Русская линия
Русский дом Николай Коняев13.06.2005 

Праведный отрок

Праведный Артемий Веркольский
Праведный Артемий Веркольский
На русском Севере, меж крутых берегов, поросших то тЈмным ельником, то светлыми, выстланными беломошником сосновыми борами, течЈт река Пинега. На правом берегу этой реки, в старинном русском селе Верколе, в 1532 году родился крестьянский мальчик Артемий.

В этом же году закончилась земная жизнь великого русского святого Александра Свирского и преставился, простудившись на охоте, царь Василий III Иоаннович. Правительницей страны стала Елена Глинская — мать трЈхлетнего наследника престола, будущего царя Иоанна Грозного.

1.

Сами по себе столь значимые в истории России события непосредственного отношения к будущей короткой жизни Артемия не имели…

Он родился в крестьянской семье, и родители его — отец Косьма, по прозвищу Малый, и мать Аполлинария, занимались землепашеством.

Небогата северная земля. Коротко — всего три месяца! — здешнее лето. Много трудов надобно приложить, чтобы вырастить на этой земле хлеб… Некогда внимать дальним слухам, некогда думать о пустом…

Схватили в Москве при попытке побега в Литву дядю царицы — Михаила Глинского… Казнили за попытку поднять восстание дядю наследника престола — князя Андрея Старицкого… Необыкновенно возвысился любимец Елены Глинской — боярин Иван Овчина-Телепнев-Оболенский…

Вести об этом, может быть, даже и не доходили до затерянной в лесных чащобах Верколы…

Когда умерла правительница страны Елена Глинская, еЈ любимца, князя Ивана Овчину-Телепнева-Оболенского, бросили в тюрьму и заморили голодом. Началась борьба в окружении восьмилетнего наследника престола. Выходцы из Литвы Бельские боролись с природными Рюриковичами — Шуйскими. Победили Шуйские…

«Князь Шуйский поселился на дворе нашего дяди, князя Андрея… - вспоминал потом сам Иоанн Грозный. — Нас же с единородным братом моим начали воспитывать, как чужеземцев или последних бедняков. Тогда натерпелись мы лишений и в одежде, и в пище. Ни в чЈм воли не было, но всЈ делали не по своей воле и не так, как обычно поступают дети. Припомню одно: бывало, мы играем в детские игры, а князь Иван Васильевич Шуйский сидит на лавке, опершись локтем о постель нашего отца и положив ногу на стул, а на нас не взглянет — ни как родитель, ни как опекун… Кто же может перенести такую кичливость? Как исчислить многочисленные страдания, перенесЈнные мною в юности?»

2.

Повторим, что об этих происходящих в далЈкой Москве событиях ничего не знали и не могли знать в Верколе. Артемий рос… Как и принято было на Руси, родители воспитывали его в страхе Божием и христианском благочестии. Артемий вырос кротким и послушным мальчиком. Может быть, даже более тихим, чем хотелось его родителям.

Известно, что уже с пяти лет разлюбил Артемий детские игры, стал чуждаться общества сверстников.

Как и все веркольские дети, Артемий рано начал помогать отцу в нелЈгкой крестьянской работе.

Смолянисто-душно пахнут густые ельники, на лесных пожнях тучами налетают на косцов комары, горит лицо от них. И манят, манят в такую жару берега Пинеги, где раскалены солнцем прибрежные камни, где обжигает ноги чистый речной песок, где, прохладная и светлая, струится сама Пинега. Но некогда отлучиться с пожни — коротко северное лето…

Шуйские недолго торжествовали победу. Хотя и был увезЈн в Белоозеро и там задушен Иван Бельский, но скоро скончался и князь Иван Васильевич Шуйский. По приказу тринадцатилетнего царя псари затравили Андрея Шуйского.

ФЈдора Шуйского отправили в ссылку — власть снова вернулась в руки Глинских. И подрастал, подрастал грозный царь. Говорят, что, когда родился он, по Русской земле прокатился гром, молния блеснула, земля поколебалась…

Когда он в семнадцать лет венчался на царство, страшные забушевали в Москве пожары… Падали колокола. Но ещЈ до этих пожаров, ещЈ до венчания на царство шапкою Мономаха грозного царя, в далЈкой северной Верколе 6 июля 1544 года прогремела своя гроза. Артемий был на пашне, когда из-за чЈрного ельника встала огромная, во все небо, туча. Тугой порыв ветра налетел из-за кустов, вихрем взметнуло пыль и сухую траву, раздался оглушительный треск, и молния ударила в дерево, под которым, укрываясь от дождя, молился двенадцатилетний отрок Артемий.

С молитвою и взошЈл он на небеса.

Когда подбежали к мальчику взрослые, тело его было уже бездыханным, а в изумлЈнно-распахнутые глаза заливалась дождевая вода.

3.

Неисповедимы пути Господни. Непостижим для ума человеческого Божий Промысл. Неведомо было веркольцам, что Милосердный и Премудрый Господь восприял в Свои небесные обители душу праведного раба Своего, отрока Артемия, чтобы стал он там перед Его Престолом молитвенником и заступником небесным за грешных людей…

Не поняли этого односельчане Артемия. Так тихо, так молитвенно, в таком послушании жил отрок, что и не разглядели его веркольцы, не успели рассмотреть за своими заботами и трудами… Долго стояли они над бездыханным телом, крестились испуганно. По суеверию своему считали они неожиданную кончину блаженного отрока — судом Божиим, наказавшим мальчика за какие-то тайные согрешения.

Плакала Аполлинария, мать Артемия, тяжело вздыхал отец Косьма, прозванный Малым…

Неумолимы были односельчане.

— Нельзя, — говорили они, — хоронить отрока. Великий грешник, видать, был, коли постигла его такая небесная кара.

Отнесли тело в глухой лес, положили там на землю, покрытую белым мхом. Сверху прикрыли хворостом и берестою и поставили изгородь… И ушли. И скоро забыли об Артемии. На тридцать два года забыли…

http://www.russdom.ru/2005/20 0506i/20 050 615.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru