Русская линия
Вечерний Новосибирск Валерий Мельников02.06.2005 

Зачем Церкви деньги?
Предложение патриарха Алексия ликвидировать в московских храмах ценники вызвало широчайший резонанс по всей России

— Не хотите заказать сорокоуст для вашего усопшего? Нужно внести 60 рублей.

— Что вы, мы и так десять тысяч на похороны потратили.

(Из разговора в церковной лавке.)

Одной из особенностей второго десятилетия постперестроечного периода является постепенное сведение на нет разговоров о духовном вакууме, наступившем в российском обществе после развенчанной коммунистической идеологии. Оно и понятно — проблема уже не актуальна, вакуум этот постепенно заполняется. Одни увлеклись мистикой и оккультизмом, напряжённо вчитываясь по утрам в астрологические прогнозы и тщательно подбирая цвет своего гардероба соответственно дню недели и фазе Луны, другие ждут не дождутся воскресных духовных тусовок, чтобы вволю попрыгать с криками «Аллилуйя!» и «Аминь!», но всё же большинство россиян в силу своей ментальности тянутся в православные храмы. И здесь некоторые из них, к удивлению, показывают свои недюжинные познания в Евангелии, правда, фрагментарные. Заходя в храм Божий, вспоминают они не заповеди Христа о любви к ближнему, не апостольские слова о том, что пьяницы, блудники и прелюбодеи Царства Божиего не наследуют, а вспоминают они евангельскую историю об изгнании торговцев из храма. Почему? Да потому, что первым делом эти «захожане» обращают внимание на ценники, которые вывешены в церковной лавке. Возмущают эти ценники именно «захожан», а не прихожан, которые в отличие от первых в меру своих сил следуют установленному Богом правилу постоянно отделять храму десятину от плодов труда своего.

На что жила Церковь раньше?

Судя по сохранившимся воспоминаниям иностранцев, путешествующих по дореволюционной российской глубинке, помимо бескрайних просторов и непролазной грязи разбитых дорог, их более всего поражало наличие величественных храмов даже в самых захолустных деревушках. Умеющие считать деньги иностранцы понимали, что для того, чтобы строить и содержать такие храмы, средства нужны немалые. Откуда же они брались, эти средства? Список церковных попечителей широк и разнообразен: от знаменитых династий, таких как Рябушинские, Мамонтовы, Морозовы, до средней руки помещиков и купцов. Но в основном строил и содержал церкви простой народ. Каждый христианин, памятуя о той самой завещанной Богом десятине, старался внести свою посильную лепту на храм. Церкви строили всем миром, всем миром и содержали. Кто тёсу привезет на ремонт крыши, кто дров заготовит на зиму, а передать в церковь часть своего урожая для крестьянина было святой обязанностью. Причём передать не просто абстрактно на храм, а конкретно служащим при нём, клиру.

На что живёт Церковь сейчас?

В настоящее время жертвовать дрова на отопление храма нужды нет, приход тепло покупает сам, так же как электроэнергию, водоснабжение и прочие коммунальные услуги. И храмы Церковь восстанавливает из руин, и ремонтирует действующие, и воздвигает новые, и зарплату служащим выплачивает, и налоги соответствующие государству отчисляет. За счёт чего же всё это осуществляется? Да за счёт той же вековыми традициями установленной жертвы, только форма этой жертвы изменилась. Народ несёт в храм уже не дрова, а деньги.


Иногда приходится слышать: неприятно, когда во время службы у киосков гремят мелочью и что-то покупают. С этим трудно не согласиться. Поэтому во многих храмах киоски стараются выносить за пределы молитвенного помещения. Но в принципе это не даёт ответа на нередко задаваемый вопрос: а почему в церкви вообще торгуют?

Торгуют ли в церкви?

В церковных лавках некоторых приходов можно увидеть надпись: «Каждое приобретение — это ваша жертва на храм». В этой фразе и заключён весь смысл того, что происходит в храме, когда человек в нём что-то приобретает. Во время передачи денег в лавку и получении взамен той же свечи происходит нечто большее, чем известная политэкономическая схема «деньги-товар-деньги». Отдавая деньги в лавку, человек тем самым вносит свою лепту на содержание церкви, а по большому счёту — жертву Богу, поскольку в каждом православном храме невидимо присутствует Сам Господь. А нельзя ли как-то отделить этот процесс приобретения от вносимой жертвы, спрашивают некоторые? Можно, конечно. Например, в некоторых монастырях рядом со свечами стоит ящик, куда люди кладут деньги, а потом берут свечей столько, сколько им нужно. Никто не следит, какую сумму пожертвовал человек и сколько взял свечей, но периодическая сверка остатков свидетельствует, что при таком методе сбора жертвы монастырь убытков не имеет. Но это в монастырях. Возможно, там и атмосфера несколько другая, и случайных людей поменьше, но, к сожалению, неоднократные попытки установить подобную практику в обычных приходах не увенчались успехом: некоторые, бросив в ящик рубль, набирали полную пригоршню свечей.

А как же быть людям, у которых денег немного, но потребность свечу поставить или поминальную записку подать всё же есть? Вот для этого в храмах и существует ценовая дифференциация.

Деньги как средство регулирования

Как правило, выбор свечей во всех храмах широк. Есть средства — пожертвуй храму приобретением дорогой свечи, нет — возьми небольшую. Можешь поставить всем родственникам по одной свече, можешь поставить одну и помолиться обо всех. Господь примет любую жертву, и милость его ни в коем случае не соизмеряется с размером принесённой жертвы. А если вообще денег не хватает даже на одну свечу, положи, сколько можешь, на так называемую «общую» и иди с Богом. Когда в коробке с «общей свечой» накопится определённая сумма, то служащие забирают оттуда деньги и ставят свечи у подсвечника за всех, за кого хотели помолиться положившие жертву в эту коробку. То же самое можно сказать и о поминальных записках, стоимость которых также разная. Какую бы сумму вы ни пожертвовали, обо всех, кто внесён в записки, обязательно помолятся.

А как же быть с требованием Патриарха Алексия, широко озвученным практически всеми российскими СМИ, убрать из храмов ценники на требы и исключить взимание платы за крещение?

О чём говорил Патриарх

В декабре прошлого года на ежегодном епархиальном собрании города Москвы Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II выступил с пространным докладом. Говорил он о разгуле терроризма, о процветании наркоторговли, о росте подростковой преступности, о массовом убийстве детей, причём убийстве собственными родителями, не пожелавшими, чтобы их дитя увидело свет, о сексуальной распущенности и пропаганде порока с экранов телевидения, о необходимости патриотического воспитания молодёжи и о многом другом. Но в прессе широко и повсеместно стали освещать лишь небольшой эпизод из многочасового доклада патриарха, когда он, критикуя нездоровую ситуацию в московских храмах, заметил священнослужителям: «Ничто так не отторгает людей от веры, как корыстолюбие священников и служителей храмов».

«Москва — не Россия», «Москва — деньги любит» — кому не знакомы эти поговорки? К сожалению, столичный дух коммерциализации коснулся и московских церквей. Об этом на заседании московского духовенства и сокрушался Патриарх, который одновременно является и архиереем города Москвы. Так что проблема, поднятая Патриархом, — внутримосковская, и думается, что москвичи сами разберутся, как исправить ситуацию. А как дела обстоят в регионах, в частности, у нас в Новосибирске?

Что препятствует спасению души?

В докладе Патриарха Алексия прозвучали слова «о недопустимости взимания какой-либо платы за совершение таинств, в особенности за крещение, дабы не отвечать пастырям на Страшном суде за то, что препятствовали спасению множества людей». Во многих приходах Новосибирска от сбора пожертвований при совершении таинства крещения отказались давно, но при одном условии: желающие покреститься должны обязательно прослушать предварительную беседу по основам православной веры. И что же? Услышав, что нужно приходить на «какую-то ещё» беседу, многие отказываются креститься. Так что практика показала, что иногда как раз отсутствие платы за совершение таинства становится препятствием для спасения души.

А как же быть тем, кто пришёл покреститься в тот храм, где висит прейскурант, и обнаружил, что такой размер жертвы ему непосилен? В епархиальном управлении, отвечая на этот вопрос вашего корреспондента, прежде всего подчеркнули, что во время ежегодных миссионерских поездок новосибирские священники крестят по несколько сотен человек без взимания какой-либо платы, а что касается затронутой проблемы, то заявили категорично: ни в одном из новосибирских приходов никому не отказывают в крещении при отсутствии денег. Вопрос решается элементарно: человек подходит к настоятелю и берёт благословение на крещение без денежной жертвы. Так что такой проблемы в Новосибирской епархии не существует.

То же можно сказать и об отпевании. В некоторых приходах установлено конкретное пожертвование, в некоторых говорят: «Сколько приготовили, столько и ладно». Но и здесь встречаются казусы. Как рассказывал автору этих строк один деревенский священник, нередко после отпевания родственники усопшего говорят: мол, вы уж, батюшка, извините, денег у нас нет, вот возьмите на помин души. И достают бутылку водки из стоящих штабелем ящиков. А приведённый в эпиграфе реальный эпизод, происшедший в одном из новосибирских храмов, лишний раз подтверждает смещение понятий и ценностей у современных православных россиян.

Даром получили — даром давайте

Очень часто недоброжелатели Православной церкви ссылаются на слова Христа, которыми Он напутствовал апостолов: «Даром получили, даром давайте» (Евангелие от Матфея, 10, 8). Но при этом забываются последующие слова напутствия: «Не берите с собою ни золота, ни серебра, ни меди в поясы свои, ни сумы на дорогу, ни двух одежд, ни обуви, ни посоха, ибо трудящийся достоин пропитания». То есть Христос убеждал своих учеников не заботиться о пропитании, потому что их как трудящихся должны обязательно накормить те, которым они принесут благую весть. Так достойны ли пропитания наши священники, которые служат в храмах службы, крестят наших младенцев, венчают вступающих в брачный союз, причащают на дому больных и недужных старушек, посещают больницы и тюрьмы, отпевают отошедших в мир иной и совершают множество других дел, которые могут совершать только они, священники? Достойны ли пропитания служащие храма, от дворника до бухгалтера? Да, в конце концов, нужны ли нам вообще сами храмы, куда нас пусть нечасто, но всё же тянет наша грешная, истосковавшаяся по Богу душа? Для тех, кто на все эти вопросы ответит положительно, вопрос о деньгах в храме даже и не возникает. Для тех же, кто в надобности всего вышеперечисленного сомневается, вопрос тем более не актуален, как к ним совершенно не относящийся. Ну, а всем остальным о необходимости жертвования на храм Божий напомнят прейскуранты в церковных лавках.

http://www.vn.ru/02.06.2005/society/52 470/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru