Русская линия
Спецназ России Андрей Морозов02.06.2005 

Прощание с победой

Некий философ сказал, что, смеясь, человечество расстается со своим прошлым. Юмористы для непритязательной аудитории, которыми полнится наше телевидение, научили нас со смехом расставаться со своим будущим. Однако в помощь им выдвигается следующая когорта учителей, которые попросят нас расстаться с другой важной вещью — с победой наших дедов в Великой Отечественной войне.

«ЖЕЛАНЬЕ БЫТЬ ИСПАНЦЕМ»

По традиции, чем ближе ко дню Победы, тем чаще вбрасываются в медийный оборот вещицы, имеющие мало общего с поздравлениями. Казалось бы, уж по случаю такого юбилея можно было бы и помолчать для приличия, но нет. Чего только не пишут, не говорят о войне и Победе, надеясь попасть в медиа-резонанс вокруг круглой даты. В который раз вспоминают об изнасилованных немках, о потопленном «Вильгельме Густлове», на котором, якобы, были исключительно гражданские, о «цене победы», о том, что советские генералы были тупые и кучу народу положили зря… наконец, о главном и сокровенном, о том, что Советский Союз якобы помогал Германии воевать с Францией, Англией и Польшей, а потом сам собирался на нее напасть… Впрочем, кое-кому удаются сочинения и на более свежие темы. Вот, например, страны Балтии, независимые от СССР уже целых пятнадцать лет, ровнехонько к юбилею ожесточенно требуют нас признать себя оккупантами. А как только праздник закончился и вообще «стало все можно», даже назвали сумму — где-то 50−100 миллиардов долларов Россия, «как правопреемница СССР», должна Латвии за «последствия советской оккупации». Что интересно, с Германии за оккупацию в 1941—1944 годах не требуют ни копейки. А ведь советская послевоенная «оккупация» Прибалтики была прямым следствием немецкой. Финляндию, например, немцы не оккупировали и по требованию финнов вывели с их территории свою армию. Поэтому Советский Союз просто заключил с Финляндией мирный договор осенью 1944 года, когда Финляндия решила выйти из войны. Почему независимые Эстония и Латвия, ныне чествующие своих «легионеров» СС, в 1944-м не поступили точно так же — загадка. Наверное, от избытка независимости. Почему мы вообще обсуждаем эти претензии, а не вызываем скорую психиатрическую? Поколение победителей, наши деды, слушая эти заявления Латвии и Эстонии, просто пожимают плечами и крутят пальцем у виска.

Прибалты, в свое время без боя отдавшие немцам Клайпеду, обвиняют Россию в том, что она дралась в Прибалтике против немцев! Хотите для внутреннего пользования «трагедию малых народов, оказавшихся на пути фашизма и коммунизма»? Пожалуйста. Но нам-то, русским, зачем прививать свои комплексы, мы — не малый народ, отдававший свои города без боя. Мы дрались за каждую пядь своей земли и победили.

Почему же вот так, каждый раз в канун дня Победы лампочка «Кайтесь, кайтесь, русские свиньи!» мигает особенно часто и настырно? Нас просто хотят заставить стыдиться победы в Великой Отечественной войне. Нам настырно напоминают обо всей грязи и крови войны, выпавшей на долю нашего народа, заставляя нас стыдиться той Победы, которая позволила и нам, и всему миру из этой грязи и крови наконец-то выбраться.

Но это лишь частность, на самом деле есть проблема куда более общая. По факту проигрыша русскими Холодной войны, в которой они были становым хребтом «Советского блока», его мозгом, и головным, и спинным, русским отказано в праве на победу. Глобально, в принципе. Не на Победу в Великой Отечественной войне, а на победу вообще, на любую победу в прошлом, настоящем и будущем. Исторический ревизионизм — очень мощное орудие в нынешней политической практике. Особенно он удобен в борьбе против нашей страны, в которой историю «вроде как изучают», поэтому довольно значительные ресурсы расходуются на то, чтобы русский как победитель был полностью исключен не только из мировой, но и из своей собственной русской истории.

Собственно, сама русская история должна стать этакой сывороткой, вводимой в старших классах школы, после которой русскость долго и мучительно отхаркивается, и человек гарантированно «гармонично вливается в мировое сообщество», желая побыстрее забыть, что он русский. Лучше уж быть румыном.

ПРАВДА О ДРАКОНАХ

Не исключено, что еще при нашей жизни мы увидим замечательную историческую работу, выпущенную каким-нибудь западным университетом, в которой будет подробно рассказано о завышении результатов борьбы русских богатырей со змеями-горынычами. В работе будет рассказано, что заявленное русскими в былинах количество побед над всевозможными ящерами и чудищами значительно, примерно в пять раз, превышает их возможное поголовье на тот момент во всей континентальной Европе. Для сравнения будут приводиться результаты рыцарей Круглого стола, документально подтвержденные кинофотопулеметами. Эта работа, как и еще несколько других, несомненно, станут рабочим материалом для какого-нибудь российского исследователя, который напишет книгу, вкратце обрисовывающую неприглядную жизнь древнерусских витязей. Витязи эти, как выяснится, только и делали, что продавали Русь тоталитарным вражеским азиатам, приехавшим из Монголии в пломбированных повозках, и лишали ее светлой благодати общения с европейской культурой в лице Тевтонского ордена.

Это было бы смешно, если бы не повторялось с завидной регулярностью. Таковы самые обычные, повседневные методы западных переписчиков истории. Сами они делают почти невинные исследования с почти нейтральными выводами, которые, если и задевают русских, то «самую капельку». А уже потом, по указанному направлению проходит табун собственно русскоязычных писак, кормящихся с западных грантов, которые «куда более резко трактуют» результаты исследования, совсем уж забывая про логику и здравый смысл. Конечно же, до кучи пришивается к уже имеющемуся набору обвинений стандартный набор наездов на русских — воры, алкаши, тунеядцы…

Базой для такой изысканной травли и, главное, для ее успеха, является одно из фундаментальных свойств русского — то, что русского в общем случае очень просто застыдить. В ответ на такую стыдилку русский в большинстве случаев покорно кивнет и утрется. Он не приведет коронный аргумент любого западного человека — «На других посмотрите», не попытается поставить собеседника в неудобное положение вопросом «А как бы вы сделали на моем месте?». Он покорно кивнет и утрется. Виноват, мол, простите.

Все дело в том, что у русских, внутри народа, стыдить — это очень серьезно. Потому что русские изначально общинны и коллективны, по факту того, что живут в стране, где иначе выжить не получалось, и дух кооперации им ближе, чем дух конкуренции. Следовательно, когда русского пристыдят, он глубинно воспринимает это как порицание всех окружающих, с которыми он вместе. В данном случае мы как бы получаем выговор от некоего Просвещенного Человечества, с которым мы вроде как вместе. Но те, кто стыдит в данном случае, они не вместе, они против. И их стыдилки — это не порицание коллектива, вместе с которым ты живешь и работаешь, а подзадоривающие окрики соперников на большом ринге боев без правил. Русские этого не понимают и ведутся.

Впрочем, русским отказано не только в Победе, но даже в праве быть «на стороне добра» или хотя бы умереть за правое дело. Русский солдат в современном военном кинематографе умирает чаще всего по причине тупости, злонамеренности, жестокости или еще чего там найдется у его злого и тупого начальства. Начальство ведь его послало в тяжелую безнадежную атаку не потому, что иначе было нельзя, а потому что оно тупое, пьяное, глупое типично русское начальство.

ЛИШНИЙ ПРАЗДНИК

Посмотрим, как подана гибель американцев во время японского налета в известном фильме «Перл-Харбор», снятого в лучших советских традициях, и как подано поведение командования. Итак, внезапный налет японцев. Большие потери, настоящая катастрофа. Командование делает все возможное, чтобы предотвратить, но не успевает. Люди трагически гибнут за правое дело по причине того, что враг коварен и вероломен, ему удался один его коварный замысел, но в его коварстве заложено зерно поражения — от такой наглости весь американский народ поднялся на борьбу и теперь ничто уже не спасет коварного врага. Словом, ни люди, ни командование не виноваты, виноват враг. Разбор современными пропагандистами любого аналогичного события применительно к русским дает ровно противоположный результат.

Кто-нибудь отважится сказать, что руководство СССР в 1941 году делало все возможное, чтобы не допустить войны или максимально оттянуть ее, чтобы страна смогла успеть подготовиться к войне, запустить в производство новейшую технику, чтобы войска успели ее освоить? И что ошибки при этом если и допускались, то не больше, чем допустило бы любое другое руководство, а то и меньше. Никто «на всю страну» так не скажет, потому что это принципиальный вопрос. Русским отказано в привилегии делать что-то правильно самостоятельно или под руководством собственного государства. Нет! Только под присмотром со стороны Мировой Цивилизации! Единственное, что русским регулярно положено делать самостоятельно — каяться. Ну и платить за прежние грехи в надежде на отпущение. Платить и каяться. Конечно, за саму Победу никто каяться не заставляет. Пока не заставляет. Время еще не пришло, придет лет через 10−20. Но вот попрощаться с Праздником Победы и начинать помаленьку великое покаяние уже требуют.

На что рассчитывают эти люди, кричащие нам «Забудьте вы о своей Победе! Не было ее!» Увы, им есть на что рассчитывать — помимо нашей традиционной скромности в политических медиа-перепалках. Праздник, кое-где вылившийся в гулянку-по-все-равно-какому-поводу, показал, как мы отдалились от той великой эпохи. Отдалились не во времени, а в духе, в душе. Мы отделены от нее как дерево, оторванное от корней. 60-летие Победы дало прекрасную возможность увидеть, насколько легковесно и пусто по большей части российское «общество двух столиц» для праздника со слезами на глазах, насколько оно лишено тех эмоций, с которыми связан этот праздник, лишено его духа. Народ, особенно столичный народ, в последние годы избалован календарными праздниками, но не избалован глубокими эмоциями. Победа стала просто еще одним или двумя выходными, еще одним веселым поводом выпить или поехать на дачу. Разрыв сегодняшней нашей массовой культуры и той, к которой принадлежит праздник Победы, очевиден. В стройных и многочисленных рядах нынешней нашей попсы не найдется ни одного исполнителя, который мог бы спеть песню о войне так, чтобы аудиторию не стошнило. Что уж говорить о том, как карикатурно выглядит гвардейская ленточка, привязанная на антенну «Мерседеса» или «БМВ»?

Если пять-семь лет назад еще надо было нанимать европейцев, чтобы сняли русофобское кино про войну «Враг у ворот», то сегодня этого делать уже не обязательно. Нанять для такого дела можно наших, причем за наши же деньги. И получится «Штрафбат» — кино все про то же — русские сами по себе не могут гибнуть за правое дело, только из-за идиотизма своих начальников и немотивированной жестокости тоталитарной системы.

Единственным «правым делом» в современной России, за которое русским гибнуть разрешено, считается добывание денег сомнительными способами — телеэкран переполнен детективными сериалами про братков. Но вот победа над кем-нибудь, кроме самих русских, русским запрещена. «Русский» равно «лузер». Уравнение без переменных, постоянное равенство. Герой-победитель, если таковой вдруг нашелся среди русских (русский ли, наверняка ведь нет!), после победы над русской мафией и русской коррупцией в любом кино просто обязан уехать жить в Америку, в Европу или, на худой конец, в Турцию.

Представим себе просмотр фильма «В бой идут одни старики» лет через пять.

— Папа, а что они сделали после того, как разбили Гитлера?

— Ну… они стали строить мирную жизнь, растить детей…

— А в Америку не уехали?

Всем своим видом и отношением к празднику среднестатистический представитель нашего «истеблишмента», будь то кинорежиссер или простой чиновник нашептывает нам, так, между строчек киносценария или постановления о праздничных мероприятиях: «Вам даже пытаться праздновать что-то бесполезно. Все равно все выделенное на праздник разворуют, ветераны получат унизительные прибавочки к унизительным пенсиям, а вы опять получите свою неизменную дешевую попсу и кока-колу. А попробуете снять фильм про войну, так хоть по Пикулю снимайте, все равно один „Штрафбат“ выйдет». Словом, заткнитесь, русские свиньи, и сидите тихо. И освободите в праздничные дни центр города — приедут делегации из 60 стран мира, достойных что-либо праздновать. И на парад вход для ветеранов будет только по специальным приглашениям, к которым боевые ордена и нашивки за ранения не относятся.

Увы, как бы ни старались энтузиасты возродить былой дух этого торжества, «официальные мероприятия» и характер «массовых гуляний» показывают, что той части общества, которой есть на что праздновать, этот праздник не нужен. Не нужен в первую очередь потому, что наше общество не участвует в той борьбе за жизнь, в которой Советский Союз победил 9 мая 1945 года. Мы не участвуем в соревновании наций и народов, в борьбе государств за выживание, за лидерство в мире, за новые доктрины его развития, за передовые технологии. Народ разгромлен, разбит на мелкие части, борющиеся друг с другом за лишний рубль. Для американца День Независимости, независимости, которой уже двести с хвостиком лет, был и будет праздником, потому что Америка никуда не уходила с того боксерского ринга, с которого двести лет назад попятилась, вся в синяках, Англия, с которого в сорок пятом вынесли Германию. Мы, упав на этом ринге без сил летом 1991-го, отползли в кресло первого ряда и наивно надеемся, что с нас не будут брать денег за место в первом ряду, не попросят в задние ряды, где стоя болеют за своих любимцев, профессиональных боксеров с миллионными гонорарами, нищие «страны третьего мира». Попросят, еще как попросят, да и врежут, пожалуй, по загривку, чтобы быстрее шевелили ногами.

«ЗНАМЯ ВАЖНЕЕ МЕЧА»

Мы стремимся подогнать свой праздничный календарь под «цивилизованный мир», заимствуя праздники вроде Святого Патрика или Святого Валентина и забывая наши собственные. Да, Европа не празднует день Победы, не празднует, потому что не победила, а проиграла. Сначала все евроигроки сдались без боя или проиграли Германии, а потом Германия продулась в пух и прах и была разделена между победителями. США не празднуют этот день так, как мы, потому что для них это была далекая заокеанская европейская война. Им гораздо ближе день празднования независимости США, добытой в жестокой борьбе. У них, счастливо проживающих между тихой Мексикой и тишайшей Канадой, война за независимость была одна. У нас, русских, живущих между взбалмошной Европой и бушующей Азией, каждая большая война — Отечественная, то есть война за независимость, война за жизнь и свободу нации. Поэтому у нас совершенно другой взгляд на празднование победы в последней и самой страшной из этих войн. Как через сто лет после изгнания Наполеона ставили в России храмы и памятники в честь этой победы, как через двести лет после Декларации Независимости США празднуют День Независимости, так и через много-много лет после победного сорок пятого должен гореть вечный огонь, должно расцветать небо залпами салюта.

Пока есть в России хоть один русский человек, этот праздник здесь будут праздновать.

И когда будем праздновать, давайте, прежде всего, посмотрим на ветеранов, подумаем о том, каково было им тогда, 60 лет назад. И пусть нам станет немножко совестно за наши мелкие склоки, пусть нам станет стыдно, но не за Победу, пусть нам станет стыдно за то, как распоряжаемся мы плодами этой Победы, как живем в стране, которую отстояли эти люди. Как порою бездарно растрачиваются плоды завоеванного и восстановленного ими. Они, а не журналисты и прочие канадскоподданные, — вот единственные люди, от которых мы можем выслушивать какие-либо упреки. Их правда, пронесенная через ужас и боль войны, — вот наша правда. Только им мы чем-то обязаны и более никому. Перед ними, нашими дедами, отвечаем, потому что им своим нынешним бытием обязан весь нынешний мир, включая саму Великую Священную Америку, которую со всеми ее манхеттенами, бродвеями и голливудами ни немцы, ни японцы не смогли ни оккупировать, ни даже бомбить. Ведь для того, чтобы Великая Священная Америка расправила свои арнольдшвацнеггерские плечики и начала штамповать «летающие крепости» тысячами, требовалось время, много времени. И время это добывал под Смоленском и под Москвой рядовой Ваня Иванов с трехлинейкой и матерью Кузьмы.

Тогда мы победили не потому, что были сильнее к началу борьбы, как были сильны США, победившие СССР в Холодной войне. Мы победили потому, что делали меньше ошибок, чем противник. Победили потому, что наша государственная система доказала свою эффективность, доказала ее под Москвой, под Сталинградом, под Курском. Немцев, достигших совершенства в тактике и оперативном искусстве, мы разбили железной волей, упорным трудом и неумолимой логикой большой стратегии. Тем самым мы получили право управлять всем тем, на что претендовали они, мы получили право предложить миру свою общественную систему для дальнейшего развития наравне с неоколониальной капиталистической системой, которую предложили США.

И сегодня нам более всего нужны не новые партии, политические программы и декларации о намерении удвоить ВВП, а та самая воля, простая человеческая воля, которая двигает мир вперед, которая обрушивает на землю эскадры бомбардировщиков и останавливает танковые армии. Та воля к жизни, независимости и свободе своего народа, которую явили 60 лет назад наши предки. Вот чему надо у них учиться, вот что надо в себе воспитывать и помнить, что без этого ни что не имеет смысла, как бы красиво не выглядело и как бы сладенько не было на вкус. Без этого вместо нашего порядка здесь установят чужой порядок. А чужой порядок всегда хуже своего. Каким бы строгим и требовательным не был свой, чужой будет еще хуже.

Наши предки понимали это очень хорошо. Поймем ли мы?

http://www.specnaz.ru/article/?700


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru