Русская линия
Патриархия.Ru Михаил Моисеев03.06.2005 

Что имел в виду кардинал Вальтер Каспер?

Глава Папского совета по содействию христианскому единству кардинал Вальтер Каспер предложил созвать совместный католико-православный собор, целью которого был бы поиск путей к примирению между Церквами. Кардинал также высказался за заключение «альянса» с протестантами, который помог бы Европе вновь обрести свои христианские корни. Заявление было сделано, в свою очередь, после того как папа Бенедикт XVI в минувшие выходные, находясь в городе Бари, призвал христианские Церкви к восстановлению единства.

Это сообщение было преподнесено информационными агентствами как символ новой политики Ватикана, непосредственно связанной с личностью нового римского папы Бенедикта XVI. Однако, если внимательно посмотреть на историю отношений Ватикана с Православными Церквами или с сообществом многочисленных протестантских церквей, становится понятно, что это — явление вполне естественное для межцерковной деятельности Рима.

Одна из основных догматических установок католической экклезиологии (учения о Церкви) — понимание Церкви как религиозной организации, призванной сохранить собственное единство ради сохранения единства веры. Причем единство Церкви в католицизме однозначно понимается как соблюдение строгой иерархичности с ярко выраженной идеей единоначалия — главенством папы.

Римский первосвященник, «Епископ Рима, Заместитель Христа, Преемник Князя Апостолов, Верховный Первосвященник Вселенской Церкви, Патриарх Запада, Примас Италии, Архиепископ и митрополит провинции Романии, Суверен государства-града Ватикан, раб рабов Божиих» — не просто титул; это выражение того поистине сакраментального значения, которое придается в католичестве персоне папы.

«Верховная кафедра, — гласят постановления II Ватиканского собора, — не может быть судима». Это означает, что даже церковный сбор не имеет достаточных полномочий для того, чтобы заблокировать какое-либо решение, если оно инициировано папой. В свою очередь, никакое собрание епископов Римской Церкви не может считаться собором, если оно не признано таковым папой.

В этих вероучительных тонкостях, как может показаться на первый взгляд, — не простая казуистика; в этом кроется противоречие с православным пониманием самой природы Церкви.

Собор в Православии — это собрание иерархов (Архиерейский собор) или иерархов, священства и представителей мирян (Поместный собор), созванное для рассмотрения тех или иных вопросов церковной жизни. При этом факт собора, его статус не определяется, допустим, Патриархом всея Руси или предстоятелем какой-либо Поместной Православной Церкви. Факт собора закрепляется в церковном сознании лишь впоследствии, когда принятые соборные решения становятся частью самой церковной жизни. И наоборот: если соборные постановления отвергаются Церковью, собрание епископов, принявшее такие решения, никогда не будет признано собором.

Что предлагает кардинал Вальтер Каспер? Он предлагает созвать совещание римских епископов и иерархов Русской Православной Церкви для обсуждения взаимоотношений Католической и Православной Церквей и для поиска разрешения накопившихся проблем. Пожелание вполне закономерное, неоднократно находившее положительный отклик у представителей Русской Церкви.

Святейший Патриарх Алексий не далее как в понедельник в очередной раз подтвердил, что стремление Рима начать диалог всячески приветствуется: «Надо преодолеть все трудности, которые сейчас стоят на пути у этого диалога, сотрудничества, — заявил Святейший Патриарх, отвечая на вопросы журналистов. — Мы открыты к такому диалогу и преодолению тех трудностей, которые мешают сотрудничеству и улучшению отношений между Римо-католической и Русской Православной Церковью».

Но предложение кардинала Вальтера Каспера о созыве именно собора звучит по меньшей мере странно, учитывая понимание соборности в католицизме: предполагаемое совещание иерархов двух Церквей только тогда будет признано Ватиканом, когда его решения одобрит папа Бенедикт. В свою очередь, такое одобрение может быть получено, по всей вероятности, тогда, когда решения совещания удовлетворят Римскую кафедру. А для того, чтобы такие решения были приняты, необходима самая малость: нужно, чтобы делегаты Русской Православной Церкви на соборе отказались от всех претензий к Римско-католической Церкви (список, к сожалению, остается неизменным: прозелитизм, экспансия на Украине, открытие епархий в России) и — самое главное — чтобы епископское совещание согласилось с тем, что впоследствии ему придется ждать папского одобрения как факта признания состоявшегося собора.

Точность формулировок — то, чем всегда отличались римское право, западное богословие. Акцент на созыве собора поэтому представляется не случайным: сам факт согласия Русской Православной Церкви с такой постановкой вопроса придаст будущему совещанию вполне определенный формат. И формат этот, надо признать, будет выстроен однозначно в «системе координат» Ватикана. Поэтому перспектива созыва православно-католического собора представляется маловероятной. Скорее всего, если встреча иерархов двух Церквей состоится, она будет носить какое-то другое название.

Что же касается «альянса» с протестантами, то ничего принципиального нового в этой области ожидать не приходится: экуменические контакты Римской Церкви с протестантскими сообществами и деноминациями отлажены в рамках деятельности Всемирного Совета Церквей — несмотря на то, что формально католическая Церковь не входит в состав ВСЦ.

В содержательной части протестантско-католического диалога основные акценты также давно расставлены: совместные социальные программы и проекты, участие в работе общественных организаций — давно разработанные направления сотрудничества. При этом эффективность такого сотрудничества, очевидно, устраивает обе стороны, поскольку даже такие спорные вопросы, как женское священство, однополые браки или отношение к абортам вряд ли способны существенно изменить картину отношений Ватикана с протестантскими церквями.

Кстати, можно предположить, что «широкие» взгляды протестантов на природу Церкви позволят им безболезненно согласиться на созыв «протестантско-католического собора», если только такое предложение последует из Рима. То, что представители Ватикана предлагают созыв собора для решения проблем взаимоотношений с Православной Церковью и создание альянса для протестантов, можно расценить как лишнее подтверждение тому особому значению, которое придают в Ватикане отношениям с Православием.

http://www.patriarchia.ru/db/text/20 750.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru