Русская линия
Правая.Ru03.06.2005 

Широка земля Евросоюза

Европейский Союз — это сплошное безобразие. Таким он был с самого начала, ошибочно сконструированный, созданный на ложном фундаменте и отчасти с человеконенавистническими целями. Между тем, он стал угрозой нашему будущему, и чем дальше, тем больше

66 МИЛЛИОНОВ МУСУЛЬМАН — НОВЫЕ ЧЛЕНЫ ЕС?

«Если вы немцы будете и впредь так ленивы в рождении детей — через 10 лет турецкий станет основным официальным языком Германии»
(Кайя Янар, «немец» турецкого происхождения в своей телепередаче на канале SAT-1)

Не так давно на турецком празднике в Берлине колонна турок в исторической одежде янычар маршировала у Бранденбургских ворот. Как известно, войска янычар формировались в Турции в 14 веке из украденных и насильно исламизированных христианских детей, которые в завоевательных походах Османской империи отличались особой жестокостью. И если в этом карнавале простодушные немцы не уловили намёка на скорое будущее Германии, то сами турки и другие исламские мигранты не особенно скрывают свои далеко идущие планы в отношении Германии и других европейских стран.

17 декабря 2004 г. Европарламент принял решение начать осенью 2005 года переговоры с Турцией по вопросу вступления в Евросоюз. Снова через голову граждан Европы будет принято решение, против которого высказывается любой здравомыслящий европеец. Но здравыми европейцами нельзя назвать европейских политиков. В немецком бундестаге социал-демократы, зелёные и либералы выступают за вступление Турции в ЕС. О позиции блока ХДС/ХСС, который формально против полноправного вступления Турции и предлагает «привилегированное партнёрство», стоит сказать отдельно.

Чтобы понять, что происходит в мире, нужна хорошая память. Иначе можно стать жертвой политиков, которые беспрестанно озабочены тем, чтобы замести следы своих неблаговидных поступков и уклониться от собственной ответственности. Именно этим и занимается в настоящее время вышеуказанный блок.

А процесс, как говорил один небезызвестный политик, пошёл ещё в 1963 году. Вальтер Хальштайн, президент Комиссии по Европейскому экономическому сообществу сделал тогда публичное заявление: «Однажды будет сделан последний шаг: Турция должна стать полноправным членом сообщества». Хальштайн не был ни исламистом, ни красно-зелёным фантастом мультикультурного общества, он был политиком ХДС. В 1997 году главы государств-членов ЕС в совместной резолюции подтвердили, «что может рассматриваться вопрос о вступлении Турции в Европейский Союз». Среди подписантов был и Гельмут Коль, канцлер Германии и председатель ХДС.

Хотя все эти факты доступны прочтению, ХДС/ХСС ныне вопиет: помогите, турки идут! Да, они идут. Потому что их пригласили Хальштайн и Коль. Решение ЕС от 17 декабря 2004 г. соответствует планам сорокалетней давности, а предлагаемое Анжелой Меркель, нынешним председателем ХДС, «привилегированное партнёрство» между турками и европейцами можно давно наблюдать на улицах Германии. То, что сейчас как раз политики ХДС/ХСС выступают против вступления Турции в ЕС всего лишь фальшивая комедия, т.к. будучи в оппозиции они прекрасно понимают, что не в состоянии предотвратить этот процесс. Они и не хотят этого. Они рады-радёхоньки, что социал-демократы продолжают их старый курс. Если бы они действительно хотели предотвратить вступление Турции, им стоило лишь проголосовать за народный референдум: даже либеральные германские СМИ признают, что около 80% немцев против принятия Турции в ЕС. Но референдумы внушают современным политикам во всех странах отвращение. Вся их позиция основывается на пренебрежении воли народа.

Итак, несмотря на то, что специалисты высказывают сомнения, население всех без исключения европейских стран выражает резкий протест, европейские правительства и еврократы — не без давления со стороны США — давно решили: Турция станет членом ЕС.

Что же представляет собой Турция? 99% турок — мусульмане. Инфляция составляет 55%. Государственная задолженность — 210 миллиардов долларов. Почти 80% турецкого ВВП идёт на покрытие долгов. С помощью вливаний Евросоюза Турция надеется найти выход из затяжного финансового и экономического кризиса. По оценкам брюссельских экспертов вступление Турции в ЕС уже в первые три года будет стоить европейским налогоплательщикам как минимум 15 миллиардов евро.

Специалисты едины также во мнении, что вступление Турции вызовет волну массированного оттока турецкого населения в Европу, прежде всего в Германию. Число мигрантов может достигнуть 10 миллионов. «В результате Германия перестанет быть христианской страной и потеряет свою национальную идентичность» [1].

Конфликт культур в Европе неизбежен. Американский политолог Самюэль Хантингтон, автор бестселлера «Столкновение цивилизаций» предостерегал европейцев в одном из недавних интервью: «Если в декабре ЕС проголосует за ведение переговоров с Турцией по вступлению, сама природа ЕС будет фундаментально изменена». Турция, по его словам, не является ни географически, ни культурно частью Европы. «Усилившийся поток мигрантов в Европу будет влиять на понижение зарплаты и приведёт к сильным культурным конфликтам». Большинство стран ЕС и без того не знают, «как нужно обходиться с мусульманскими мигрантами, которые в основном держатся компактно, хотят сохранить свой язык, культуру и особенно свою религию и тем самым угрожают европейской культуре».

Самый главный вопрос, на который предстоит ответить европейским политикам — как далеко может расшириться Европейский Союз? Если Турция станет членом ЕС, не будут ли в таком случае стоять на очереди Марокко и Алжир? Высказывается также мнение, что расширение Евросоюза за счёт Турции — бальзам на душу для Израиля, т.к. они уже видят себя на очереди. Но ведь ЕС имеет смысл только в том случае, если Европа в своей культуре, традициях и шире — цивилизации — останется европейской.

Европе и без дальнейшего расширения, учитывая её перенаселённость чужеродными элементами, необходимо проявить мужество и волю, чтобы начать процесс репатриации. Европа не может принимать мигрантов до бесконечности, что объясняется хотя бы ограниченностью ресурсов и плотностью её населения. Она не может также решить экономические проблемы всего третьего мира.

Но что толку от напоминаний и предостережений? Растущие проблемы мультикультурного общества были заранее предсказаны. Ответственных лиц они не беспокоили. По их представлениям в будущем не должно быть наций, государства не должны иметь право самостоятельно распоряжаться своей судьбой и уж само собой не должно быть никаких культурных границ. Конечная цель — мировое правительство, а Европейский Союз это только первый этап к этому. Интересна позиция британской «Независимой партии» (UKIP). Она в принципе настроена радикально против самого Европейского Союза и получила на последних выборах в Европейский парламент почти 17% голосов. Её депутаты проголосовали за вступление Турции, потому что им это вступление кажется подходящим рычагом, чтобы доказать губительность дальнейшего расширения ЕС. По принципу «чем хуже — тем лучше».

Переговоры об окончательном вступлении Турции в ЕС должны начаться 3 октября 2005 года, то есть в день, когда Германия празднует своё объединение. Для немцев это должно восприниматься как пощёчина.

В Германии есть эксперты, которые резко критически оценивают перспективы Евросоюза. Предлагаемая ниже статья немецкого историка Карла Рихтера из журнала «Нация и Европа» может послужить некоторому отрезвлению отечественных политиков, с завистью посматривающих на своих восточных соседей, удостоившихся сомнительной чести стать членами ЕС. Вступление же Турции в ЕС поставит перед нами, на мой взгляд, вопрос о восстановлении железного занавеса, чтобы оградить себя от лавины новых «европейцев». Конечно, если мы не хотим говорить по-турецки.

ВЕЛИКОЕ ЗАБЛУЖДЕНИЕ

Почему Европейский Союз не является решением европейских проблем
Карл Рихтер

Европейский Союз — это сплошное безобразие. Таким он был с самого начала, ошибочно сконструированный, созданный на ложном фундаменте и отчасти с человеконенавистническими целями. Между тем, он стал угрозой нашему будущему, и чем дальше, тем больше. Во всяком случае, что касается немцев, Европа по Римскому соглашению была обманом с самого начала. Возможно, его создание должно было предотвратить будущие войны и принести сотрясаемому кризисами континенту мир и стабильность. Немцы и ухватились за это, как за соломинку, пережив за десятилетие до подписания первых соглашений самую ужасную катастрофу своей истории со времён Тридцатилетней войны. Но для отцов «Европейского союза угля и стали» (1951), а также «Парижского» и «Римского» соглашений на первом плане стояли другие мотивы: обобществление немецкого угольного и индустриального потенциала и предотвращение любого возрождения Германии. Европа Страсбурга и Брюсселя с начала своего создания была антигерманской организацией.

«Права человека» как замена религии

Это нельзя было так оставлять. Если бы немцы, которые сегодня, как и с самого начала, своими взносами пополняют львиную долю общего бюджета, также последовательно отстаивали свой вес в европейских органах как французы, британцы и испанцы, то можно было бы даже приспособить Европейский Союз для защиты немецких интересов. Перевоспитанные и довольные, что им позволили участвовать в игре, представители Германии ни разу не воспользовались этой возможностью. Германия до сих пор платит и ведёт себя тихо.

Но главной целью было не только подавление немцев. Кроме этого план переустройства Европы с самого начала имел специфические недостатки, которые рано или поздно оказались разрушительными также и для стран победительниц — членов ЕС. При этом речь идёт не столько о случайных структурных ошибках, сколько о запланированных надломах, которые встраивались преднамеренно, чтобы придать целому желаемое направление.

Например, новая Европа уже давно, а точнее в 1953 году, присягнула идеологии «прав человека», которую французский публицист Ражи Дебрей справедливо определил как «последнюю на сегодняшний день гражданскую религию, душу бездушного мира». Действительно, «права человека» означают более глубокий разрыв со всеми европейскими традициями, чем смена политических эпох после 1945 года. Они ставят индивидуума и его предполагаемые права в центр внимания и задвигают все духовные ценности общества на задний план. Шпенглер имел в виду этот процесс переоценки ценностей, когда говорил об «упадке культурного и общественного сознания» европейского общества. Без укоренения надындивидуальных ценностей ни одно общество не способно выжить. Отречение от жизненного пространства

Европа времён «Европейского союза угля и стали», а затем и Римских соглашений основывается не на европейском, а на масонском («гуманистическом») фундаменте. Европа всегда была чем-то больше, чем простое объединение накопителей, покупателей и потребителей. Тот, кто «Старый свет» хотел бы ограничить лишь этим, погрешил бы равным образом, как перед прошлым, так и перед будущим.

Последствия недуга либерализма можно ощутить сегодня повсюду. Европа состарилась и вымирает, потому что её население считает «самоосуществление» намного важнее, чем потомство. Демографы прогнозируют для новых восточных федеральных земель широкий безлюдный коридор, который протянется от Мекленбурга до Тюрингии. Но и там, где ещё проживает коренное европейское население, оно отступает, оставляя территорию давно уже не только в сельской местности. Клеймо «расиста» навешивается на каждого, кто твёрдо отстаивает преимущественное право «своего» перед «чужим». «Права человека» не предусматривают подобного права, поэтому всякий, кто требует, например, пособие при рождении ребёнка выплачивать только для новорождённых собственной страны, а мигрантам отказывать в оном, подвергает себя злейшей дискриминации. При этом ничто не могло бы быть естественней и понятней. Мания великого равенства давно носит тоталитарные черты. С ней нужно покончить, если мы хотим выжить.

На пути к мировому правительству

Не только для дальнейшего существования самой европейской субстанции, но и для всякого внешнего суверенитета псевдогуманистические основы Европы смертельны. Не без основания генеральный секретарь ООН Кофи Аннан потребовал, чтобы «права человека» были заложены в «фундамент любого общества» во всём мире. Они содержат, вторит Жан Даниэль, «в зародыше мысль подлинного мирового правительства».

Лишь особенно доверчивые современники могут быть застигнуты врасплох подобными отдалёнными целями. Они заложены в природе вещей и с самого начала были составной частью «гуманистического», а в действительности марксистского подхода к делу. Старая Европа, которая во Второй мировой войне была выведена из игры как суверенное политическое образование, ещё противилась захватническим устремлениям будущего мирового государства. Такая Европа была устранена и заменена бутафорией с прежним названием. Она была уже отцами основателями задумана как транзитная станция на пути к «One World».

Одним из роковых шагов на этом пути была отмена национальных валют в пользу евро. Произошло это в 1999 году. С тех пор льстиво преподносимое как достижение «интеграции» Брюссельское супергосударство делает прямо-таки стремительные успехи. Нагнетаемая СМИ и политиками «война против террора» пришлась, как по заказу, и оправдывает всё новые предлоги для большего контроля, обмена информацией и стирания национальных суверенных прав государств.

Бесхозяйственность как система

Также и с чисто практической точки зрения ЕС — это непрерывно длящаяся катастрофа. Баланс его достижений без исключения негативный. «Европа» саботировала, разрушала, вредила везде, где могла, и ущерб в большинстве случаев непоправим. 20 лет назад сельское хозяйство большинства европейских стран было в состоянии в кризисные времена прокормить своё население независимо от импорта. Сегодня по всей Европе выжили только подобные латифундиям крупные сельскохозяйственные предприятия, и то благодаря предоставлению им огромных дотаций. Подобным образом были отменены или снижены пограничный контроль, стандарты качества, правила техники безопасности, что привело к тому, что жизнь европейцев сегодня стала небезопасной и в целом также более дорогой, чем 20 или 30 лет назад. Одновременно Брюсселю не удалось даже сколько-нибудь эффективно защитить европейские внешние границы. Не существует европейской внешней политики и политики в области безопасности, которая заслуживала бы это название, на всех уровнях процветает коррупция. Частное предприятие, которое так беспечно обходилось бы со своим капиталом, как ЕС с миллиардами ежегодно расточаемых денег налогоплательщиков, давно было бы закрыто налоговым органом, а его менеджеры сидели бы за решёткой. В Евросоюзе же бесхозяйственность является системой.

Европа Брюсселя не функционирует. Функционирует только поддерживаемая к жизни миллиардами денежных средств бюрократия, которая в первую очередь заботится о сохранении собственной жизни и в основном занимается перераспределением средств в свою пользу. Государство трутней, которое приносит европейцам вред, где только может, и чья неэффективность в союзе «Европа 25-ти» ещё многократно усилится. Только слепые или самоубийцы могут видеть в этой конструкции модель будущего.

Образец не продаётся

Европа стоит на распутье. Если она не найдёт выхода из Брюссельского тупика, то ей грозит исчезновение по двум направлениям: либо путём ползучей, но систематической замены населения, которая номинально сохраняет континент, его города и местности, но люди, которые его населяют не будут больше «европейцами», несмотря на гражданство и право участия в выборах; либо организационным путём вследствие безостановочного размывания в рамках глобального государства в духе Оруэлла, которое получит лишь контролируемую из центра «мировую внутреннюю политику», но не жизнеспособные исторические и этнические государства.

Без общего видения, которое выходит за рамки валютных курсов и торговых отношений, любая наднациональная концепция государственного устройства останется бесполезным образованием. Самым веским недостатком ЕС является его бессодержательность. Такие ложные ценности как «свобода торговли», «свобода» и «демократия» теперь повсеместно являются общим идеологическим достоянием, они не есть специфические европейские, они тем более не дают людям осмысленных целей. Вероятно, поэтому представители партий, называющих себя христианскими, настаивали на ссылке в конституции ЕС на христианские ценности. Это дерзкое требование потерпело неудачу, потому что не только у Конвента Евросоюза и левых профессиональных атеистов, но также и у более широких слоёв нормального населения появились проблемы в общении с Богом. Дискуссия о запрете изображений распятия Христа в баварских школах и в целом о христианских ценностях из той же серии.

Бог тут не поможет

Но речь вовсе не идёт о «Боге», а о наиболее убедительном признании собственной шкалы ценностей. Если эти «ценности» ни для чего не пригодны — как в случае с конституцией ЕС, которая читается как рекламный проспект международной организации о помиловании — то не поможет уже и Бог. Наоборот, не нужно стремиться непременно к небесному покровительству там, где обоснованность представляемой шкалы ценностей проявляется чётко. Но как раз этого и нет. То, что предлагает нам Брюссель в качестве программы, не воодушевляет людей — что и является объяснением того, почему политический класс особенно у нас в стране сталкивается с трудностями при народном согласовании проектов ЕС.

Появятся ли альтернативные проекты — вопрос исторической важности. Пока ещё ЕС спасается от одного созыва к другому, да и то благодаря тому, что Германия без ропота финансирует львиную долю проектов, а чёрно-красный картель крепко держится в седле по всей Европе. Как быстро всё может измениться, мы узнали в 1989 году.

Перевод с немецкого Анны КЛЯЙН



[1] Петер Шоль-Латур, «Мировая держава в барханах», Берлин, 2004, с. 28

http://www.pravaya.ru/look/3484


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru