Русская линия
Русское Воскресение Валентин Зубков30.05.2005 

Кровь, ложь и слезы
Беседа о друзьях и недругах

16 мая подкомитет Комитета по расследованиям и правительственным делам Сената США представил доклад, в котором содержится информация о том, что Садам Хусейн предоставил политикам РФ контракты на покупку более 90 млн. баррелей иракской нефти в обмен на поддержку Ирака Россией в Совбезе ООН.

Эту новость подхватили газеты. Приведем выдержку из статьи «Доклад сената США: позиция России по Ираку связана с нефтью», появившейся в связи с этим в «The Wall Street Journal».

«В докладе сената говорится, что российские граждане и политические партии получили 30 процентов нефтяных паев, розданных правительством Хусейна, то есть больше, чем любая другая страна. В числе получателей назван бывший глава администрации Путина Александр Волошин, а также друг и приближенный Волошина Сергей Исаков и бывший кандидат в президенты, стоящий на ультранационалистических позициях, Владимир Жириновский.

Доклад сената, в котором несколько ведущих республиканцев подвергают резкой критике ООН и ее генерального секретаря Кофи Аннана, по всей вероятности, вызовет международную напряженность в связи с программой и усилит трения между Россией и США. Многие представители администрации и видные законодатели все чаще выражают недовольство по поводу ограничений Путиным демократии.

Доклад… был подготовлен следователями сената, которые ездили в Ирак и беседовали с бывшими членами правительства Хусейна, а также изучили тысячи страниц документов в США и за границей.

Россия, вместе с Францией и Германией, резко возражала против американского нападения на Ирак до его начала в марте 2003 года и блокировала резолюцию Совета Безопасности, санкционирующую вторжение. Хотя Кремль сомневался в том, что у правительства Хусейна есть оружие массового уничтожения, американские критики Москвы утверждали, что за возражениями стоят преимущественно политические мотивы, и указывали на тесные связи России с иракским режимом.

В докладе сената убедительно изображается сложная сеть подставных компаний и тайных соглашений между Россией и Ираком. Его авторы утверждают, что две страны работали с одной из американских нефтяных компаний, руководителям которой недавно были предъявлены обвинения в преступлениях, связанных с использованием программы „Нефть в обмен на продовольствие“, чтобы обойти санкции против Ирака.

В докладе говорится, что компания Bayoil USA Inc. играла ключевую роль, помогая россиянам, получавшим паи, продавать нефть и присваивать прибыль. Следователи сената также обвиняют Bayoil в организации сложной системы „откатов“ правительству Хусейна.

Политическая организация Путина, прокремлевская партия „Единая Россия“, которая доминирует в российском парламенте, и советники Путина из президентской администрации получили разрешение покупать со скидкой значительное количество иракской нефти, говорится в докладе. Следователи утверждают, что режим Хусейна выделил 90 млн. баррелей нефти высокопоставленным советникам Путина.

Постоянный подкомитет сената по расследованиям также обвиняет высокопоставленных российских чиновников в том, что они незаконно возвращали бывшему иракскому лидеру Саддаму Хусейну миллионы долларов нефтяной прибыли в виде „откатов“, чтобы сохранить доступ к нефтяным паям. Паи были получены в рамках программы ООН „Нефть в обмен на продовольствие“, которая действовала в 1996—2003 годах и позволяла Хусейну продавать нефть и использовать выручку для приобретения продовольствия и других гуманитарных товаров.

Паи давали получателям право распределять иракскую нефть; многие запрашивали комиссионные до 30 процентов за баррель. Система не была незаконной, но авторы доклада утверждают, что Ирак использовал ее неадекватно, тайно переправляя нефть иностранным политикам, покупая их влияние. Эти политики, говорится в докладе, в свою очередь, нарушали международные санкции, возвращая Хусейну часть прибыли.

Обвинения сената звучат отголоском других обвинений, выдвинутых в ходе расследований, связанных с программой „Нефть в обмен на продовольствие“, против российского режима. Расследование комиссии ООН, которую возглавляет председатель Федеральной резервной системы Пол Волкер, приходит к выводу, что Россия играла в программе „Нефть в обмен на продовольствие“ более важную и динамичную роль, чем полагали раньше».

Подобные материалы были опубликованы многими газетами в США и других странах. Эстафету подхватили российские издания. Возник международный скандал, в центре которого среди прочих оказался председатель совета директоров «Русской инженерной компании» Сергей Исаков. С ним встретился наш корреспондент Валентин Зубков.

— Сергей Владимирович, почему ваше имя упоминается в докладе? «Русская инженерная компания», прямо скажем, не пользуется широкой известностью в России, и вдруг вы оказываетесь главным посредником между кремлевской администрацией и Садамом Хусейном.

— Понятно, что «Русская инженерная компания» оказалась в этом скандале случайно. Действительно, мы мало известны в России. Наши интересы в основном сосредоточены в странах Ближнего Востока. В том числе мы много лет вели торговлю и с Ираком. Кстати, и по ныне имеем там интересы. Но и на иракском рынке наша компания хоть и была заметной, но не входила в число ведущих. И я теряюсь в догадках почему нам оказана такая честь в материалах следствия. Естественно, мы торговали иракской нефтью — ничего другого там не было. Поставляли в эту страну грузовики, легковые автомобили, буровую технику и другую технику в рамках программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие».

— А какие у вас были отношения с руководителем кремлевской администрации Александром Волошиным?

— Никаких. Хотя меня сегодня называют то другом, то приближенным, то советником Александра Стальевича, но я с ним не знаком и уверен, что до майских публикаций в американской и российской печати он даже не подозревал о моем существовании. И естественно, никаких операций в его интересах ни я, ни наши сотрудники не проводили.

Хотя, как я сказал, мы никогда не были знакомы с А. Волошиным, и всегда придерживались разных политических воззрений, я с уверенностью могу утверждать, что он никогда никаких дел с администрацией Хусейна не вел — все это или клевета, или недоразумение. Более того, при Волошине Администрация президента вообще не желала заниматься иракскими делами. Сам он даже никогда не присутствовал на встречах В. Путина с приезжавшими в Москву высокопоставленными саддамовскими чиновниками. В лучшем случае, администрацию представлял тогдашний его заместитель, отвечавший за международный блок вопросов, Сергей Приходько.

И в Багдаде, и в Москве я немало встречался с руководителями Ирака. И после одной из таких встреч вице-премьер Тарик Азиз при свидетелях спросил меня, почему Владимир Путин, который в глазах иракцев являлся патриотом России, держит возле себя Волошина, олицетворявшего, по их мнению, проамериканское крыло окружения президента. Понятно, что проводить операции с нефтью, тем более незаконные, через такого человека иракцам бы и в голову не пришло.

Понятно, что американцев интересует не Волошин, и уж, конечно, не я. Вся эта кампания, несомненно, связана в процессом над руководством ЮКОСа. Вернее, поиском рычагов давления на президента России. В прицеле у них Владимир Путин. Но зацепить его напрямую американцы не могут, поэтому приплетают бывшего главу его администрации, пропрезидентскую партию «Единая Россия»". Через них мостик перебрасывается к президенты. Они как бы говорят: мы тебя пощипали, но можем и ударить. А потом появится добрый следователь — друг Буш, потреплет по плечу и успокоит: «Мои там расшалились. Не бери в голову, но веди себя тихо!» Заметьте, некогда в «черном списке» фигурировал Е. Примаков. Но теперь он исчез, поскольку через него В. Путина не зацепишь.

— Газеты пишут: «Председатель Федеральной резервной системы Пол Волкер, приходит к выводу, что Россия играла в программе „Нефть в обмен на продовольствие“ более важную и динамичную роль, чем полагали раньше». Что это за роль?

— Американцы в свойственной им манере валяют дурака. Прекрасно известно, что во времена Сддама ни один баррель иракской нефти проскользнуть мимо американцев не мог. Каждые полгода Ираку сообщалось, сколько нефти он может поставить на мировой рынок. Деньги за проданную нефть за 10 дней до отгрузки должны были поступить на специальный счет комитета ООН «Нефть в обмен на продовольствие», иначе танкер с нефтью мог быть задержан в нейтральных водах кораблями ВМС США, осуществлявшими блокаду Ирака, как перевозчик контрабанды. Все, кто занимался в то время нефтью, знали, что часть сырья шло в обход санкций. Понятно было, что эти поставки не могли осуществляться без молчаливого согласия Америки. Но им наплевать было на то, что Садам и его окружение получали незаконные прибыли, и важнее было сохранить низкие цены на нефть. И вот американские законодатели, наконец, прозрели: «Саддам использовал нефть в своих геополитических и стратегических интересах», — заявил глава подкомитета сенатор Норм Коулмен. — «Но США тоже получали выгоду и, как выяснилось, не препятствовали нелегальным поставкам иракской нефти в Иорданию, Турцию, Сирию и Египет». Иными словами, США способствовало контрабанде. А кто громче всех кричит: «Держи вора!» — известно.

Кстати, порой американцы действовали в духе своей полиции времен «сухого закона». Как только небольшие танкеры с контрабандной нефтью покидали территориальные воды Ирака, их догонял американский вертолет, который зависал над судном. С борта его на веревке опускали на палубу ведро, капитан клал в него десять тысяч долларов и танкер шел дальше. Да, Сухов из «Белого солнца в пустыне» американцам бы не помешал!

Любой бизнесмен, работавший в довоенном Ираке, знал, что все квоты распределялись специальным советом, в который, помимо самого Саддама, входили руководитель аппарата Хусейна Ахмед Худейр, вице-президент Таха Ясин Рамадан, Тарик Азиз — вице-премьер, отвечавший за внешнюю политику страны, и министр нефти Амер Рашид. Пять человек раз в полгода решали, кому можно выдать разрешение на продажу нефти, а кому нет. Теперь американцы пишут, явно намекая на эту пятерку, что от одного из них они получили важные сведения относительно роли России в торговли нефтью, но не раскрывают источника из опасения за его жизнь. Полноте, господа! Жизнь вашего источника находится в полной безопасности, поскольку все пятеро находятся в вашей тюрьме.

А о «важной и динамичной» роли России было известно каждому феллаху, и не стоит изображать удивление по поводу 30 процентов нефтяных квот, которые получали предприниматели нашей страны. Не секрет, что Россия регулярно получала право реализовать ни больше и не меньше нефти, чем Китай и Франция. А оставшиеся 10 процентов уходили арабам, оказывающим поддержку режиму и даже американцам.

— Но в докладе сената в качестве крупных продавцов нефти упоминаются партия «Единая Россия» и заместитель председателя Государственной Думы Владимир Жириновский.

— Как вы догадываетесь, я не входил в «нефтяную четверку» при Саддаме и ничего не могу сказать относительно того, кому и как распределялись ваучеры на сырье. Наверное, были и политические интересы. Скажите, кому и где удавалось отделить экономику от политики? Но замечу, сам тон доклада подчеркивает, что участие в программе «Нефть в обмен на продовольствие» было если, не откровенно преступно, то уж точно дурно пахнет. Но, напомню, это программа ООН, и в комитете, контролировавшим нефтяной бизнес Ирака, были представлены все страны, входящие в Совет безопасности ООН, в том числе и Соединенные Штаты. Хотя сегодня они активно атакуют эту международную организацию и ее главу непокорного Кофи Анана, подчеркивая, что программа провалилась если не по его прямой вине, то уж точно при его попустительстве, но, как видим, сами способствовали ее недостаточной эффективности.

Кстати, Министерство иностранных дел России в связи с сенатским расследованием выступило с заявлением, в котором расценило обвинения в тайных сделках с режимом Саддама Хуссейна, выдвинутые против российских компаний, как попытку скрыть нарушения, допущенные американскими фирмами. «В этой связи у нас вызывает недоумение направленность доклада, в котором России инкриминируется сам факт участия в иракской гумоперации. Трудно отделаться от впечатления, что сенаторы пытаются дискредитировать ООН в целом, перевести стрелки на другие страны, оставляя за скобками причастность американских фирм к реализации программы „Нефть в обмен на продовольствие“. Было бы логичнее озаботиться поиском нарушений у себя в стране, тем более что для этого у сенатского комитета есть необходимый мандат», — говорится в комментарии, опубликованном на сайте МИД РФ.

Если уж предаваться воспоминаниям, то придется признать, что без осуществления этой программы в Ираке просто погибли бы десятки тысяч людей. А что касается прибыли от ее осуществления, которую, естественно, получали участники программы, то львиная ее доля досталась американцам. Я полагаю, что 80 процентов иракской нефти попадало североамериканским компаниям, хотя сами сенаторы признали, «что почти половина нефти, полученной за счет взяток режиму Саддама Хусейна, досталась американским компаниям». О чем шумят «народные витии»?!

Несмотря на запреты, из США в Ирак поступало энергетическое оборудование. Имена компаний-поставщиков не тайна. Улицы Багдада были буквально забиты новенькими американскими автомобилями повышенной проходимости, которые могли быть использованы в военных целях. Любой иракский контракт должен был пройти процедуру одобрения в комитете по санкциям ООН. Причем процесс рассмотрения мог длиться и год, и два, и три, а деньги по контракту на все это время замораживались в американских банках. Но все знали, чтобы ускорить одобрение контракта, необходимо было включить в него продукцию компаний США. Об этом американские чиновники говорили открыто. Мы и сами неоднократно сталкивались с этим. Когда мы получили контракт на поставку в Ирак немецких грузовиков, то столкнулись с бюрократическими трудностями, поставившими контракт на грань срыва. Тогда нам прямо сказали, что у Германии отношения с Ираком непоследовательное, а у России и вовсе странные, но если мы готовы брать американские грузовики, то все проблемы моментально разрешатся.

— Но американские парламентарии в докладе и своих зацепили. В частности они вызвали «на ковер» депутата британского парламента Джорджа Галловэя, а руководство техасской компании Bayoil в лице Дэвида Чалмерса и Людмила Дионисиева за махинации с иракской нефтью арестовано.

— Доказать, что Галловей занимался нефтью вообще будет трудно. Он не владелец нефтяной компании. Но самое главное, разве это преступление? Американцы грозятся посадить его в тюрьму и не скрывают, что особенно их раздражают взгляды английского парламентария. «The Washington Times» указывает, что в сенате больше всего обсуждали не сотрудничество англичанина с режимом Саддама, а «осуждение им войны по освобождению Ирака и его заявления о том, что расследованием (в сенате) заправляют сионисты, христианские фундаменталисты и другие злоумышленники. Это хорошо сочетается с образом человека, который назвал распад Советского Союза трагедией, также открыто атаковал свое правительство за то, что оно выступило против Саддама, и называет иракских террористов-повстанцев освободителями». Этого Галловею не простят!

Что касается компании Bayoil, то это был далеко не основной игрок из США на поле Ирака. Без преувеличения можно сказать, что во время блокады через посредников там присутствовали все ведущие нефтяные компании США. В первую очередь, это Halliburton, ExxonMobil, ChevronTexaco и основной американский покупатель иракской нефти Coastal Oil. Почему же весь гнев обрушился на Bayoil? Дело в том, что Halliburton не прищучишь, эта корпорация подконтрольна вице-президенту США Дику Чейни (он был гендиректором «Halliburton» с 1995 года по август 2000 г.), а ChevronTexaco консультировала Госсекретарь США Кандализа Райс. А вот Дэвид Чалмерс таких заступников не имеет, зато был очень заметной фигурой в предвыборном штабе несостоявшегося президента США Ал. Гора — противника Дж. Буша на самых противоречивых выборах в 2000 году. Может быть, именно здесь следует искать истоки неприятностей Bayoil?

— Вы сказали, что ваша компания до сих пор ведет бизнес в Ираке. Надо полагать, теперь он не связан с нефтью?

— Мы восстанавливаем электростанцию в Басре, построенную в свое время с помощью Советского Союза.

— Вас не страшит печальный опыт компании «Интерэнегосервис», чьи сотрудники были захвачены в заложники, а в другой раз расстреляны?

— Мы учитываем сложную обстановку в стране и, не надеясь на иракскую полицию, привезли собственную охрану из бывалых людей, имеющих опыт службы в горячих точках. Они контролируют внутреннюю часть объекта, полиция же несет охрану по периметру.

— Сергей Владимирович, на россиян нападали трижды. Два раза на сотрудников «Интерэнегосервиса» и потом на наших дипломатов. Это трагическая случайность или запланированные акции?

— Что касается энергетиков, то здесь я ничего не могу сказать. Возможно, кого-то раздражало, что российская компания получила контракт на восстановление электростанции, и можно предположить, что путем террора против сотрудников «Интерэнегосервис» хотели убрать компанию с рынка. Но времена когда думали, что вот-вот весь мир кинется на помощь Ираку и начнется борьба за контракты, безвозвратно минули.

Что же касается расстрела колонны русских дипломатов во главе с посолом РФ Владимиром Титаренко, который произошел 8 апреля 2003 года — это откровенная акция возмездия. В этом нет никаких сомнений. Накануне эвакуации нашей дипмиссии была установлена связь с американским командованием, намечены основные и резервные трассы движения. Во время движения выяснилось, что по главной дороге проехать невозможно, и как только колона свернула на резервную трассу, по ней сразу же был открыт прицельный огонь. Колонна двигалась под большим российским флагом, развернутым поперек движения, поэтому все объяснения типа: «Не заметили. Обознались» смехотворны. Американцы никак не могли ошибиться. Первые выстрелы были произведены по машине посла, а спасла его чистая случайность. Дело в том, что он близорук, и когда машины свернули, посол наклонился над GPS-навигатором, чтобы уточнить координаты и сообщить в посольство об изменении маршрута. В этот момент пуля попала точно в подголовник за его спиной. Водитель Владимир Архипов получил три пулевых ранения в живот. Всего пострадали тогда пять человек. Американцы выразили сожаление и пообещали разобраться. С того дня прошло более 2-х лет — так и не разобрались. Во всяком случае, извинений не последовало, хотя российский МИД по этому поводу несколько раз обращался в Госдеп.

— Часто вам приходится бывать в Ираке?

— Я начал работать в этой стране в 1997 году. Бываю там четыре-пять раз в году. Сейчас в Ираке работают наши инженеры.

— Три года назад я побывал в Ираке. Если бы я приехал туда сегодня, что бы мне бросилось в глаза?

— Грустные лица. Хотя и до оккупации иракцы жили трудно, но они улыбались. Теперь улыбающихся лиц не встретишь. Как вы добирались до Багдада?

— Летели до Иордании, а дальше ехали тысячу с лишним километров на машине.

— Теперь по этой дороге проехать невозможно — на дороге бесчинствуют бандиты. Если раньше, как только спадала дневная жара, и стар и млад шли на улицу и без страха гуляли до поздней ночи, то теперь детей и женщин на улицу стараются и днем не выпускать — могут изнасиловать или украсть. Абсолютная потеря власти. Причем полиция беспомощна. Она охраняет только себя. Например, на улицу, на которой расположен наш офис, полицейские даже днем не заходят. Полиция охраняет сама себя, американцы — сами себя.

В Басре и на севере страны другая ситуация. Там действует племенная власть — бразды правления находятся у старейшин, спорные вопросы решаются не по государственной закону, а согласно древним традициям и по Корану.

Из Иордании или Сирии до Багдада можно долететь на самолете, а дальше начинается самый опасный участок пути. Дело в том, что на дороге из аэропорта практически каждый день происходят подрывы, хотя это хорошо охраняемая трасса. Поэтому местные жители стараются не ездить на новых машинах, чтобы не походить на американцев, и ни в коем случае не ехать вблизи американской колонны — это смертельно опасно. Сейчас ни один человек не может себя чувствовать в безопасности. Но нам, русским, легче. Организованное сопротивление нас не трогает. Но мы стараемся не искушать судьбу, и делаем все, чтобы наши специалисты без крайней нужды не покидали объект. Помимо этого мы требуем, чтобы наши люди одевались в специальные майки на которых по-английски и по-арабски написано «Россия». Помогает!

— Жизнь в оккупированном Ираке сильно отличается от довоенной?

— Безработица, нехватка продуктов и медикаментов — наиболее характерные черты сегодняшней жизни. Как мы и говорили, иракцы и прежде не купались в роскоши, но сегодня их положение несравнимо тяжелей. При Саддаме все же основные медикаменты были, теперь элементарного болеутоляющего средства не найти. Раньше продукты распределялись по карточкам. Месячный набор продуктов стоил примерно доллар. На каждого человека приходилось по 9 килограммов муки в месяц, по 2 килограмма сахара, а также рис, масло, мыло… Возникали даже излишки. Сейчас социальные программы свернуты, продукты сильно подорожали, а зарплата рабочим заморожена на уровне 60-ти долларов в месяц. Семьи большие, прожить трудно.

В целом обстановка в стране сложная. Особенно в центральном районе, где проживает сунитское население, которое повергли в нищету. Здесь располагались предприятия ВПК, поэтому уровень образования населения здесь выше, много членов некогда правящей партии БААС, которых сегодня не принимают на работу, они исключены из общественной жизни, постоянно подвергаются известным нам по Чечне зачисткам, притеснениям, арестам и насилию. Естественно, они становятся резервом оппозиции. А оружие в Ираке не проблема — автомат или пистолет можно купить на любом рынке.

Боевики постоянно убивают государственных чиновников, сотрудников местной полиции и военнослужащих Национальной гвардии (НГ), армии, лиц, сотрудничающих с иностранными войсками. Захват заложников остается самой болезненной проблемой современного иракского общества.

Одной из главных целей сил сопротивления остаются предприятий нефтяной и электроэнергетической отраслей. Хотя они усиленно охраняются американцами, но в 2004 году на предприятия нефтяного комплекса было совершено 264 нападения. Из-за непрекращающихся диверсий и вооруженных нападений с большими перебоями работает экспортный нефтепровода Киркук — Джейхан (Турция). Перебои в электроснабжении, вызванные действиями боевиков, приводят к частым приостановкам экспорта нефти через терминалы на юге страны.

Одним объектов нападений партизан являются линии электропередачи. Причем правительство вынуждено признать, что «не может помешать повстанцам совершать диверсии на энергообъектах страны». В результате в Багдаде и ряде других городов постоянно отключается электричество.

В стране продолжаются акты насилия в отношении научных и преподавательских кадров. Так, по информации иракской Ассоциации университетских преподавателей, за послевоенное время погибли около 300 профессоров и работников университетов, а до 2000 из них, опасаясь за свою жизнь, выехали за рубеж. Таким образом, страна погружается в интеллектуальный мрак.

По оценкам руководства иракских спецслужб, в настоящее время в стране действуют от 20 до 30 тыс. повстанцев. Со своей стороны, командование ВС США определяет численность сил сопротивления и боевиков примерно в 40 тыс. активных бойцов и 200 тыс. лиц, которые им активно содействуют.

Американские военные признают, что повстанцы и боевики постоянно совершенствуют свое вооружение, применяют новые тактические приемы в борьбе против иностранных войск и местных силовиков.

— Много сейчас в Ираке наших специалистов?

— Насколько мне известно, помимо нашей группы, есть еще одна.

— А американцы? Сообщалось, что они за счет иракских денег платят своим специалистам более трехсот тысяч в месяц.

— Американцы в Ираке практически не работают. Они обустраивают только «зеленую зону». Но свой труд они вознаграждают хорошо — хозяева все же. Мы же, являясь представителями страны, не входящей в оккупационную коалицию, не получаем очень прибыльные контракты, а оплачиваемся на уровне иракских компаний. Но нам важна ни столько прибыли, сколько демонстрация присутствия. Хотя мы отдаем себе отчет, что если бы компании других стран, не опасались работать в этой стране, мы никогда не получили бы контракт.

— Что представляет собой «зеленая зона»?

— Это район Багдада, причем, довольно большой, где расположены правительственные учреждения и привилегированные жилые кварталы, где живут американцы и сотрудничающие с ними иракцы. В «зеленой зоне» свои магазины, школы, кинотеатры… Она огорожена забором из бетонных плит высотой метров пять, постоянно усиленно охраняется вертолетами с воздуха, не говоря уже о наземной страже. Но и эта часть столицы постоянно подвергается ракетным обстрелам.

— Блокада с Ирака снята, отгрузка нефти идет на довоенном уровне. Американцы говорят, что раньше доходы от продажи нефти разворовывались семьей Садама Хусейна и его приспешниками. Почему иракцы не стали жить богаче при демократическом правительстве?

— Если раньше, зайдя на сайт ООН в Интернет, можно было узнать, сколько нефти отгружено, сколько получено денег и на что они потрачены (даже учитывая, что данные эти были неполные), то теперь все операции с нефтью покрыты тайной. Формально известно, что деньги от продажи иракской нефти поступают в фонд восстановления Ирака, контролируемый американцами. Но если раньше подобный фонд контролировался ООН и был прозрачен, то теперь он, по сути, засекречен. Так известно, что за год после свержения режима Хусейна доходы от продажи иракской нефти составили 7,8 млрд. долларов. Но в фонд восстановления Ирака из них перешло всего 300 млн. А куда делись остальные деньги? Памятуя, что после Бури в пустыне Ирак выплачивал Кувейту деньги, львиную долю которых Америка забирала себе за «крышу», я не удивлюсь, если и на сей раз она «крышует» теперь уже иракское правительство.

Чего получил Ирак в результате «освобождения»? Уровень смертности в Ираке с момента начала войны вырос в 2,5 раза (с 5 до 12,5 чел. на 100 тыс. населения в год). Риск быть убитым с начала военной операции увеличился в 58 раз. Следует отметить, что значительную часть из числа погибших в стране составляют женщины и дети. Уровень детской смертности в Ираке вырос с 29 человек на 1 тыс. новорожденных до 57 человек на то же количество. Как видим, плоды демократизации достались горькие.

Посчитаем дальше. Стоимость оккупации достигла 4 млрд. долларов в месяц! Всего же на военную кампанию в Ираке США уже потратили около или более 200 млрд. долларов. Кроме того, что все сферы жизнедеятельности находятся в кризисе, основная прибыль от реализации иракской нефти поступает в распоряжение Вашингтона. Сами американцы провели интересный подсчет. Они взяли цены на нефть около 25 долларов за баррель, что находится в середине целевого коридора ОПЕК. Возрожденная иракская экономика, производящая на экспорт 6 млн. баррелей нефти в день, получит 55 млрд. долларов годовой выручки. И предположив, что даже если ни один доллар из этих 55 млрд. долларов не пойдет на возмещение американцам затрат на оккупацию, во что не поверит ни один здравомыслящий человек, разделили эту сумму на 30 млн. иракцев. На каждого пришлось по 5 долларов в день, что, в соответствие с критериями Всемирного банка, лишь слегка превышает планку «глобального порога бедности» в 2 доллара в день. Вывод один: вряд ли это сулит региону трансформацию в число развитых стран, ведущую к процветанию. Разумеется, не может быть и речи о выполнении обещания «переделать Ближний Восток в соответствии с нашим образом капитализма и демократии, используя в качестве рычага производство иракской нефти». Кроме того, учитывая, что доходы от продажи иракской нефти, несомненно, идут на покрытие американских расходов на оккупацию Ирака, США абсолютно не заинтересованы в снижении мировых цен на нефть.

Вместо демократии и процветания регион получил кровь и нищету, а американцы добились стабильно высоких цен на нефть и подрыва бюджетных возможностей страны, которые ведут к ослаблению с США капитализма и демократических институтов.

http://www.voskres.ru/interview/zubkov.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru