Русская линия
Интернет против телеэкрана С. Телегин15.06.2005 

Червь предательства

Россия угасает и разваливается. Отходит Закавказье, практически иссякли связи с Прибалтикой, Украина рвется в НАТО, и большинство украинцев встречают это апатично. Новый президент Киргизии говорит, что Киргизия находится в сфере геополитических интересов США. Лукашенко бьется как рыба об лед, стремясь укрепить хотя бы ядро исторической России — Великую и Белую Русь, — но московская интеллигенция ненавидит его за это лютой ненавистью, а массовая публика равнодушно принимает злобный лай СМИ на президента Белоруссии, единственного союзного государства РФ.

Говорят, что Россия оказалась перед историческим вызовом. Можно и так сказать, добавив, что вызов этот уже реализуется в виде спецоперации по умерщвлению России и превращению ее трупа в послушного Западу зомби. Бжезинский пишет, что Россию превратят в «нормальное европейское государство среднего ранга», которое станет младшим партнером США, постоянно сдающим свои позиции. И дело тут вовсе не в победе США, а в воле самих русских.

Как же мы сделали этот выбор? Ведь он ведет не просто к превращению России в «государство среднего ранга». Не может она в него превратиться, она для этого должна быть уничтожена как сущность, как душа. А «телом» нашим будет питаться стареющий Запад, и уже им питается. Нефть и газ выкачивают на Запад, нам их уже не оставляют даже для простого воспроизводства хозяйства и народа. Народ вымирает с ускорением и очищает территорию, на которую наши правители, верные «младшие партнеры США», открыто планируют массовый завоз чужой рабочей силы. Чтобы сделать такой выбор и не пытаться его исправить, народ должен был тяжело заболеть.

Найдется много знатоков истории, которые предложат нам виновников этой болезни — начиная с Владимира, принявшего православие, или Петра, прорубившего окно в Европу, кончая жестоким Сталиным или пьяным Ельциным. Да, найти в истории виноватых и свалить на них ответственность за наши нынешние беды всегда можно. Разница в том, что Владимир и Петр, Николай II и большевики оставляли потомкам землю и народ, который мог продолжать историю, а сейчас мы проедаем и то, и другое. Если так дело пойдет и дальше, то некому будет нас даже проклясть.

Из любой ямы можно вылезти и на любой вызов дать ответ, если угроза вызывает подъем духа у достаточной части народа, чтобы она могла повести за собой остальных. Впервые в истории угроза нас не поднимает и не сплачивает, а расслабляет, отупляет и убаюкивает. И тут нам подскажут оправдание: на нас действуют умелые соблазнители и растлители!

Всегда были соблазнители и растлители — и при Владимире с Петром, и при Сталине и даже Брежневе, да только нашей устойчивости хватало, чтобы не совать шею в их петлю так глубоко. А теперь как будто отказали все наши системы защиты, и мы лезем в эту петлю, чуть ли не деремся в очереди к ней. И ладно бы изменили каким-то заоблачным идеалам, нет — за грош продаем жизненные интересы и даже саму жизнь наших потомков. О собственных даже шкурных интересах нынешних русских и речи нет. Их обирают и обдирают, а они только вяло поворачиваются, чтобы удобнее с них было шкуру сдирать.

Надо ли больному знать о своей болезни, думать о ней? Не убьет ли его совсем это знание? Есть у нас патриоты, встающие на его защиту — нельзя огорчать больного! И так ему тяжелая доля выпала — устал народ, надорвался, сейчас на больничном листе. Надо ему что-то радостное, веру надо вернуть в его силы!

Хорошие это слова, ласковые. Под них хорошо зимой замерзать усталому человеку. Но как вспомнишь наши зимние дороги во все времена, так выходит, что не эти ласковые слова нас спасали, а тот командир или друг, или даже ребенок, который не давал заснуть в метель, а звал и гнал вперед — приказом, сильным словом, плачем. Когда заставляли нас выполнить свой долг, тогда мы и сами спасались.

Философы ищут корень беды, тайную первопричину нашей нынешней болезни. Одни говорят: Бога забыли! Другие, наоборот, что от столбовой дороги цивилизации уклонились. Каждый прав, от каждого уклонения от народа откалываются мелкие племена-субкультуры, которые своим идолам поклоняются и пути не помнят своего. Но таких идолов можно множить и множить, и погрязнем мы в схоластическом споре — какая первопричина первее. А главное, все равно попадем в порочный круг, ибо все эти причины перетекают одна в другую.

Подойдем с другой стороны — не от корня, а от того, что мы видим на поверхности. История ведь поставила на нас два равноценных эксперимента — только учись. Всего шестьдесят с небольшим лет назад мы все, наш народ и наше государство, встали перед такой угрозой, что теоретически преодолеть ее шансов не имели. Мало того, что на войну с нами работал производственный потенциал, который в четыре раза превышал советский, против нас была двинута живая сила всей континентальной Европы, вся западная орда. Мощность удара была такова, что мы всегда старались о ней не думать — она тяготила сознание.

Бои лета 1942 г. под Воронежем почти не остались в памяти, а ведь здесь за две недели погибло более 100 тыс. венгерских солдат и офицеров (в том числе 20 тысяч евреев в фашистской форме — стоит это вспомнить, чтобы понять силу удара; все резервы пушечного мяса собрал в Европе Гитлер, чтобы раздавить советский народ). За десять дней под Воронежем погибло больше солдат итальянских элитных частей, чем за всю Первую мировую войну (так, целиком погиб альпийский корпус — 55 тыс. человек). В одной операции красноармейцы уничтожили посланные на восточный фронт армии трех крупных европейских государств (Италии, Румынии и Венгрии) — а ведь наша армия еще не оправилась после тяжелейших потерь первого года войны.

И вот сейчас. Всего через 15 лет после того, как мы имели военный паритет со всем Западом, мы деградировали до того, что не имеем ни одной боеспособной дивизии. Да, нам не нужно, у нас врагов нет — приходите, люди добрые. Кто придет к нам с мечом, от меча не погибнет! Но с другой-то стороны боеспособные дивизии есть. Представим невероятное — пошли на нас войной турки. Не пригрози мы ядерным оружием, дойдут они до Москвы без особых проблем. Недавно мы имели 7 авианосцев, почти по 40 самолетов на каждом. А теперь на весь российский Военно-морской флот осталось всего 10 летчиков, которые умеют сесть на палубу и взлететь с нее. Да, нам не нужны авианосцы, но с этим как-то связан тот факт, что десять лет приходится бросать в Чечню, как в черную дыру, массу солдат, оружия и денег. И всему этому противостоят боевики, не имеющие ни промышленности, ни военных академий, ни Генерального штаба. Государство и народ больны в целом — и в каждой своей клеточке.

Так давайте для начала просто опишем симптомы этой болезни, оставив философам квинтэссенции и первопричины. Очень может быть, что никаких первопричин и нет, что вся болезнь и состоит из синдромов — сложившихся в системы симптомов, которые друг друга усиливают и порождают порочные круги. Были мы здоровы, а потом началось разбалансирование нашего духа. Никакой иголки Кощея никто не сломал, то тут отступим на шажок, то там. Для нашего могучего народного организма это мелочь! Ну, сделал поблажку своему тщеславию или жадности, не упрекнул приятеля, совершившего меленькую подлость, вошел в сговор с начальником и взял толику краденого — а там и ускорение с перестройкой подоспели. И где-то переступили красную черту, а потом вообще ее стерли, чтобы душу не травила.

Давайте пройдем по главным наклонным плоскостям, по которым мы скользили вниз. Первый паразит, который подтачивал наши духовные основания, — червь предательства.

Оправдание предательства и тяга к предателям — едва ли не самый общий и надежный симптом духовной болезни народа. В нем и признак расщепления цельного сознания, и отказ от коллективной исторической памяти, от ответственности перед потомками. Предательство — это не та духовная катастрофа пересмотра ценностей, которая происходит в переломные исторические моменты, а отказ от действующих духовных ценностей, явно необходимых для жизни народа, ведущего тяжелую войну. Это отказ ради удовлетворения шкурных интересов, настолько противоречащих жизненным интересам народа, что самому предателю приходится изощряться в поисках оправдания.

Предательство — общий симптом, потому что для его широкого проявления требуется предварительное ослабление или угасание многих защитных систем духовного организма народа. Должна быть подорвана вся культура духовной санитарии и гигиены. Нет благоприятной почвы для предательства там, где люди мыслят ясно и последовательно, где они честно соотносят целое и частности, вдумываются в связь между причиной и следствием, где они ищут достоверное знание — и все это постоянно и подспудно контролируют совестью. Червь предательства размножается там, где подорвана связь с главной духовной традицией культуры своего народа, где захирела способность ощущать святость бытия, из которой и вырастает совесть. Это и есть «Бога забыли», а вовсе не куличи да крашеные яйца.

Мы переживаем эпидемию предательства. Многие успокаивают себя поговоркой — рыба гниет с головы. Да, такие черви всегда заводятся там, где больше соблазнов и больше амбиций — в верхушке общества. Но народ — не рыба. С эпидемиями надо бороться, прежде всего соблюдая личную гигиену и чистоту в доме. Тут ответственность каждого велика. Но не было такой борьбы. И сейчас нет.

Вот перед нами чистейший образец предательства — все дело Горбачева. Он обильно, с упоением рассказывает, как это предательство созревало, как хитро он всех обманул и сумел уничтожить «тоталитарного монстра» — то государство, которому он присягал на верность. Он с младых ногтей служил в КПСС, карабкался от должности к должности, получал номенклатурные блага. Никакой духовной катастрофы он на своем жизненном пути не испытал, никакого озарения, в результате которого он бы вдруг превратился в тайного врага КПСС, с ним не произошло. Он пять лет был секретарем ЦК КПСС, а в 1985 г. с удовольствием принял пост Генерального секретаря. Теперь он говорит, что главной его ошибкой во время перестройки было то, что он не распустил КПСС. Это слова предателя, независимо от того, как мы относимся к КПСС. Но разве Горбачев стал изгоем в обществе? Нет, множество уважаемых людей, «борцов за правду», пошли праздновать 20 лет перестройки в Фонд Горбачева и даже, наверное, выпивали и закусывали с ним.

Но намного ли мы все лучше этих уважаемых людей? И Горбачев, и потом Ельцин пришли к власти под наши аплодисменты. Их дела были у нас перед глазами, и невозможно было не видеть, что они уничтожают нашу армию, хозяйство, науку — страну в целом. Да, мы были неспособны к сопротивлению, но моральную позицию мы же могли занять. А она была очень уклончивой. Настоящего, категорического отторжения их дела не вызвали.

Вспомним приватизацию. Люди запоздало сокрушаются из-за того, что она оказалась им невыгодна — производство упало, зарплата и пенсии резко снизились, хозяева обнаглели. Да, промашка вышла. Но дело ведь не в этом! Дело в том, что, равнодушно приняв приватизацию, мы совершили предательство. Мы предали поколение отцов, которые строили промышленность как общую собственность, и предали потомков, чью собственность мы отдали на распыл Чубайсу. Мы получили ваучер и обозлились, что нас надули. Поделом! Разве заводы нам принадлежали? Нет, народ на нас не кончается, а мы распорядились в большей своей части чужим имуществом, ничего не оставив потомкам. Чего тут можно было не понять! А ведь к тому же многие предупреждали, что так поступать нельзя, и предупреждали, что даже нынешнее поколение будет обмануто. Не хотели слушать.

Сейчас команда Чубайса подготовила план расчленения РАО ЕЭС и приватизации электростанций. Изношенные тепло- и электросети частникам не нужны, их бросят государству, о них речь особая. Но ведь разодрать на части единую систему — это техническая катастрофа. Мы имели очень надежное энергоснабжение по смехотворно низкой цене, потому что наши отцы построили чудо техники, единственную в мире энергосистему, растянутую по всей огромной территории. Теперь алчущие приватизаторы ее разорвут, как волки, и ее уникальные качества будут утрачены.

Замысел стаи Чубайса, если отвлечься от ее волчьей жажды вырвать у страны еще один жирный кусок собственности, сводится к тому, чтобы провести «разгосударствление» энергетической системы, лишить ее «коммунального», общенародного характера, отнять у государства возможность содержать, развивать и модернизировать ее техническую базу. Вот тогда они по-настоящему возьмут Россию за горло. Три дня без электроэнергии — и большие города захлебнутся в собственном дерьме, в них начнется мор от эпидемий. Какая уж тут независимость. Населению и даже научно-технической интеллигенции на это, похоже, наплевать. Лишь были б желуди! И тоже — специалисты предупреждают, что гибель единой системы ударит по каждому.

Но этот наш «каждый» уже неспособен на умственное усилие, он утратил дар предвидения и никого не хочет слушать. Его позиция теперь проста, как мычание: «не грузите меня». При такой позиции его жизненное пространство быстро сокращается, и скоро для него не будет места на земле — из-под него это место выгрызут. Сам он стал по пьянке или из-за лени нежизнеспособен — его личное дело. Но он не уберег место на земле для своего сына или внука — вот чего ему нельзя простить. Он предал свой народ, потому что народ — это его сын и внук. Он сначала оставил их без доли в промышленности, доли в земельных угодьях, а теперь оставляет и без доли в энергетике.

Теперь о теплосетях, которые после приватизации электростанций будут брошены на произвол судьбы. Они, как понятно из самого их названия, распределяют по жилищам тепло, необходимое для жизни. Знает ли наш российский обыватель, в каком состоянии бросает Чубайс теплосети? Ведь это уже и не корни, а самые что ни на есть желуди, без которых — смерть. Как Чубайс, наш знаменитый менеджер, с ними управился? Ведь магистральные теплосети были в ведении РАО ЕЭС. Вот официальная справка на 2000 г.: «Средний процент износа теплосетей оценивается в 60−70%. 15% тепловых сетей требуют безотлагательной замены… Для приведения системы транспорта теплоносителя в надежное состояние необходимо капитально отремонтировать или построить заново 150 тыс. км теплотрасс в двухтрубном исчислении».

Итак, нужно немедленно заменить или построить заново 150 тыс. км теплотрасс. А 27 тыс. км уже не поддаются ремонту и должны быть заменены не просто срочно, а безотлагательно. Из них 7 тыс. км — магистральных трасс. А сколько заменяется реально? Вот сообщение: «4 февраля 2003. Правление РАО ЕЭС рассмотрело итоги выполнения программы ремонта тепловых сетей за 2002 год. Заменено 669,4 км трубопроводов, что на 16% больше показателя 2001 г. (576,5 км)». Дикое несоответствие. РАО ЕЭС ликвидируется, Чубайс уходит, оставляя после себя разрушенные теплосети. Они изношены полностью, и в первую же морозную зиму начнут лопаться уже по всей стране. Лавину аварий эксперты предсказывали уже на конец 90-х годов, но прочность советских теплосетей оказалась выше расчетной. Теперь и ей приходит конец. Об этом предупреждали инженеры, экономисты, публицисты. Ноль внимания, полное равнодушие. Граждане, похоже, уже махнули рукой на свою страну. Но ведь это — предательство! Страна беспомощна и больна, нельзя ее сейчас бросать. За такое мы все понесем страшное наказание, пока еще неизвестно какое.

Гоголь верил, что в России даже последний мерзавец, когда дело дойдет до крайности, ударит шапкой оземь и послужит Родине. Неужели даже такие мерзавцы все вымерли или спились?

http://www.contr-tv.ru/common/1218/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru