Русская линия
НГ-Религии01.06.2005 

Нищета порождает экстремизм
Станут ли события в Андижане началом исламской революции в Средней Азии?

Как и предсказывали многие наблюдатели, после кровавых столкновений в Андижане — четвертом по величине городе Узбекистана — в стране отмечается ухудшение религиозной ситуации. Официальный Ташкент назвал среди основных организаторов недавних беспорядков экстремистские группировки исламистов, в частности, нелегальное религиозное движение «Акрамия», лидер которого Акрам Юлдашев до сих пор отбывает наказание в одной из колоний, и исламскую экстремистскую организацию «Хизб ут-Тахрир». Власти Узбекистана существенно усилили государственный контроль за всеми исламскими религиозными движениями и объединениями. Между тем в последнее время все чаще звучат заявления о том, что исламский фактор не был определяющим в ситуации, сложившейся в Узбекистане. Имели ли события в Андижане религиозный подтекст или столкновения произошли исключительно по социально-экономическим причинам? С таким вопросом корреспондент «НГР» обратился к лидерам исламской общины России.

Шейх Фарид Асадуллин,
сопредседатель Информационно-аналитического центра
Совета муфтиев России

Подавляющее большинство населения Ферганской долины — мусульмане. И по определению ислам всегда играл и будет играть доминирующую роль в общественной жизни и в политических процессах, которые там происходили. Власть в Узбекистане уже давно играла с огнем, и, к сожалению, сбылся прогноз, который высказывался еще пять лет назад.

Наблюдается стремление властей Узбекистана не вести диалог с оппозицией, а подавлять любое инакомыслие. Два года назад я уже писал о том, что голос духовенства, которое на 100% было сориентировано на авторитарную фигуру Ислама Каримова, не выражает чаяния простых верующих. Голос мусульманской общины не доходил до власть предержащих. И этот котел, который кипел уже давно, теперь взорвался. Иными словами, произошло то, что и должно было произойти.

Аргументы же, которые приводит власть, обвиняя во всем исламских экстремистов, очень слабы. Любая власть, если она рассчитывает удержаться, обязана прогнозировать ситуацию и вести диалог со всеми оппозиционными силами. К сожалению, режим Ислама Каримова был изначально жестко сориентирован на ценности светского государства. А там, где население на сто процентов состоит из мусульман, власть обязана просчитывать все свои шаги.

В событиях в Андижане большую роль сыграла и неблагополучная социальная ситуация. Организации радикального толка стояли на острие социального протеста. Замечу, что и ранее социальная и религиозная ситуация в Ферганской долине была неблагополучной. Вполне вероятно, что из-за невозможности получить систематическое исламское образование и неправильного понимания своего религиозного долга, некоторые мусульмане могли становиться носителями экстремистских идей.

Безусловно, исламские экстремистские организации аккумулировали в себе давно копившееся недовольство народа и, по сути дела, возглавили антиправительственное движение. Судя по разговорам с беженцами из Узбекистана, которые посещают московскую Соборную мечеть, события в Андижане рано или поздно могут повториться в той или иной форме.

Муфтий Прикамья Мухаммедгали Хузин,
председатель исполкома Центрального духовного
управления мусульман России

В событиях в Узбекистане нельзя исключать исламский фактор, который был там использован и был определяющим. Экстремистские организации, о которых идет речь, появились не сегодня и не вчера, а существовали легально или полулегально на протяжении многих лет. Ферганская долина была местом, где радикальные исламистские группировки чувствовали себя достаточно вольготно. Но нельзя говорить, что именно они подняли мятеж. Я усматриваю другую силу, которая воспользовалась этой ситуацией. Еще за месяц до событий в Андижане мы обсуждали возможности повторения киргизской ситуации в Ферганской долине, поскольку здесь могли сыграть решающую роль именно исламские экстремистские группировки.

По узбекскому сценарию могут развиваться события по всей Средней Азии. А сегодня ситуация далека от того момента, когда ее можно было нормализовать лишь одними увещеваниями. Как узбекское правительство, так и киргизское должны твердо использовать свою власть. И Россия в этом вопросе не должна оставаться сторонним наблюдателем. Для распространения в России экстремистских движений почва уже подготовлена. Уже 15 лет у нас легально или полулегально действуют исламские экстремистские группировки. В некоторых регионах действуют параллельные исламские структуры, которые пытаются представить экстремистские организации как обычные исламские движения.

Исмагил Шангареев,
муфтий Оренбургской области,
директор Исламского правозащитного центра

Президент Узбекистана Ислам Каримов пугает общественность, заявляя о том, что события в Андижане имели религиозную подоплеку. Он приплетает сюда и «Хизб ут-Тахрир», и «Акрамию». Я считаю, что в этих событиях не было никакой религиозной подоплеки. На улицы от безысходности и страха за свою жизнь вышли люди, доведенные до отчаяния. Они просто не видели никакого иного выхода, даже несмотря на то что им грозил террор, о котором уже не раз говорил Каримов.

Беженцами, которые сейчас покидают Узбекистан, руководит в основном страх. Конечно, там, где хаос, наверняка, присутствуют и экстремистские религиозные организации. Этого тоже исключать нельзя. Но власти Узбекистана намеренно указывают на «Хизб ут-Тахрир», уверяя, что именно эта организация была причиной столкновений. Чтобы Узбекистан не стал экстремистским государством, нельзя доводить народ до отчаяния!

Опрос подготовил Александр Петров

http://religion.ng.ru/facts/2005−06−01/2_ekstremizm.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru