Русская линия
Единое Отечество, Одесса Кирилл Фролов10.06.2005 

Патриарх Алексий II как российский государственник и геополитик
К пятнадцатилетию патриаршества нынешнего первоиерарха Русской Православной Церкви

Интервью с Кириллом Фроловым пресс-секретарем Союза Православных Граждан

— 10 июня исполняется 15 лет, как Патриарх Алексий взошел на престол. Каковы итоги и уроки этого юбилея?

— Как бы не было замотанным это слово — это возрождение Церкви и сохранение ее единства от Карпат до Тихого океана, создание условий для следующего этапа — «великого рывка», миссионерского контрнаступления внутри страны и на внешней арене. Алексий II получ ил в наследство разрушенное хозяйство. Целые регионы были пустынями ате изма. На огромном пространстве за Уралом почти не осталось православных храмов. Крым, Белоруссия — это география тотальных атеистических экспериментов. Полностью разрушенная система миссионерства и социального служения, почти разрушенная система богословского образования. И, самое главное, большевикам удалось вырастить «новый тип священника», проповедующего этакое богословие «дезертирства» вместо растпространения веры, пропагандирующего добровольный уход в «благочестивое» гетто.

— И как Патриарх вышел из этого положения?

— Плоды мы видим. Воссоздана система воспроизводства православного духовенства (академии, семинарии) и заложена система воспитания православной элиты: политической, культурной, экономической, журналистской и т. д. Она куется в созданных при Алексии II в Свято-Тихоновском и Иоанно-Богословском православных университетах, чего, конечно, недостаточно. Дело в том, что огромная часть энергии Церкви ушла на «великую стройку». Церковь получила тысячи руин храмов, многие из которых не восстановлены до сих пор, а в новых жилых районах наших городов храмов, практически, нет. И все эти пятнадцать лет Патриарх работал не покладая рук.

— Но ведь противники Церкви утверждают, что у нее нет проблем и что она срослась с государством и пользуется его ресурсами?

— Если бы так. Никаких проблем не было при позднем Горбачеве и раннем Ельцине, когда у умирающего коммунистического режима не было ни сил ни желания бороться с Церковью, а новый либеральный режим первые месяцы своего становления было не до Церкви. И надо отметить, Патриарх блестяще воспользовался этой передышкой и взял для Церкви все, что мог. Но дальше началась война информационная и политическая. Сначала эта беспрецедентная кампания на тему Церковь и КГБ. Затем структурирование антицерковной идеологии либерально сикулярного государства. Рупором этой идеологии становится, финансируемая католическими фондами газета «Русская мысль», главным редактором которой была Ирина Альберти-Иловайская, которую авторитетные круги русской эммиграции обвиняли в работе на ЦРУ. Именно там были сформулированы основные тезисы антицерковной мысли, а именно, что Русская Православная Церковь является оплотом реакции, непредсказуемой структурой, угрожающей молодому либеральному государству. Что Русская Православная Церковь, якобы, несказанно богата, является коллективным «олигархом», которую необходимо раскулачить и поставить под контроль «прогрессивных сил». Таким образом, РПЦ представлялась в виде угрозы обществу и государству и эту угрозу необходимо устранить. В итоге Церкви было отказано в возвращении собственности, президент Ельцин отклонил версию закона о свободе совести, предусматривающую признание традиционных конфессий и в итоге РПЦ оказалась один на один с беспрецедентной экспансией католических и протестантских сообществ, которые были технологически, медийно и политически оснащены намного лучше РПЦ. Основной лозунг 90-х: «РПЦ — тормоз встраивания России в мировое сообщество и этот тормоз должен быть устранен». Россия должна принять протестантизм, католицизм, а еще лучше секулярно-гуманистическую квазирелигию.

Одновременно на Украине начинается самая настоящая война с Московским Патриархатом. Униаты громят три епархии на западе Украины. Разгромы сопровождаются массовыми избиениями священников и мирян. Так, в городе Самбор Львовской области, в котором заперлись православные для штурма храма используются БТРы, ОМОН, слезоточивый газ, холодное оружие, фанатики националисты. В 1992 году президент Кравчук создает карманный раскольнический «Киевский патриархат», боевики которого безнаказанно захватывают еще сотни православных храмов на Волыни и в центре Украины. Затем Киевский патриархат становится «крышей» для вербовки украинских боевиков в Чечню и «горячие точки» СНГ против России. Украинская Православная Церковь Московского Патриархата получает короткие передышки в начале правления Кучмы и во время премьерства Виктора Януковича. И во время этой войны за будущее Украины будет ли она православной и дружественной России или униатской и антироссийской, компродорская часть российской элиты и принадлежащие ей СМИ наносили и наносят удары в спину Русской Церкви, устраивая против нее информационно-политические кампании и прямо пропагандируя украинскую автокефалию в Москве.

Поэтому великой заслугой Патриарха Алексия состоит в том, что без всякой госудасртвенной поддержки, несмотря на гонения, устроенные украинскими властями, Русская Православная Церковь сохранила свое единство на всей своей канонической территории от Закарпатья до Владивостока. И благодаря этому возможно будущее возрождение исторической России. Посему Патриарх Алексий — выдающийся государственный деятель современности.

— Многие надеялись, что с приходом Владимира Путина церковно-государственные отношения улучшаться в сторону новой версии симфонии Церкви и государства. Оправдались ли эти надежды?

— Действительно, часть окружения второго российского президента, так называемые силовики, поддержало Владимира Путина в его православном исповедании и это вселяло надежду. Однако, антицерковное лобби, взращенное «Русской мыслью», заняло определенные позиции в аппарате и создало свою систему СМИ, расчитанное не на массового читателя, а на политическую элиту. Идеологическими продолжателями «Русской мысли» стали издания «Соборность», «Религия и СМИ», «Кредо.ру», «НГ религия», «Московские новости», «Новые известия» и др. Сразу после после вступления в должность Владимира Путина, они развернули беспрецендентную кампанию по срыву наметившегося союза Церкви и государства во имя России. Как это делалось. Основная атака была развернута против духовника президента архимандрита Тихона (Шевкунова) и Социальной концепции Русской Православной Церкви и ее идеолога митрополита Кирилла. Оказывается президент России не имеет права иметь духовника и это страшная угроза российской демократии. Так писал публицист М.Шевченко. Новые воинствующие безбожники придрались вполне в стиле своих предшественников, обвинявших Церковь в «контрреволюции». Они прдрались к фразе в Социальной концепции о том, что Церковь может отказать в доверии государству, если его действия смущают совесть верующих. Против Церкви, вполне в стиле политических процессов «церковников» 1920−30-х годов, были выдвинуты бредовые обвинения в подготовке антигосударственного теократического переворота. Сильная Церковь была объявлена угрозой для государства. Показательно, что лексикой большевиков воспользовались певцы толерантности. Либеральный экономист Евгений Ясин прямо заявил «Московским Новостям», что он поддерживает антицерковную политику большевиков, т. е. геноцид Церкви. Для того, чтобы обуздать слишком влиятельную РПЦ предлагались следующие меры, заимствованные из большевистского же арсенала. А именно. Создание «госоргана по делам религий» с драконовскими полномочиями, «раскулачивание» РПЦ путем требования прозрачного бюджета и государственного контроля над финансовыми потоками Церкви, блокирование миссионерских, образовательных и социальных проектов РПЦ, возвращение Церкви в социальное гетто. Поддержка церковных расколов и сепаратистов в новых независимых государствах, в частности украинских автокефалистов, что прямо противоречит национальным интересам России. Мощнейшую медийную и идеологическую поддержку получила маргинальная раскольническая группировка «Российская православная автономная церковь» во главе с осужденным за педофильство, изгнанным и из Московской Патриархии и Русской Зарубежной Церкви бывшим архимандритом Валентином Русанцовым. И эта секта преподносилась как здоровая «альтернатива» больной Московской Патриархии. Также предусматривалось устранение с церковно-политической арены вышеупомянутых митрополита Кирилла и архимандрита Тихона. Архимандрита — на «сельское хозяйство», а митрополита — дискредитировать любыми способами, возглавляемый им Отдел Внешних Церковных Связей разгромить с помощью силовых структур и взрастить альтернативный центр власти в РПЦ. И, наконец, когда Патриарх серьезно заболел антицерковные СМИ развернули грязную кампанию по «поиску приемника», желательно «послушного» и «не слишком активного». Патриарх откровенно загоняли в могилу — не каждый человек способен выдерживать эти потоки грязи и инсинуаций.

— Что получилось из этого, что нет?

— Важнейшей заслугой Святейшего Патриарха является его жесткая принципиальная позиция. Он обещал поименно назвать противников Церкви, не взирая на их посты. Им не удалось создать госорган по делам религий и устроить в Русской Православной Церкви раскол — авантюра с т.н. альтернативным православием бездарно провалилась. Благодаря действиям Патриарха удалось смягчить антицерковные статьи Земельного и Налогового Кодексов, превращавших Церковь в некоммерческую организацию. Однако это не остановило негодяев, выставивших на продажу монастырь в Великом и, надо честно сказать, антицерковные силы добились немалых успехов, нанеся огромный урон Церкви и России. Им удалось сорвать введение в школах предмета «Основы Православной культуры» и теперь растет поколение, лишенное историческое памяти, не знающее кто такой преподобный Сергий и Патриарх Ермоген. И такое поколение является идеальным для манипуляции со стороны идеологов «оранжевой» революции в России. Создана и успешно функционирует система антицерковной пропаганды, влияющей и на народ, и на политическую элиту. Церковь же так и лишена возможности ответить на выпады, несмотря на то, что большинство налогоплательщиков в России являются православными, они лишены возможности смотреть православные программы на общегосударственных каналах. Из-за того, что Церковь лишена возможности напрямую через СМИ обращаться к народу, не решается демографическая проблема, продолжается вымирание России, грозящее катастрофой России, ибо только религиозная мотивация заставит рожать детей. Например, присутствие на телевидении такого убедительного пастыря, идеолога борьбы с абортами как отец Димитрий Смирнов, заставит задуматься многих. Антицерковные силы не успокоились. Они сделают все, чтобы не допустить воссоединения Московского Патриархата с Зарубежной Церковью, ибо в результате этого русское православие значительно усилится. Символическое не только церковное, но и национально-государственное значение этого воссоединения огромно — это окончательное преодоление итогов гражданской войны, воссоединение и примирение русского народа. Другой их проект — «оранжевая» революция в самой Церкви, попытка столкнуть иерархию и народ с целью дестабилизации РПЦ, путем поддержки любых от ультра левых до ультра правых антииерархических движений. Это важнейшая составляющая «оранжевой» революции в России. Таким образом, антицерковное лобби это одно из самых опасных антигосударственных и антинациональных сил, действующих в России.

— 10 июня Патриарха будут поздравлять, говорить хорошие слова и создаться впечатление, что все проблемы решены и в церковно-государственных вопросах идилия. Не будет ли выхолащен юбилей, не будет ли выхолащено, действительно, историческое событие 15-летие патриаршества Алексия II?

— Такая опасность существует, но существует и надежда, что наше государство начинает понимать необходимость стратегического союза с Русской Православной Церковью, что без этого союза нам не спасти молодежь от наркомании и алкоголизма, не остановить демографическую катастрофу, не восстановить Россию как мировую державу ибо Русская Православная Церковь остается последней нерасчлененной структурой Исторической России. В конце концов, государство и общество должны понять, что Русская Православная Церковь имеет огромный вековой контрреволюционный опыт, который должен быть востребован в противодействии «оранжевой» революции в России и попыткам десуверенизации нашей страны. Православный пастырь, имея телевизионный ресурс, остановит любых революционеров. Мы также видим, что совместные действия Церкви и государства сверхэффективны. Вспомним блестящее содействие президента Владимира Путина процессу воссоединения с Зарубежной Церковью и его встречу с епископатом УПЦ Московского Патриархата отрезвившую украинскую власть. Лучшим подарком Патриарху будет «новая весна» в церковно-государственных отношениях и реальный прогресс в следующих вопросах: введение в школах «Основ православной культуры», присутствие РПЦ на общенациональных каналах в «прайм-тайм», востребование государством православной медиа и политичексой элиты, как бескомпромисных носителей идей государствености и возрождения России, альянс во внутренней политике в деле противодействия попыткам десуверенизации страны, и во внешней политике в деле укрепления позиций Московского Партриархата на постсовествком пространстве и во всем мире, ибо от этого напрямую зависят геополитические позиции России. Необходимо и прекращение влияния антицерковного лобби на политическую элиту. В конце концов, российский политический класс должен понять, что только в системе координат восточнохристианской цивилизации наша страна несет столичные функции, во всех других цивилизационных системах, будь-то секулярная, исламская, протестанская и др., Россия является провинцией.

http://www.otechestvo.org.ua/main/20 056/908.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru