Русская линия
Интерфакс-Религия Сергей Ряховский14.06.2005 

Пятидесятники не станут инструментом «оранжевой» революции

О современной жизни пятидесятнической общины России, ее взаимоотношениях с другими религиозными организациями и властями страны корреспонденту портала «Интерфакс-Религия» Алексею Соседову рассказал епископ Сергей Ряховский, сопредседатель Консультативного совета глав протестантских церквей России, председатель Российского объединенного Союза христиан веры евангельской (пятидесятников), член Совета по взаимодействию с религиозными организациями при президенте РФ.

— Сергей Васильевич, сколько в России протестантов и какую долю из них составляют пятидесятники?

— Я приведу две цифры. Официально, по данным Минюста, в России зарегистрировано около пяти тысяч протестантских религиозных организаций, и, я полагаю, действуют еще порядка пяти-семи тысяч общин, не зарегистрированных по разным причинам. Если говорить о числе прихожан, то, к сожалению, таких подсчетов пока никто не вел. Можно с уверенностью сказать, что в России насчитывается не менее двух миллионов активных членов протестантских церквей. Что касается пятидесятников, то в среднем их количество составляет примерно одну треть от всего протестантского сообщества страны.

Современные протестантские движения — баптисты, пятидесятники, адвентисты, методисты, пресвитериане — живут в России уже на протяжении 100−130 лет. Это официальная история зарегистрированных общин. Я считаю, что любая конфессия, которая присутствует в стране, в ее культурной среде хотя бы сто лет, она уже себя утвердила определенным образом. Мы не вчера появились. Протестантизм — это неотъемлемая часть истории, культуры нашей страны. В советское время были жесточайшие гонения на православных, на протестантов, на представителей иных религий — мы через все это вместе прошли. Например, мой отец сидел вместе с православными батюшками в так называемых политических лагерях. До революции в России были молокане — это одна из ветвей протестантизма, которая выросла именно на российской почве, независимо от Запада. В наших общинах на юге, в Поволжье и сейчас очень много верующих, которые родились в семьях молокан. Конечно, Россия является по большей части православной страной, но православие — это христианство, и протестантизм — это тоже христианство.

— Недавно Вы заявили, что в России целенаправленно притесняют протестантов. Кто и зачем, по Вашему мнению, это делает?

— Это сложный для нас вопрос, потому что движение пятидесятников и вообще протестантское движение действительно испытывает притеснение по признаку вероисповедному (тот факт, что мы не являемся православными, служит неким мотивом для преследований и дискриминации). Существует деятельность определенных структур, так называемых «сектоборцев», которые пытаются формировать общественные и чиновничьи настроения, направленные против протестантов и конкретно пятидесятников в ряде российских регионов. Недавно мы стали свидетелями подобной ситуации и в Москве.

Я думаю, причина этого — невежество, религиозная необразованность чиновников. «Сектоборцы» пытаются записать протестантов, особенно пятидесятников, в список самых зловредных сект, в то время как во всем мире это очень респектабельное религиозное движение. На Западе, в Африке, в Латинской Америке, в Азии это признанное государством мощное движение. В мире насчитывается около миллиарда протестантов, из них христиане веры евангельской — пятидесятники составляют примерно половину, то есть пятьсот миллионов. Отсутствие у нас в стране четкой государственной позиции по отношению к этому очень большому религиозному сообществу — это также, в некоторой степени, мотив для подобного отношения. Часто мы сталкиваемся с открытым отрицанием вообще роли современных протестантов в общественной жизни России.

— Согласны ли Вы с утверждением, что в данном случае кто-то искусственно, извне подогревает страсти, чтобы достичь своих собственных политических целей?

— Я согласен с этим абсолютно. На днях я сделал заявление от имени руководства нашего Союза, что кто-то сознательно подогревает страсти, чтобы противопоставлять протестантизм православию, чтобы сделать протестантов «пятой колонной», инструментом «оранжевой» революции. И я сказал, что любые подобные провокации обречены на провал, потому что мы, российские протестанты — патриоты своей страны, мы люди, которые особо чтят российскую власть и президента России. И в разгар «оранжевой» революции на Украине я выступил с предостережением и протестантов, и православной церкви, которые позволили втянуть себя в политическую деятельность.

Церковь отделена от государства, она не вправе вмешиваться в политические процессы. Другое дело, что верующие могут иметь разные политические убеждения и быть активными, но, повторяю, Церковь не должна позволять втягивать себя в подобные процессы. Кто-то сегодня стремится в политических целях нанести ущерб авторитету руководству России, Москвы. Стараются сделать так, чтобы этот авторитет упал как в глазах россиян, так и у западной общественности. Не секрет, что западное общество — это в основном протестантское общество. И, к сожалению, сегодня есть попытка дискредитировать Россию в глазах других протестантов мира.

— Могут ли притеснения, о которых Вы говорили, быть спровоцированы поступками самих пятидесятников, которые, возможно, своими действиями вызвали напряженность в межконфессиональных отношениях, в частности, заявив, что в Екатеринбурге не было недавно избиения священников?

— В связи с екатеринбургскими событиями патриарх Алексий выразил глубокую озабоченность тем, что нарушены права верующих, и я разделяю его обеспокоенность. С другой стороны, я не присутствовал в Екатеринбурге. Конфликт, очевидно, был, но что именно произошло, должны выяснять соответствующие органы на месте. Каждая конфессия или каждая религия, пользуясь в том или ином регионе неким преимуществом, к сожалению, нередко пытается подавлять других. Так не должно быть, это не по Божьему Слову.

Если говорить о пятидесятниках, то акции, подобные тем, что были в Москве, прошли в ряде регионов, и у них одна и та же причина — запрет на строительство храмов, отказ в выделении земли под строительство, вопреки положениям закона. А там, где наши приходы приобретают землю, чиновники изобретают новые проблемы и надуманные обвинения. Закон «О свободе совести и религиозных объединениях» — неплохой закон, но когда же мы, и особенно люди, облеченные властью, начнем жить по законам своей страны, а не по «понятиям» и собственным амбициям? Когда решения, принимаемые в Москве, будут доходить без искажений до регионов и маленьких городов и поселков?

Могут ли быть неправы наши пастыри? Конечно, да. В любой конфессии, в любой религии есть сегодня люди, которые могут быть невежественными и считать, что их позиция — это истина в последней инстанции. Это есть и у некоторых чиновников, и у представителей тех или иных конфессий — невежественность, незнание Конституции и законов России.

— Как сейчас складываются Ваши отношения с Русской православной церковью и другими организациями-членами Межрелигиозного совета страны?

— Мы не представлены в Межрелигиозном совете России, но я отношусь к нему с большим уважением. Протестанты по численности зарегистрированных приходов занимают второе место после Русской православной церкви. Наверное, должно пройти время, чтобы мы заняли достойное место в общественно-религиозной жизни страны. На протяжении ряда лет функционирует Консультативный совет глав протестантских церквей России. Это весьма представительный и солидный орган. Мы выстраиваем очень серьезные рабочие отношения с представителями ислама, в частности, с Советом муфтиев России, у нас очень добрые отношения с главным раввином страны Берлом Лазаром. Не так давно состоялась очередная, весьма важная встреча с главой Отдела внешних церковных связей митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом, на которой обсуждалась возможность официальной встречи глав протестантских Церквей с патриархом Алексием, вопросы миссионерства и прозелитизма, наше отношение к общехристианским ценностям.

Мы приняли в этом году участие во Всемирном русском соборе, совместно участвуем в акции по противодействию наркомании «Поезд в будущее», оргкомитет которой возглавляют Георгий Полтавченко и Юрий Лужков. Мы вместе с другими конфессиями участвуем в том, чтобы преодолеть синдромы переходного периода нашей страны. Протестанты — это очень активная часть общества. Но я хочу подчеркнуть, что едва ли можно сделать что-то глобальное без активной совместной деятельности с Русской православной церковью, которая представляет сегодня большинство нашего общества и играет доминирующую роль, а также с другими уважаемыми в обществе основными конфессиями. Это наша четкая позиция.

— Не могли бы Вы прокомментировать недавние пикеты, организованные в Москве церковью христиан веры евангельской «Эммануил»?

— Я не выходил на эти митинги и пикеты, так как считаю, что духовное лицо может достичь большего молитвами и своей миротворческой деятельностью. Эти пикеты не были направлены против мэра столицы. Я общался с пастором церкви «Эммануил» Александром Пуршагой. Более того, к Юрию Лужкову у этой церкви достаточно почтительные отношения, потому что этот человек сделал для Москвы очень много.

С другой стороны, хотелось бы разделить мэра Москвы и некоторых столичных чиновников. Последние сделали все возможное, чтобы эта акция состоялась, чтобы протест был выплеснут на улицы Москвы. Вопрос достаточно сложный. Насколько я знаю, правительство города готово рассмотреть вопрос о том, чтобы предоставить церкви достойный участок под застройку в одном из районов столицы и оформить все необходимые разрешения для реконструкции здания церкви в Солнцево. Хочется верить, что это произойдет. Я думаю, что невежественность некоторых чиновников, с одной стороны, и отчаяние представителей церкви «Эммануил» от девятилетних бесплодных скитаний по чиновничьим кабинетам, с другой, породили эту ситуацию. Каждый пошел на принцип. Пастор находится под арестом, ему дали пять суток. Некоторые представители церкви оштрафованы решением мирового судьи центрального округа Москвы. Это противостояние перешло уже в эмоциональную фазу. Пастор объявил голодовку. Было бы лучше, если бы он объявил пост как христианин и как священнослужитель сказал: «Я буду поститься и молиться Господу». Голодовка для меня — это все-таки некий политический акт, и для меня она как для священника неприемлема. Другое дело — пост, когда человек обращается не к земной, а к небесной власти.

— И православные, и мусульмане, и евреи часто жалуются на некорректные высказывания и действия со стороны так называемых «мессианских евреев», являющихся, по сути, протестантами, а также на организации «Слово жизни» и «Новое поколение». Боретесь ли Вы как-то с проявлениями нетерпимости в рядах собственных последователей?

— Я уже высказывался о деятельности лидера «Нового поколения» пастора Алексея Ледяева и дал очень жесткую оценку некоторым пунктам его вероучения, определяя их как богословскую ересь. Его отношение и резкие высказывания по отношению к другим конфессиям также недопустимы. Мы боремся с подобными явлениями, для нас как для христиан любовь и веротерпимость — это основа нашей жизни и служения. Еще раз подчеркиваю, в любой религии всегда найдутся люди, которые ведут себя вызывающим образом, но, говоря о «Новом поколении», хочу особо отметить, что мы занимаем жесткую позицию именно в отношении учения и руководителей этой организации, а не обычных людей, прихожан. Если же говорить о «Слове жизни», то сегодня это очень уважаемая в нашем Союзе церковь. Она вписалась в российскую протестантскую семью. В религиозном мире всегда были и будут разногласия — важно, чтобы они не выходили за пределы наших храмов и богословских диспутов.

— Как отличить традиционных пятидесятников от нетрадиционных?

— У протестантов, православных и мусульман нет единого мирового центра, как, например у католиков. И, конечно, это многообразие вызывает вопросы: «А почему нет единого стандарта, кого считать пятидесятником?» и т. п. Но такого стандарта нет и в других религиях. Хорошо, что есть многообразие, и в этом многообразии — красота. Наверное, в этом уникальность, что Творец создал нас разными, но именно для того, чтобы мы любили друг друга. Другое дело, чтобы там не происходили экстремистские процессы. Это другой вопрос. Кто традиционнее — те пятидесятники, которые имеют ультрасовременное музыкальное прославление и радостно рукоплещут Господу, или те, кто неподвижно стоят с покрытыми головами? Назвать тех или иных более традиционными я не могу. И те, и другие имеют единое вероучение и черпают вдохновение в Священном Писании — Библии.

http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=27


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru