Русская линия
НГ-Религии Станислав Говорухин01.06.2005 

Как приблизить эру милосердия?
Церковь должна занимать более активную позицию по социально-политическим вопросам, считает кинорежиссер Станислав Говорухин

Режиссер Станислав Говорухин, автор многих выдающихся работ отечественного кинематографа, таких, как «Место встречи изменить нельзя», «Ворошиловский стрелок», «Россия, которую мы потеряли», сейчас снимает новую картину по роману Владимира Дудинцева «Не хлебом единым». По словам режиссера, его привлекает в этой истории то, что ее героями являются люди, посвятившие себя служению другим. В наше время такие люди — большая редкость! О том, почему современный кинематограф предпочитает развлекать публику, а не ставить перед ней серьезные вопросы духовной жизни и нравственности, о том, какие именно проблемы стоят не только перед нашим кино, но и перед всей страной, Станислав Говорухин рассказал в интервью ответственному редактору «НГ-религий».

— Станислав Сергеевич, один из самых ваших популярных фильмов «Место встречи изменить нельзя» был снят по роману братьев Вайнеров со знаковым названием «Эра милосердия». Когда же, по вашему мнению, она все-таки наступит в России? Как можно ее приблизить и какую роль в этом могла бы сыграть Церковь?

— Приблизить эру милосердия можно только служением людям. К сожалению, большая часть общества этого не понимает. Но у нас еще остались люди, на которых можно опереться. Мы переживаем сейчас очень трудное время, так как хотели совершить демократическую революцию, а получилась криминальная.

Я думаю, что Церковь, видя, что творится в стране, должна занять более активную, даже жесткую позицию по вопросам, связанным с жизнью общества. Я не понимаю, почему в октябре 1993 года Патриарх не вышел с иконой перед Белым домом и не остановил кровопролитие! Граждане по реакции Церкви должны видеть, что страна гибнет, что происходит геноцид. Я часто встречаюсь с моими зрителями, на этих встречах люди буквально умоляют «остановить телевидение», потому что Россию можно уничтожить только одним способом — переломить духовный хребет нации.

Это сейчас и происходит. Телевидение плодит каких-то духовных гномов, уродов, занятых только собой и своим собственным благополучием.

Нам остро необходим какой-то высший совет по нравственности! Такие советы существуют во многих странах. Мы в свое время в Думе пытались написать такой закон, но Ельцин наложил на него вето. Если, скажем, во Франции по телевидению в то время, когда дети еще не спят, покажут эротический фильм, то компания будет оштрафована на сумасшедшие деньги! В эти советы входят и представители духовенства. Когда мы принимали этот закон, все кричали о цензуре, и на самом деле нравственная цензура необходима! За этим тоже кто-то должен следить.

— В последнее время много говорят о возрождении российского кинематографа… Наши фильмы наконец-то снова побеждают на международных кинофестивалях, а зритель вернулся в кинотеатры. Как, по-вашему, связан ли этот процесс с нравственным возрождением в России?

— К сожалению, сегодня мы можем говорить не о возрождении кино, а о восстановлении киноиндустрии. А что касается кино, то оно сегодня делится на фестивальное и массовое. Массовое кино весьма далеко от настоящего искусства и духовности. Все эти «Ночные дозоры», «Турецкие гамбиты» не имеют никакого отношения к серьезному кинематографу, который ставит перед зрителем нравственные вопросы.

Как индустрия российское кино восстановилось, но как искусство — еще нет. Так называемое массовое искусство эксплуатирует самые низменные, животные страсти. Сам для себя я давно решил, что буду делать фильмы некассовые. Пусть на них не пойдут подростки и 30-летние менеджеры, но они будут пробуждать в сердцах зрителей высокие, благородные чувства. Я считаю, что кинематограф должен давать, а не отнимать, побуждать к совершению благородных поступков. И, как оказалось, моя позиция нашла отклик у зрителей. Люди устали не только от зарубежных, но и от наших блокбастеров. Они ищут в кино не только развлечения. К сожалению, многим из таких вдумчивых зрителей не по карману билет в кинотеатр. Хотя, я знаю, что люди покупают мои фильмы на кассетах, и я надеюсь, что они будут смотреть их еще много лет.

— Не так давно в Москве прошел Всемирный Русский Собор, посвященный 60-летию Победы над фашизмом. Там было много пафосных высказываний о той роли, которую Русская Православная Церковь сыграла в борьбе с врагом. Не кажется ли вам, что за всей этой юбилейной мишурой мы забыли о ветеранах Вооруженных сил, которые в результате последних реформ оказались в очередной раз обмануты…

— Оскорбили и обидели не только ветеранов войны, но и тружеников тыла. А ведь если бы не наши матери, которые делали самолеты и танки, если бы не наши бабушки, выкапывающие гнилую картошку, если бы не дети, выступающие в госпиталях, то и победы не было бы. Обидно за весь народ. Я считаю, что все, кто жил во время войны, — ветераны.

То, что происходит сейчас, ужасно, народ живет все хуже и хуже. И в такие дни Церковь должна быть рядом с народом, она должна защитить его, поддержать его социальный протест. Ведь на нас сейчас напал враг, который хуже Гитлера! На нас двинулась криминальная армия, армия чиновников, взяточников, воров всех мастей — это гораздо страшней, чем гитлеровские полчища, но Православная Церковь, к сожалению, остается в стороне от этой борьбы.

— Когда вы были политиком, депутатом Госдумы, вы пытались как-то донести свои идеи до наших церковных иерархов? Вы говорили с ними об этом? Какова была их реакция?

— Я много об этом говорил, но толку мало. Все началось с 1993 года. Церковь должна была остановить кровопролитие. Эта история еще долго будет нам аукаться. Если можно расстрелять парламент, то тогда все дозволено… А сейчас положение еще хуже, чем тогда.

Горько видеть, как солдатики ходят по Москве и побираются — просят сигарет. Как можно говорить о мире, если нет сильной армии? Мир возможен только тогда, когда у государства есть сильная, профессиональная армия, которую общество достойно содержит и уважает.

— Последнее время в церковной прессе часто появляются материалы по поводу взаимодействия армии и Церкви, о том, что необходимо ввести в штатное расписание Вооруженных сил православное духовенство…

— Пока армия находится в такой ситуации, никакой священник ее не спасет. Солдата нужно сначала накормить, голодному солдату и бездомному офицеру священник не нужен. К тому же в нашей стране существуют многие религии, мы же не можем их всех допустить в воинские части.

Православные полковые и корабельные священники в Вооруженных силах могли быть только в Российской империи, однако Россию православную и Россию как империю мы уже давно потеряли. Нельзя сегодня мечтать о возвращении страны, например, в 1905 или 1913 год. И о возрождении монархии тоже, на мой взгляд, думать не стоит. У нас есть более насущные и серьезные проблемы.

Марк Смирнов

http://religion.ng.ru/facts/2005−06−01/1_miloserdie.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru