Русская линия
Интернет против телеэкрана Юрий Крупнов02.06.2005 

Две «Волги» впали в «Мосэнерго» в коробке из-под «Ксерокса»…

Есть что-то исторически точное в том, что невозможная в советские времена энергоавария 25 мая произошла на объекте, который находится в зоне прямой ответственности двух выдающихся в своём роде руководителей.

Один — Анатолий Борисович Чубайс, глава РАО «ЕЭС России», экономист, который ещё десять лет назад обещал каждому гражданину РФ по два автомобиля «Волга» за один ваучер.

Другой — Аркадий Вячеславович Евстафьев, помощник Чубайса с 1992 года, назначенный четыре года назад Чубайсом главой «Мосэнерго», тот самый, который в пик выборной президентской кампании 1996 года вместе с руководителем предвыборной акции «Голосуй, или проиграешь!» Сергеем Лисовским был арестован в момент выноса из Дома правительства РФ («белого дома») несколько сотен тысяч долларов наличкой в коробке из-под «Ксерокса».

Я вовсе не о том, что «во всём виноват Чубайс». Эту фразу, как утверждают знающие люди, придумал сам Анатолий Борисович в качестве инструмента самопиара, и у меня нет ни малейшего желания вслед за нашей «оппозицией» играть в придуманную для них самим же Чубайсом игру.

Речь совсем о другом. О том, как и кем управляется сегодня Россия.

Как всегда, глубже, точнее и оперативнее всех определил ситуацию сам главный руководитель страны Президент В.В. Путин. На родине Михаила Александровича Шолохова в станице Вёшенской через час после аварии он пояснил журналистам: «Принятые специалистами РАО „ЕЭС“ меры не позволили предотвратить веерного отключения потребителей».

В самую точку. Нынешний менеджмент РАО «ЕЭС России» стал тем, чем он есть, не на строительстве новой энергосистемы и не на сохранении старой, а именно на веерных отключениях, посредством которых они и стали и продолжают «выбивать» деньги из населения.

За неделю до аварии я был в Казани, и там в тот момент как раз в нескольких районах РАО «ЕЭС» произвело очередное образцово-показательное веерное отключение.

Нынешний баснословно высоко оплачиваемый менеджмент не умеет развивать отрасль. Это не по их части.

Шумиха вокруг ввода единственной за последние годы ГЭС — Бурейской — глубоко провинциальна да и попросту смешна. Чтобы это оценить, достаточно знать следующий факт: в одной только Турции в настоящее время одновременно сооружается более 70 крупных сооружений гидроэнергетики, пять из которых КРУПНЕЕ Бурейской ГЭС.

И разглагольствования энергетического руководства про то, что подстанция «Чагино» старая — то ли 56-го, то ли 63-го года прошлого века — столь же нелепы, поскольку указывают всего лишь на то, что ТЕ управленцы ТОГДА вводили новые подстанции и иные элементы единой всесоюзной инфраструктуры, а ЭТИ не способны и не хотят сохранить уже существующее.

Зато верхний менеджмент РАО «ЕЭС» научился производить веерные выключения, чтобы «ставить на счётчик» население по постоянно растущим тарифам. И что умеет — то и делает.

И потом, в самом деле, зачем сохранять и развивать энергосистему, когда надо быстрее делить лакомые куски в составе гигантской энергетической собственности — т. е. осуществлять приватизацию, в чём, опять же, руководство РАО «ЕЭС» безусловно является лучшими в мире профессионалами.

Какой же с этих «эффективных менеджеров» может быть спрос?

Более того, нетрудно предвидеть, что сразу после очередного грандиозного дефолта, те, кто блестяще организовал и совершил этот самый дефолт или провал, возглавят, как повелось, хор голосов за увеличение финансирования провальной команды. И прав окажется господин Познер, уже бросивший в своей программе мысль о том, что Чубайсу надо дать орден за успешную ликвидацию энергокризиса! А я бы ему ещё один орден добавил: за оригинальное привлечение внимания к катастрофическому состоянию отрасли.

Точно так же было сразу после Беслана. Стали принимать новые законы по борьбе с терроризмом и резко повышать статьи бюджета «на борьбу с терроризмом».

Точно так же было сразу после гибели «Курска», когда оказалось, что в стране не осталось морского спасательного оборудования.

В этой системе надо, вероятно, ожидать теперь, что кто-то выморозит полгорода следующей зимой — тогда ещё раз мы «вдруг» «откроем» существование изношенного на почти 100 процентов ЖКХ? А что? Катастрофы становятся ныне ведущим методом пиара. Кстати, чего бы такого придумать учителям, чтобы им произвели внеочередное повышение зарплаты? Детей что ли розгами вместо уроков отлупить?

В итоге возникает один только вопрос: сколько ещё надо подобных катастроф, чтобы нынешний правящий класс осознал, что в стране не осталось нового оборудования, профессионалов системы безопасности, морских спасателей и много ещё чего и кого, но, главное, не осталось самого государства?

Если техносфера в стране предельно изношена, о чём специалисты и просто совестливые люди буквально кричат вот уже как десять лет, то государства попросту не осталось — вот реальность.

Это ведь государство ставило на должности Чубайса и Евстафьева. Это государство «не замечало», что менеджмент РАО «ЕЭС России» (как, к сожалению, и подавляющего числа других крупнейших корпораций страны) изначально и не собирался отвечать за нормальное функционирование сложных технических систем и инвестировать в технику и кадры. Это ведь государство утвердило реформу электроэнергетики «по Чубайсу». Это государство вот уж как 20 лет проводит «реформы», развалившие СССР и продолжающие успешно добивать РФ.

Неудивительно, что жители Москвы в самые напряжённые моменты техногенной аварии повели себя не только достойно, но и даже как-то обречённо-спокойно. Либерально-капиталистический эксперимент заканчивается с великолепными результатами. Люди уже свыклись со всем и абсолютно не надеются на государство. Точнее даже вовсе и не думают о нём, не держат эту бесполезную или просто вредную абстракцию в своих головах, поскольку рассуждают: они там живут по-своему, и мы будем жить по-своему.

Вот она — победа либерализма в одной стране!

И всё было бы замечательно, если бы не три «но».

Первое — месть техносферы. Жизнь крупных городов невозможна без гигантских технических сооружений и систем, ставших ныне главной природой, естеством. И эта природа, прямо по Энгельсу, мстит за небрежение к ней. А поддержание хотя бы в безопасном — не то что работающем и, тем более, эффективно работающем состоянии подобных технических систем оказывается ничейным делом. Что может сделать тут индивид? А у корпораций, даже с решающим госучастием как РАО «ЕЭС», ещё меньше возможностей для сохранения и модернизации техники — они же, как теперь говорится, «в рынке», им прибыль надо добывать, делить и активы распродавать и менеджмент вознаграждать, а не ерундой всякой, интересной лишь «лохам-инженигерам», заниматься.

Второе — месть глобализации. Деградация страны как нерешение общих — и, получается, ничейных — проблем промышленности, качества жизни, демографии, расселения и т. п. ведёт к стремительному снижению статуса России и её граждан в мире, что проявляется в росте экономического и духовного ничтожества как индивидов, так и корпораций.

Третье — месть грядущих нам на смену поколений. Глядя на Беслан или на московский электрошок, они мечтают или «рвать» отсюда «за бугор» или когда-нибудь однажды спросить с «отцов» за бездарно проеденное советское наследство.

Помните эти необычайно актуальные сегодня лермонтовские строки из «Думы»:

Толпой угрюмою и скоро позабытой
Над миром мы пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.
И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,
Потомок оскорбит презрительным стихом,
Насмешкой горькою обманутого сына
Над промотавшимся отцом.

Пришла пора возвращать в страну государство.

Пришла пора восстанавливать и развивать страну.

Пришла пора перестать делить истлевающую старую собственность и создавать собственность новую.

Тогда, может, и у нас когда-нибудь будут наследники, а не обманутые сыны.

http://www.contr-tv.ru/common/1204/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru