одна из прихожанок собора, которой были нанесены тяжкие телесные повреждения, через некоторое время скончалась от полученных травм.

Практически одновременно со штурмом собора был захвачен Свято-Феодосиевский храм Луцка. При этом были зверски избиты священники и прихожане храма. Настоятеля протоиерея Валентина Негоду боевики пропускали сквозь строй, жестоко били, вырывали волосы.

Попытавшийся поднять вопрос о возвращении храмов Украинской Православной Церкви, митрополит Луцкий и Волынский Нифонт также подвергся нападению филаретовских боевиков. Ему перерезали вены на правой руке и попытались убить. Покровительство экстремистам со стороны высшей власти в Киеве не позволило завести ни одного уголовного дела по вопиющим фактам покушения на убийство, избиений, пыток.

10 февраля 1994 года Хмельницкий областной суд издал распоряжение N3−1 о признании недействительной передачи Свято-Троицкого собора, зданий церковной канцелярии и семинарии «киевскому патриархату». Суд обязал Луцкую областную администрацию возвратить собор верующим Украинской Православной Церкви. Данное решение было впоследствии подтверждено Верховным Судом Украины. Аналогичные судебные Постановления были вынесены в отношении Свято -Феодосиевского храма и ряда других. Тем не менее, храмы до сих пор находятся во владении «киевского патриархата». Эти храмы не посещаются верующими Украинской Православной Церкви, которые вынуждены молиться в специально переоборудованном для проведения богослужений складском ангаре.

По воспоминаниям заместителя Председателя Союза православных братств Украины игумена Тихона (Жилякова), Воскресенский собор в Ровно штурмовали не один раз. Сначала филаретовцы ворвались в храм, избили, облили кислотой священнослужителей и верующих, водворили на горнем месте в алтаре портрет Т. Шевченко и флаг Украины, а затем ретировались. Вскоре на «Икарусах» подъехали около двух тысяч унсовцев из Галиции и при поддержке местного ОМОНа принялись зверски избивать беззащитных верующих. После того как филаретовцы овладели собором, Госкомрелигий издевательски записал в документах, что «по желанию общины» храм переведен в «киевский патриархат». Требования судов вернуть собор Украинской Православной Церкви, разумеется, до сих пор не приведены в исполнение. О внешнем терроризме «киевского патриархата» написано и сказано уже немало. Помимо торговли оружием одним из излюбленных и, есть основания полагать, прибыльных занятий филаретовцев были вербовки, которые осуществлялись через структурное подразделение «киевского патриархата» — «Чин Святителя Илариона», а также через УНА-УНСО. Устав «Чина» был заверен лично Филаретом, юридическим адресом являлась резиденция «патриархии» на ул. Пушкинской 26 в г. Киеве. Десятки боевиков прямо там и были завербованы. Воевали потом хлопцы из Украины в Грузии — против Абхазии, в Азербайджане — против Армении, в Чечне — против подразделений российской армии.

Филаретовский террор не обошел стороной и Новороссию, Одессщину. В январе 2002 года был захвачен, жестоко избит и насильственно увезен в Киев священник Одесской митрополии УПЦ Московского Патриархата Сергий Орза.

Есть еще один серьезный аргумент — активное участие раскольничьего «Киевского патриархата» в террористической войне против России. Глава пресс-службы УПЦ МП Василий Анисимов написал блестящую книгу «К истории автокефального и филаретовского раскола на Украине», где подробно и аргументированно описывается история того, как долгие годы «Киевский патриархат» был «крышей» для вербовки украинских боевиков в Чечню.

Зато после «оранжевой революции» «работа адова» закипела с новой силой, «процесс пошел». Сначала была организована информационно-политическая кампания по обвинению УПЦ Московского Патриархата в поддержке Януковича (эта поддержка имела место и этого нечего стесняться — Виктор Янукович является воцерковленным православным христианином, духовником которого был знаменитый донецкий схиархимандрит Зосима). Затем вице-премьер по гуманитарным вопросам Николай Томенко публично обвинил Украинскую Православную Церковь Московского Патриархата в «отрицании украинской нации и разжигании межконфессиональной, межнациональной и межрегиональной розни». Ровенским губернатором назначается непосредственный организатор захватов храмов Василий Червоний, а на должность руководителя Правительства Крыма проталкивается глава «Комитета по защите украинских святынь», требующий изгнания канонической УПЦ Московского Патриархата из Киево-Печерской и Почаевской Лавр, Анатолий Матвиенко.

23 апреля накануне праздника Входа Господнего в Иерусалим в г. Тараща Белоцерковской епархии (Киевская область) боевиками Киевского патриархата в количестве 60 человек был захвачен православный храм. Церковь была окружена милицией, которая не допускает парафиян к храму. На месте инцидента находился Глава Киевской областной госадминистрации Евгений Жовтяк. На Буковине раскольники не скрывают своих намерений. Кроме уже захваченных храмов они указывают и на ряд других церквей, поставленных ими «на очередь». Это православные святыни в селах Ржавенцы, Васьшив, Горишни Ширквцы, Малый Кучурив, Добрынивцы, Бабин в Заставновском районе. Также — села Ясены, Снячив, Михальча, Панка, Великий Кучурив Сторожинецкого района, села Пригородок, Грозинцы, Круглык, Рашкив Хотинского и другие села Кицманского, Путильского и Кельменецкого районов.

Лидеры раскольнического «Киевского патриархата» публикуют списки «врагов народа». «Митрополит» Днепропетровский раскольнического «Киевского патриархата» Адриан (Старина) распространил «Обращение» к президенту Ющенко, в котором не только высказывает вздорные претензии на святыни Днепропетровска, но и опубликовал целый список «врагов народа» из епископов Украинской Православной Церкви. «Враги» -иерархи ранжируются Адрианом на «предателей украинского народа», «украинцев в кавычках» и представителей других, неукраинских, наций, в первую очередь «евреев»: «Митрополит Одесский Агафангел (Саввин, россиянин), Митрополит Черновицкий Онуфрий (Березовский, румын), митрополит Крымский Лазарь («перевертыш-янычар», «украинец» родом с Почаева), архиепископ Запорожский и Мелитопольский Василий («еврей»), архиепископ Херсонский и Таврический Ионафан (чуваш, агент РПЦ МП), архиепископ Тернопольский Сергий (Генсицкий, «молдавский еврей»)…

Ковалевым, Алексеевым, Ихловым и Солдатовым нет дела до реальных прав реальных людей.

Официальный комментарий пресс-службы Союза Православных Граждан

Очередная публикация «Московских Новостей», посвященная церковной тематике, не заслуживала бы столь пристального внимания, если бы не некоторые сопутствующие ей обстоятельства. Действительно, нет ничего необычного в том, что церковные правозащитные инициативы вызывают злые корчи у тех, кто привык считать правозащиту своим неотъемлемым достоянием и действенным инструментом в борьбе с религиозной традицией большинства. Если Церковь говорит о своем видении этой важнейшей для нашей страны области общественной жизни — в «либеральном» лагере это неизбежно будет принято в штыки и неизбежно будет объявлено «очередным шагом к диктатуре», свидетельством клерикализации общества, подрывом всяческих либеральных устоев, и так далее. Есть люди и группы, которых Церковь раздражает самим фактом не только любого своего активного действия, но и просто существования. Это относится, разумеется, отнюдь не ко всем правозащитникам поголовно. Просто именно правозащитная тематика и лексика наиболее активно используются противниками нашей Церкви.

Публикацию иллюстрирует кощунственная пародия на православную икону. Изображен Спаситель, в галстуке, на фоне Кремля. Вместо Евангелия — российская конституция. Видимо, по мысли противников Церкви, эта карикатура должна иллюстрировать сближение Церкви и власти, «стремление церковников стать идеологическим отделом ЦК». Художественный замысел — на уровне девиантного подростка, который, дай ему волю, и ангелам рублевской Троицы подрисует рога и хвосты, а в зубы даст по папироске. На уровне Тер-Оганяна или подельников Самодурова. Но выходка «Московских Новостей» достаточно хорошо иллюстрирует совершенно другое — подход современных «либералов» к информационному освещению вопросов, связанных с верой и Церковью.

Искажение образа — вот достаточно точное определение того, чем они занимаются. Причем искажение сознательное. И автор этой несчастной статейки, и многие его коллеги извели немало чернил на то же самое — подрисовывание православным рогов, хвостов, копыт, сигарет или водки. Искажение образа Церкви есть важнейшая задача для тех, кто стремится исказить мнение, восприятие, а в конечном счете — и жизнь общества и страны. Мы верим в то, что рано или поздно наша страна возродится, но для этого необходима опора на осознанную духовную традицию, на традиционные ценности, хранительницей которых является прежде всего Церковь. Те, кого пугает ее голос, должны понять: не Церковь пытается занять место сгинувшей компартии. Напротив, большевики в свое время попытались занять место Церкви, напрямую перенимая многие ее функции. Именно с этим связан и их начальный успех, и их конечное поражение. Восстановление естественной для любого общества функции Церкви как хранительницы и защитницы общественных ценностей, как нравственного арбитра общества, есть необходимое условие выживания и восстановления страны. На осознанных нравственных принципах может и должна строиться любая общественная деятельность, в том числе и правозащитная. Нашей стране жизненно необходима именно такая правозащитная активность, цель которой — защита не прав извращенцев и богохульников, но вменяемого и верующего большинства.

http://www.pravaya.ru/dispute/4090


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru