Русская линия
Вера-Эском Николай Лудников30.05.2005 

Великорецкий крестный ход
«Это событие изменило кардинальным образом всю мою жизнь…»

«Среди лесов, полей, болот…»

Сейчас, спустя почти год, я могу с уверенностью сказать, что это событие изменило кардинальным образом всю мою жизнь. Я не стану описывать все то, что произошло со мной после участия в Великорецком крестном ходе, однако у меня растет и крепнет сильное желание пойти снова. Теперь я пойду не один, у меня есть единомышленники. Другу я специально ко дню рождения купил палатку, чтобы он составил мне компанию. На сегодняшний день уже четыре человека изъявили желание присоединиться ко мне. Попробую поделиться впечатлениями с более широкой аудиторией.

Участвуя в этом грандиозном для православного мира событии первый раз, я был поражен не столько огромным количеством людей, сколько их лицами: такой одухотворенности, такой благодати, которая исходила от них, ни до, ни после я не встречал. Отдельно хотелось бы сказать о священнослужителях. Большая часть священников шла со своей паствой, это были довольно многочисленные группы паломников, порой насчитывающие 50 и более человек. Особенно мне запомнились двое из батюшек. На вид лет сорока, высокие, худощавые, с огромными натруженными руками, одеты были очень просто и в то же время опрятно — шапочка на голове, подрясники почти до пят и крепкие разношенные башмаки армейского образца. Шли приходы немного обособленно, постоянно пели акафист святителю Николаю, читали молитвы. На привалах располагались, словно одна большая семья, столько тепла и искренности было в их отношениях, что поневоле хотелось держаться поближе к этим людям и петь акафист вместе с ними.

Лица священников — это отдельная тема. В данном случае это были духовные лидеры своей паствы, которым она беспрекословно и с радостью подчинялась. Одеты они были очень просто — длинная серая или черная ряса, головной убор и рюкзак за плечами. Многие из них несли на закорках маленьких детей, а впереди большие иконы святителя Николая и других святых.

Были среди нас и монахи — они шли обособленно, каждый сам по себе, одеты были также очень аскетично, почти без поклажи, только маленький рюкзачок за плечами, куда можно поместить только духовную книгу и смену белья. Подвизаясь, эти люди не спали совсем, шли впроголодь, а некоторые вообще ничего не ели. Шли с нами и кировские бизнесмены. Причем многие из них уже не в первый раз. Один из предпринимателей, занимающийся продажей пряностей, шел в крестный ход уже в 7-й раз. На мой вопрос, зачем им это нужно, они отвечали: «Весь год после этого дела в бизнесе шли весьма успешно». Отмечали, что стоит пропустить год, как тут же наваливаются проблемы, начинают преследовать неудачи. То есть на полпути останавливаться уже нельзя — если тебе начинают помогать, то и у тебя появляются определенные обязанности.

В течение недели идут паломники, терпя и страдая, как бы очищаются духовно, общаясь со своим покровителем Николаем Чудотворцем. Ничем не передать ту особую атмосферу, когда колонна медленно, с молитвами и пением движется по бездорожью, мимо умирающих деревень и остовов полуразрушенных церквей. Возле каждой такой церкви была остановка и совершался молебен. Мы шли по тем местам, где некогда кипела православная жизнь, были богатые деревни и много народа. Села, судя по развалинам домов, были большие и зажиточные. Какой-то злой силе было угодно все это разрушить. Рушили долго, многие десятилетия, спаивая и развращая селян. И все-таки, когда я шел в колонне своих единомышленников, не испытывал ощущения безысходности. У меня все больше росло ощущение, что именно крестные ходы спасут Россию.

Как было это, например, в 1395 году, во время нашествия страшных полчищ Тамерлана. Великий князь Василий Дмитриевич просил тогда народ наложить на себя строжайший пост и перенести Владимирскую икону из Владимира в Москву. Девять дней длился этот марш. На всем протяжении (около 180 километров) по обе стороны от дороги люди стояли на коленях и, протягивая руки к иконе, со слезами восклицали: «Матерь Божия, спаси землю Русскую!» Когда икона достигла Москвы, Тамерлан во сне увидел Божию Матерь, грозно повелевавшую ему покинуть пределы России. В ужасе проснулся полководец. Без боя и пролития крови его полчища обратились в паническое бегство, давя друг друга, бросая оружие, пленных и добычу. На месте встречи иконы был учрежден Сретенский монастырь. Великорецкая икона святителя Николая, обретенная на берегу Великой в 1383 году крестьянином деревни Крутицы Агалаковым, также сыграла свою роль в судьбе России. В 1400 году образ тот запросили в Хлынов (старое название Кирова). Великорецкие разрешили, но взяли слово, что раз в году икону будут доставлять в Великорецкое в день ее обретения. Так и повелось… Несколько раз образ побывал в Москве. Перед ним молились наши воины, прежде чем отправиться в поход на Казань, откуда веками совершались на русские земли набеги. В 1935 году в Кирове взорвали Троицкий кафедральный собор, где хранился образ. Икона бесследно исчезла, и с тех пор паломничество идет с ее копией. При коммунистах было принято специальное постановление о запрещении крестного хода, однако люди все равно ходили, пробираясь тайными тропами, минуя посты и кордоны милиции.

Дневник паломничества

Прочитав информацию об этом крестном ходе, я стал готовиться к нему. 31 мая 2004 года взял отпуск — две недели, купил двухместную палатку, поролоновый коврик (чтобы не было холодно лежать на земле), спальный мешок и рюкзак у меня были.

В Киров лучше приехать за день до начала крестного хода, чтобы спокойно осмотреться, пообщаться с людьми. В поезде познакомился с кировчанкой, которая тоже очень хотела пойти в крестный ход в этом году, однако дела не позволили ей это сделать. Из ее знакомых человек 20 уже ходили в разное время в крестный ход. Некоторые пойдут повторно, а есть и такие, которые ходили уже 3−4 раза. Эта девушка помогла мне устроиться в гостинице «Вятка», встречавший ее друг бесплатно отвез меня к гостинице.

2 июня.

Я решил разгрузить несколько свой рюкзак, уж больно тяжелым он мне показался. Выложил часть вещей, которые были лишними: кое-что из одежды, термос — получилось около шести килограммов, все это я решил сдать в камеру хранения на вокзале. Приехав туда, спрашиваю у приемщика, сколько будет стоить хранение, он сказал, что 245 рублей. Семь дней по 35 руб., мне это показалось много… Так, неудачей закончилась моя попытка облегчить свою участь и оставить часть грехов в Кирове. Я это именно так сразу и понял: мой тяжелый рюкзак — это не просто тяжелая ноша, это те грехи, которые будут гнуть меня к земле во время крестного хода. Прикупил пару буханочек зернового хлеба, килограмм помидор, два огурца и бутылку минеральной воды. Больше с собой брать ничего не хочу, попытаюсь поголодать.

3 июня.

Подъем в 6.00. Быстро привел себя в порядок, собрал рюкзак. В 7 часов утра я был уже в Серафимовском соборе г. Кирова на Божественной литургии. Церковь была заполнена до отказа, еле протиснулся со своим рюкзаком в храм, встал в сторонке, чтобы никому не мешать. А народ все прибывал и прибывал, но не было суеты, не было озлобления на лицах прихожан, когда кто-то по неосторожности толкал другого. Виноватый смиренно извинялся и проходил дальше. Закончилась литургия в 10 часов. На улице ни единого облачка, ослепительно светит солнце и очень холодно, около 0 градусов.

В 10 часов 15 минут я вместе с огромной процессией подхожу к главному собору г. Кирова — Успенскому кафедральному собору Трифонова монастыря. Там проводится водосвятный молебен на источнике. Первая остановка в 12 часов — в Троицкой церкви города Кирова. Там был проведен молебен с акафистом. Огромное количество народа идет за иконой. Очень много детей, священники идут со своими приходами по 15, 30 и более человек. У людей радостные, одухотворенные лица.

После богослужения в Троицкой церкви люди устроились на привал. Очень болит мышца правого плеча, которая затекла от долгого давления на нее ремня от рюкзака, сильно устала с непривычки спина, холодно, дует пронизывающий ветер. Однако постепенно воздух прогревается. Идем уже почти десять часов, люди очень устали. Осталось пройти три километра первого дня пути. Жители деревень встречают очень хорошо, хлебом, солью, стоят ведра с колодезной водой. У одного дома стоят два огромных самовара, заваренные листьями смородины. Набрал термос кипятка. 20 часов. Первый ночлег в село Бобино. Я на ногах уже 14 часов, очень болят икры, ноги гудят, в голове одна мысль: поскорее бы добраться до места отдыха.

Устроились на ночлег в школе — в классах и спортзале. Нам повезло, поскольку в классах было тепло. Много народа спало в коридорах, на улице, в палатках и у местных жителей. Везде в деревнях жители встречали очень душевно. Особенно тронула меня молодая пара, которая подъехала на машине, — бесплатно угощала всех чаем и выпечкой. Нигде по дороге не торгуют спиртным, это очень радует. Много детей, ведут себя исключительно хорошо, никто не капризничает. Из Кирова дети пошли целым классом, поражают их лица, светлые, одухотворенные. Никто не бегает по колонне, не плачет.

С погодой повезло, по крайней мере, в первый день пути: не жарко, дует сильный ветер, который приятно охлаждает разогретый долгой ходьбой организм. Комаров и гнуса нет совсем, ветер разогнал эту кровососущую нечисть.

4 июня. Пятница. Проводы крестного хода из с.Бобино.

Второй день пути. Подъем в два часа ночи. Поспать удалось от силы часа два. Однако встал легко, нет ощущения разбитости и подавленности. Смотрю на людей: все деловиты, сосредоточены, лица у всех спокойные.

Огромная толпа паломников вышла из села. Было холодно и сыро. Однако пока нет дождей. Второй день пути будет самым тяжелым. Предстоит пройти около 50 км. Встречают нас очень хорошо. В одном из домов я попросил попить. Меня завели в избу, и хозяйка угостила меня молоком. В 10 часов в селе Загарье были организованы продажа и бесплатная раздача продуктов питания. Мне досталось две картошины, немного холодца и несколько ложек рассола из-под огурцов. Перекусил немного. Залил в термос несколько стаканов горячего чая.

В первый день пути познакомился с кировчанами — Юрием и Майей. Майя идет в крестный ход уже 4-й раз. Видно, что девушка бывалая, быстро устраивается на ночлег, коммуникабельная. Без напарников в крестном ходе тяжело, порой очень хочется поделиться с кем-нибудь своими мыслями.

Многие хромают — натерли ноги. Большую часть пути шли по бездорожью, с каждым километром рюкзак за плечами становился все тяжелее. Отдыха на привалах не хватало, наоборот, после непродолжительного отдыха очень трудно было поднять изможденное тело от земли и надеть налитый свинцовым грузом рюкзак на натруженные плечи. Порой охватывало отчаяние: да когда же появится село, где мы наконец-то разместимся на ночлег! Начинает темнеть, похолодало, от земли тянет сыростью. Смотрю на своих попутчиков: у большинства усталые, изможденные лица, люди идут, сосредоточенно глядя себе под ноги, чтобы не споткнуться на тяжелой кочковатой дороге. Священники со своей паствой стройно и красиво поют молитвы. По их светлым лицам не видно, как они устали.

До села Монастырского мы дошли только в 21 час, т. е. в пути были 18 часов. Прошли в этот день 50 километров. Село большое, рядом с сельсоветом стоят армейские палатки. Часть паломников разместилась в них, часть устроилась у местных жителей. Нам повезло: наша попутчица Майя договорилась с хозяйкой, и нас пустили на постой, натопили баньку. Так что после такого труднейшего отрезка пути мы не только нашли ночлег, но и отогрелись в баньке. Долго поспать опять не удалось, в два часа ночи подъем, и мы готовы к дальнейшим испытаниям.

5 июня. Суббота. Третий день пути.

Сегодня, пожалуй, самый ответственный день Великорецкого крестного хода — вечером мы прибываем к конечной цели нашего пути, на берег реки Великой, где и была найдена в XIV веке чудотворная икона. В 11 часов наша колонна входит в бывшее село Горохово. Бывшее потому, что сейчас там нет ни одного жилого дома, от села осталась одна полуразрушенная церковь Казанской Божьей Матери. В свое время ее почти полностью разрушили большевики. При ней есть священник, зовут его о.Андрей. Вместе с единомышленниками потихоньку восстанавливает это грандиозное сооружение, которому около двухсот лет. Церковь необычайно красива и величественна, даже полуразрушенная.

Здесь я встретился с интересным человеком, мне он представился просто Борисом. Живет в Кирове. Инженер-конструктор по образованию, он вот уже несколько лет восстанавливает храмы. Это его четвертый храм. Увлечение альпинизмом очень помогает ему в работе. За день перед нашим приходом они установили крест на купол главного храма. Как они его туда затащили, одному Богу известно, однако они сделали это совершенно без каких-либо механизмов, при помощи веревки и натруженных рук.

После молебна с акафистом святителю Николаю была панихида, далее водосвятие на источнике. Мы купались в ключевой воде. Вода святая и лечебная. Было очень холодно. Однако я сумел заставить себя окунуться в ледяную купель. В первый раз, когда оказался под водой, перехватило дыхание, ломило все тело, словно обручем стянуло голову. Выскакивая из воды, я дико заорал, на что старики мне сказали — это из тебя бесы вылетают, уж больно не по нутру им эта процедура — купание в святой воде. Однако заставил себя проделать эту жесткую процедуру до конца. Зато после купания в этой ледяной купели тело словно родилось заново — стало тепло, душа поет, охота скакать и прыгать от восторга. В этой купели искупали и англичанина, который фотографировал нас. Паломники сумели убедить иностранца в необходимости принятия водных процедур. С громким криком тот нырнул в озеро и как православный перекрестился перед троекратным омовением в купели. В пути встретился с монахом. Поразили его внешний вид и почти полное отсутствие вещей при нем — только маленькая котомочка за плечами, где, скорее всего, находился молитвослов. На мой вопрос, не холодно ли ему, он ответил, что молитва его и согреет, и накормит. Он идет без приема пищи и почти без сна, поскольку если в крестном ходе исполнять все церковные правила, то на сон времени не остается. В каждом селе священники проводили молебен. В то время, как основная масса паломников (и я в том числе) устраивалась на ночлег, истинные верующие молились на месте разрушенных церквей и храмов. Вот почему данный крестный ход считают самым трудным в православном мире.

И вот, наконец, вдали показалась конечная цель нашего путешествия — село Великорецкое. В 17 часов мы подошли к главному Никольскому собору. После молебна паломники вместе со священниками отправились на берег реки Великой, где начались всенощное бдение и исповедь, которая продолжалась всю ночь.

6 июня.

С 6 часов утра была продолжена исповедь. В 7.00 началась ранняя Божественная литургия. Постепенно огромная поляна перед церковью, где проводилась литургия, заполнялась паломниками и местными жителями. В 12 часов начался крестный ход на источник, и батюшки отслужили водосвятный молебен. После этого сотни людей стали купаться в реке Великой. Я тоже погрузился в нее, затем четыре часа стоял за святой водой из освященного источника. В это время много паломников на автобусах отбывало в Киров. Я же с самого начала настроился на полное прохождение всего пути. Чувствовал себя вполне сносно, натер по пути на Великую лишь две небольшие мозоли на левой ноге.

Вторая половина дня у паломников была относительно свободной, поэтому было время познакомиться поближе с некоторыми из них. Во время крестного хода я частенько видел молодого мужчину с длинными волосами и бородой, который так же, как и монахи, шел без вещей, одетый очень легко: на нем были пиджак, рубаха, брюки и летние туфли. Когда я спросил его, как же он вынес такие жесткие условия крестного хода, он ответил, что всегда найдутся добрые люди, которые разделят с ним и кров, и трапезу. Чем меньше думаешь о земном и суетном, тем легче бренное тело справляется с трудностями. Коммуникабелен он был фантастически. Постоянно играл на глиняной свистелке какие-то древние мелодии, звуки были очень мелодичными, подходил к людям, заговаривал с ними, совершенно не навязывая им свое присутствие. Мы с ним беседовали минут сорок. Говорил он в основном стихами, пересказывая свою жизнь. Он отец пятерых детей, живет в Кирове, ему 35 лет, нигде не работает, занимается разведением пчел. Написал две книги стихов, пока нигде не публиковался. Я взял у него адрес, очень хочется встретиться с этим неординарным человеком в других условиях и пообщаться более основательно.

Обратный путь

7 июня.

В обратный путь мы пошли в 2 часа ночи 7 июня, после молебна с акафистом святителю Николаю. По-прежнему было очень много детей и молодежи. Погода пока что благоприятствовала нам. Старожилы крестного хода говорили, что Николай Чудотворец бережет детей, которых было очень много среди нас, поэтому и условия крестного хода сравнительно мягкие, нет сильных заморозков, затяжных дождей и сильной жары, почти нет комаров — они появились только на четвертый день нашего пути.

Днем мы наблюдали интересное природное явление, которое многие окрестили чудом: на нас плыла огромная черная дождевая туча, сильно сверкало, были слышны громовые раскаты, однако, «подплывая» к нашей колонне, туча как бы разделилась надвое и стала обтекать нас слева и справа, дождя практически не было, упало всего несколько капель, зато слева, справа и сзади громыхало вовсю.

В 15 часов мы вошли в село Медяны, где тоже отслужили канон святителю Николаю. В 19 часов крестный ход пришел в поселок Мурыгино, там мы остановились на ночлег. Я не стал искать ночлега у местных жителей, а разбил палатку во дворе школы, где поселилась основная масса паломников. Это была первая ночь, когда мы сравнительно хорошо выспались, отдохнули около 5 часов. Усталость постепенно дает о себе знать. Все чаще во время крестного хода то спереди, то сзади слышались голоса, зовущие доктора. У нас была хорошая бригада МЧС, которая оперативно реагировала на все вызовы, оказывая реальную помощь нуждающимся.

8 июня. Последний день Великорецкого крестного хода.

Из поселка Мурыгино мы тоже вышли очень рано, в три часа утра. Настроение было приподнятое, все-таки последний день крестного хода, я выдержал его до конца. Однако радовался я, как оказалось, рано. На одном из последних перед г. Кировом привалов я очень сильно проколол ногу. Все длилось какие-то доли секунды: чувствую, как что-то пробивает подошву моей кроссовки и впивается в пятку, причем очень глубоко и основательно. Инстинктивно выдергиваю ногу, оглядываюсь назад и вижу большой ржавый гвоздь, торчащий совершенно вертикально острием вверх. В кроссовке сразу захлюпало, однако сильной боли я не почувствовал. Первая мысль была такая: это все, твой крестный ход на этом закончен. Кое-как доковылял до места привала. Сел, разулся, своему товарищу сказал, чтобы шел искать врачей, нужно сделать укол и перевязку. Врач подошел довольно быстро, однако сказал, что противостолбнячной сыворотки у него нет. На рану наложили листок крапивы и закрыли ее бактерицидным пластырем, предварительно обработав йодом.

Кровь не шла. И, как ни странно, нога не болела. Может быть, сказывалось возбужденное состояние. Прикинув все за и против, я решил продолжить путь. Вырезал из березы посох, надел на себя рюкзак и похромал к нашей колонне. Идти было очень тяжело, на пятку старался не ступать. Настоящий крестный ход для меня, как я понял, начинался именно с этого места. И продолжался он 15 километров, которые мы прошли за 7 часов, в основном по центральным проспектам г. Кирова, мимо церкви Новомучеников и исповедников Российских, мимо храма святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии к конечной точке нашего крестного хода — Серафимовскому собору. Встречало нас много кировчан, движение было перекрыто. На небе мы наблюдали интересное явление — радуга вокруг солнца. До этого ничего подобного наблюдать мне не доводилось. Все говорили, что это добрый знак, Божие знамение.

* * *

Ну что же, крестный ход закончен! Время подбивать итоги. Для чего же ходят люди в крестный ход? Этот вопрос я задавал многим паломникам. Не лукавил никто. Кто-то отмалчивался, кто-то говорил, что пошел замаливать свои грехи или грехи своих родственников, кто-то за здоровьем — случайных людей здесь было очень немного. Да и откуда им взяться: пройти 160 километров по бездорожью, почти без сна — на это не всякий решится. Год за годом они идут, и каждый раз их все больше — не преклонивших колен перед Ваалом, тех, кто вымаливает у Бога нашу Россию.

МОИ СОВЕТЫ НОВИЧКАМ

1. Лучше пойти со своей палаткой — паломников год от года все больше, с ночевкой все туже.

2. Вам необходим будет поролоновый коврик, он очень удобен на привалах, когда ложишься отдыхать на землю, и при ночевке, поскольку надежно защищает ваше тело от холодной земли.

3. Возьмите сухой спирт или жидкость для разведения костра.

4. Возьмите накомарник, поскольку если погода будет жаркой, то комаров и гнуса будет много.

5. Возьмите обязательно аптечку, где должны быть бинт, йод, бактерицидный пластырь (он очень удобен при наложении повязки на мозоль, а они у вас обязательно будут, поскольку идти придется по 14 — 19 часов ежедневно), валидол, вазелин (мне он очень пригодился для смазывания тех частей тела, которые трутся во время ходьбы), мазь против порезов и ожогов.

6. Много еды не берите. Особенно не берите ничего мясного, кофе, спиртное категорически противопоказано, на всем пути крестного хода — сухой закон. Пищу по мере необходимости можно будет приобрести по пути в сельских магазинчиках.

7. Массивный котелок с собой не берите, лучше возьмите две банки 0,5 и 0,7 л для чая и каши, которую будут раздавать на привалах (банку можно взять из-под компота или зеленого горошка, только хорошо обработайте края банки, чтобы не порезаться).

8. Обувь не должна быть новой, она должна быть разношенной и удобной, лучше всего для похода подойдут кроссовки (я взял две пары, одной, правда, так и не воспользовался, поскольку не было дождей). Можно взять сапоги с короткими голенищами на случай непогоды или непроходимого участка, а они обязательно будут в случае затяжных дождей, когда грунтовые дороги раскиснут.

9. Обязательно возьмите с собой головной убор, поскольку находиться на свежем воздухе под палящими лучами солнца вы будете не менее 14 часов в сутки. Желательно взять матерчатые перчатки, которые продают для автолюбителей: по утрам бывает холодно, и на ветру сильно мерзнут руки.

10. Желательно сменное и теплое белье, поскольку уже через час-другой ходьбы вы будете весь мокрый.

11. Обязательно убирайте за собой после трапезы, иначе дорога, по которой мы с вами будем идти, очень скоро превратится в свалку отходов.

12. Возьмите с собой любимую икону, много паломников вешают свою любимую намоленную икону себе на грудь и идут с ней весь крестный ход.

13. Во время крестного хода не старайтесь идти в голове колонны, там всегда большая давка, все стремятся быть первыми, поближе к иконе, и идти очень тяжело. Отстаньте на несколько десятков метров, и вы почувствуете разницу — здесь совершенно другие люди, очень спокойно и хорошо. Я весь крестный ход шел почти в самом конце колонны, познакомился со множеством интересных людей, получил массу впечатлений от общения с ними и с прекрасной природой, сделал много фотографий.

Николай ЛУДНИКОВ, фото автора

http://www.vera.mrezha.ru/491/11.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru