Русская линия
Православие и современность Владислав Боровицкий18.07.2005 

Островки надежды

В будний солнечный полдень над Балашовом плывет колокольный звон всех трех городских храмов: Спасо-Преображенского, в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радосте», Святого Архистратига Михаила. У ковровых дорожек, ведущих в распахнутые настежь ворота церквей, торжественно застыли нарядные женщины с цветами и хлебом-солью, суетятся операторы и журналисты. В город с архипастырской поездкой по приходам Западного округа прибыл Епископ Саратовский и Вольский Лонгин.

Отслужив краткий молебен и нанеся визит главе объединенного Балашовского муниципального образования Петру Михайловичу Петракову, Владыка в городе не задерживается: впереди — трехдневный путь по райцентрам и селам Аркадакского, Турковского, Романовского, Балашовского и Самойловского районов, первое «детальное» знакомство с жизнью православных приходов прихоперской глубинки.

Первая остановка — у церкви Покрова Божией Матери села Большой Мелик. В перестроенном в храм домике, где прежде размещалась сельская аптека, не протолкнуться. В уютной деревенской церквушке с душистым сеном, устилающим полы, царит благоговейная, молитвенная атмосфера…

А вот в соседней Малиновке, Аркадакского района, уже на самом подъезде к старинному храму в честь великомученицы Параскевы становится понятно: хочешь, не хочешь, без разговора о проблемах тут не обойтись. Судя по всему, возвращенный епархии еще в 1990 году храм не сильно изменился с той поры, когда в нем располагался местный ДК. Большой кусок кровли просто отсутствует. Внутри гулкой пустоты голых стен одиноко и нелепо смотрятся позабытые строительные леса. Но, кажется, окончательно вгоняет в краску настоятеля просьба одной из немногочисленных пожилых прихожанок:

— Владыка, у нас с подсвечниками беда, свечи в песок ставим. Помогите!

— Ну, что, кто хочет здесь послужить? — разряжает неловкую ситуацию Архиерей, поворачиваясь к сопровождающим его в поездке иподьяконам — воспитанникам Саратовской Духовной семинарии. Ребята смущенно улыбаются. Однако на самом деле все не так плохо, как кажется на первый взгляд. В Малиновке, где в свое время осел один из повстанческих антоновских отрядов, живут потомки настоящих крестьян, крепкие хозяева. Для многих вера по-прежнему — не просто красивое слово. Когда в прошлом году на Вознесение в селе служил Архиепископ Саранский и Мордовский Варсонофий, уроженец Малиновки, храм был полон. Но вот со своим батюшкой доверительные отношения у малиновцев, к сожалению, не сложились, потому и не спешат они жертвовать на храм. Однако приезд Архиерея ситуацию меняет.

— Мы тут посоветовались, уже собрали пятнадцать тысяч рублей. Ремонт обязательно возобновим, — деловито сообщает Владыке Наталья Геннадьевна Петленкова, руководитель сельской администрации.

Готовы помочь в восстановлении Малиновской церкви и власти Аркадакского муниципального округа. Его глава, Василий Михайлович Кравцов, специально вышел из отпуска, чтобы встретиться с Архипастырем у городского храма в честь Вознесения Господня. Согласно современному преданию, церковь сохранилась лишь благодаря чьей-то «светлой голове», предложившей хранить до лучших времен под вместительными сводами зерно местного спиртзавода. Сегодня шагнувшему в очередное столетие храму, кажется, ничего не угрожает. Только вот инспектора газнадзора настаивают на вынесении расположенного внутри газового котла отопления за пределы церковных стен. Прощаясь с Владыкой на границе аркадакских и турковских полей, глава района обещает: по поводу строительства новой котельной для храма можно не беспокоиться.

Первая архиерейская служба в истории районного поселка Турки собирает около ста человек. Больше народу в ухоженный светлый Казанский храм, устроенный в бывшем здании Дома культуры, приходит разве что на Пасху. Его настоятель, священник Петр Соболевский, надеется, что с завершением строительства новой деревянной церкви, возводящейся буквально через дорогу, число прихожан заметно возрастет. С гордостью демонстрируя стройку высокому гостю, глава администрации Турковского района В.Н. Костин высказывает твердую уверенность: к осеннему празднику в честь Казанской иконы Божией Матери, приходящемуся на четвертое ноября, должно состояться малое освящение храма. Уже закуплено пять колоколов.

С высоких турковских крутояров открывается замечательная картина поймы Хопра. Кругом плодороднейшие черноземы, в полях хлеба по пояс. Среди этой удивительной красоты тем более горько смотреть на Казанский храм турковского села Чириково, чей и по сей день прекрасный остов — немое свидетельство былой полноты здешней жизни. Хозяева подтверждают: до революции вокруг села Богородское (нынешние Турки) проживало около ста тысяч человек, сейчас — всего шестнадцать тысяч. Колхозы развалились. Большинство селян выживает лишь благодаря собственным подворьям, ведя натуральное хозяйство. В разгар сенокоса это особенно заметно: как и сто лет назад главное орудие крестьян — коса. В селах с населением в тысячу человек в год рождается один-два ребенка. В Чирикове жителей — меньше сотни человек.

Кажется, все они постепенно подтягиваются к церкви, которую Епископ Лонгин приехал осмотреть сразу после всенощной. В поселке зарегистрирован православный приход, однако похоже, что отслуженный в стенах поруганного храма впервые за несколько десятков лет молебен (да еще с участием самого Архипастыря!) для пришедших — дело стороннее. Чириковцы оживляются лишь, когда Владыка спрашивает об их пожеланиях. Ощущение такое, словно присутствуешь на колхозном собрании:

— Асфальт от трассы проложить надо.

— А если церковь восстановить, то из-за Хопра люди пойдут. Паромную переправу устроить, и пойдут.

— Хорошо бы ферму построить…

Похоже, история действительно никого ничему не учит. Следующий день дает еще больше поводов убедиться в том, как бедственно складывается человеческая жизнь, когда искание Царствия Небесного окончательно вытесняется построением царства земного. От церкви в честь великомученика Димитрия Солунского другого вымирающего турковского села — Шевыревка — сохранился лишь обезображенный квадрат стен. Долгие годы в ней размещалась мельница, но и та превратилась в руины… Немногое осталось и от самого некогда многолюдного села, последние дома которого, кажется, вот-вот утонут в буйном разнотравье. Невдалеке белеют останки животноводческого комплекса «застойной» поры. Куда бы мы ни ехали — скелеты ферм повсюду. В своей проповеди, произнесенной после литургии в просторном старом храме во имя Архистратига Божия Михаила села Подгорное Романовского района Владыка не смог не указать на взаимосвязь этих разрушений:

— Старые храмы напоминают о благочестии живших здесь людей. Но пришли те, кто надругался над верой своих родителей. И вот результат: весь ХХ век прошел под знаком кары за это святотатство. Но Бог поругаем не бывает… Мы пытаемся строить здание нового общества, но надо ясно осознавать, что без фундамента — веры — это бессмысленно. Это дом на песке…

Однако самим подгорновцам грех жаловаться. Храм их не только сохранился, но и с появлением несколько лет назад в селе собственного приходского священника просто хорошеет на глазах. Оштукатурены стены трапезной его части, где в приделе, освященном в честь святого благоверного великого князя Александра Невского, идут службы в зимнее время. С конца прошлого года над селом звучит благовест. Подаренные жертвователями колокола позволили соорудить над входом в храм малую звонницу. Растет приход. Увеличивается и семья подгорновского священника Анатолия Орлова. Восемь лет ждали они с матушкой прибавления, но долгожданный первенец появился на свет лишь после поселения в Подгорном.

Кажется, на селе исподволь крепнет убеждение, что храм — это едва ли не единственное место, куда можно обратиться, где что-то делается, налаживается, утверждается, а не рушится. Может, и поэтому глава Романовского муниципального округа Василий Иванович Поляков, сопровождавший Епископа Лонгина в поездке по вверенной его попечению территории, настаивал после посещения строящейся в селе Малый Карай бревенчатой церкви в честь Покрова Пресвятой Богородицы: «Караю тоже требуется собственный батюшка!». Он заверил, что и стройка здесь будет завершена не позднее, чем у соседей-турковцев, и приобретение дома для священника власть возьмет на себя.

Пока же идет оформление караевской общины. С ее регистрацией число православных приходов в восемнадцатитысячном районе увеличится до пяти. Благочинный Западного округа протоиерей Борис Ланчиков напомнил: в епархии это лучший показатель.

В селе Бобылевка — уникальный старый храм круглой формы в честь Святой Троицы. Удивительно теплой и трогательной была встреча Владыки здесь. Трогательной, но и горькой до слез: горстка старушек, дребезжащими слабенькими голосами, но дружно поющие церковные песнопения. Село в полном смысле слова вымирает, хотя вера еще жива. Останется ли здесь завтра кто-нибудь, кто сможет принять от этих бабушек ее огонек?

Украшение Романовки — самая высокая за пределами Саратова колокольня. Недавно украшенная куполом и крестом, она поднялась над храмом в честь Рождества Христова на тридцать с лишним метров. Но опять горькое чувство: среди прихожан, встречавших здесь Владыку, молодых лиц почему-то почти не заметно…

Мы возвращаемся в Балашовский район. У входа на спрятавшееся в сосновом бору кладбище села Репное, куда Епископ Лонгин заехал вместе с главой района, на деньги жертвователей идет возведение небольшого храма-часовни в честь святой мученицы Зои. Ну, а прихожане маленького храма во имя святых бессребреников и чудотворцев Косьмы и Дамиана села Пинеровка, где накануне побывали Владыка и руководитель местной администрации, надеются теперь на достигнутую принародно договоренность: Владыка обещал выделить средства на починку кровли, глава района подтвердил, что в стороне от богоугодного дела не останется.

Время остановок неуклонно сокращается. Суббота, впереди — всенощная в переполненном Спасо-Преображенском храме Балашова. А воскресную литургию в день Всех святых Епископ Лонгин служит уже в Самойловке, так же как и большинство других районов благочиния, встречающую Архипастыря впервые. Владыка обещает, что этот визит — не последний.

* * *

Трудно, за такую короткую поездку посетив без малого два десятка приходов, успеть все как-то уложить в памяти, сделать выводы. Но что-то очевидно само по себе. Картина церковной жизни во многих селах, безусловно, печальная. Однако в самой ли Церкви дело? Кажется, что жизнь постепенно утекает из этих сел, они точно обречены на то, чтобы уйти в небытие. Почему? Наверное, все по той же причине: Царство Небесное забыто, а земное — настолько непрочно само по себе, когда не становится ступенькой к небу. Но именно храмы — последние островки надежды здесь, даже такие — только-только восстанавливающиеся, восстающие из руин. Воскреснут они, воскреснет и жизнь вокруг них.

http://www.eparhia-saratov.ru/txts/journal/articles/01church/54.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru