Русская линия
Фонд Андрея Первозванного Елена Деньгина27.05.2005 

Каждый год в Великую субботу…

Чудо схождения Благодатного огня в храме Гроба Господня в Иерусалиме в Великую Субботу перед православной Пасхой известно уже много столетий. К этому дню сюда устремляется особенно много паломников. Нынче в составе российской группы посчастливилось быть корреспонденту «Красноярского рабочего» Елене Деньгиной.

«Самая большая ценность в Иерусалиме в этот день — вот эти пропуска в храм Гроба Господня, их могут сорвать, украсть, — наставляли нас, журналистов региональных СМИ, оказавшихся в Иерусалиме в награду за победу в конкурсе, проводимом Фондом Андрея Первозванного и Центром национальной славы России. — Но имейте в виду, что пропуск — только право войти в храм, и никого не интересует, будет ли оно вами реализовано. Особенно — израильскую полицию». Бывалые паломники рассказывали, как полиция уводила группу в боковую часть храма, и люди оказывались очень далеко от того места, куда мечтали попасть, — от Кувуклии, мраморной часовни, сооружённой над Гробом Господним.

«Боже упаси оказать даже малейшее сопротивление полиции! В прошлом году на моих глазах женщина по российской привычке ответила полицейскому: «Умру, но не сойду с этого места!» Ей тут же дубинкой проломили голову и вызвали «скорую», — рассказывал мне один из сотоварищей, коими мы стали за пять часов ожидания в храме, когда люди стояли плечом к плечу, делясь местом на складном стульчике или глотком воды.

Всего, по оценкам, в храме в день схождения Благодатного огня помещается около 10 тысяч человек, ещё тысяч 30 ждут у храма. С нашего места нам не было видно, как Иерусалимский Патриарх, совершив все положенные действия, разоблачается от риз перед проверенной заранее и опечатанной Кувуклией, чтобы войти внутрь в одном подряснике и молиться у Гроба Господня. Но мы хорошо видели хоругви крестного хода вокруг Кувуклии, а ещё — ту самую православную арабскую молодёжь, которая так непривычно для нас выражает свою веру в Иисуса Христа. Крепкие ребята забирались друг другу на плечи, размахивали жёлто-красными флагами, хлопали в ладоши, стучали в барабаны и скандировали: «Наша вера правая, вера православная!» и что-то в этом же роде, как переводили местные жители, уже не раз бывавшие в храме на схождении Благодатного огня. Говорят, что нынче Огонь не сходил долго — арабы начинали шуметь раз восемь, когда обычно они делают это два-три раза. Не в назидание ли нам так долго не сходил Огонь?.. Ведь ночью в храме во время процессии с молитвами случилась драка между армянскими и греческими православными.

Все ждали схождения Благодатного огня, и, честно признаться, очень хотелось увидеть молнии, о которых рассказывали. Но попробуй углядеть их среди фотовспышек!..

Хотя свой Огонь я всё равно увидела. «Он послан нам в утешение», — сказал мне уже потом один из попутчиков-соратников, которому я вовсе не рассказывала о том, что видела. И тогда я поняла, почему он был послан мне. И никто мне не докажет, что у меня просто сверкнуло в глазах, когда я уселась на низенький стульчик дать передышку измученному организму. Плохо мне бывало и раньше, но молнии как-то не сверкали, а всё в основном чёрные и белые соринки, от которых трудно избавиться, — следуют за взглядом. А тут — ослепительный зигзаг белого цвета с чуть зеленоватым отливом! Просто когда вокруг стало темно от плотно стоящих людей, молнию стало видно. Наверно, их было много вокруг, но люди смотрели вверх, под своды храма, а Огонь был среди нас.

Увы, не все дождались Благодатного огня — по выгороженному металлическими секциями проходу, около которого мы стояли, полиция бегом пронесла женщину из нашей делегации — кто говорил потом, что она упала в обморок, а кто — что затоптали…

Но вот впереди всё осветилось ярчайшим белым светом — даже на фоне дня, а происходило это почти в три часа, вдруг всё высветилось вокруг Кувуклии, и тени стали чёрными, так показывают в фильмах ядерный взрыв. И мимо нас, чуть дальше протянутой руки, по проходу пробежал Патриарх — седой человек с развевающимися волосами в тонкой длинной рубашке. Он нёс впереди себя факел с Огнём в храм Воскресения. Следом бежали люди со счастливыми, какими-то удивительно просветлёнными лицами и протягивали нам зажжённые свечи. От одной из них зажгли свои и я, и люди вокруг, и всё запылало, вдруг стало свободнее стоять… Все радовались, ликовали…

И не знали, что делать дальше с большими пучками горящих свечей. «Доченька, поводи мне Огнём по лицу», — просила пожилая женщина, которая все эти часы молилась у меня за спиной. «Ой, он сразу жжётся!» — раздался женский возглас. Я не могла решиться, а женщина всё молила: «Пожалуйста!..» И я отважилась. Я водила свечой под её щеками и подбородком, а белый Огонь охватывал лицо и как-то растекался до глаз, волос, выбившихся из-под платка… Женщина молилась, и её лицо было таким счастливым…

Только потом я заметила, что всё это снимает на видео Анатолий Урдаев, который был рядом. Тогда я тоже решилась и стала водить ладонью над свечой прямо по пламени. Оно обтекало ладонь со всех сторон и выбивалось вверх, а я ощущала только ласковое тепло. Но кусок целлофана, который я в качестве эксперимента сунула к свече, огонь добросовестно оплавил. Нас было в замкнутом помещении так много, женщины с длинными пышными волосами, все в платках и шарфах. Честно признаться, я опасалась, что мы все вспыхнем тут, и не спастись. Но не было даже намёка на запах горелого волоса, только пламя свечей вокруг и пелена лёгкого дыма над толпой. Я зажигала припасённые свечи друг от друга и гасила их по очереди другим концом, как меня научили. Уже дома я разглядела, что эти концы свечей, которые я совала в огонь, оказались как новенькие, без малейших следов оплавления.

А дальше надо было быстро выбраться из храма. Нас чётко инструктировали, что главное — доставить Благодатный огонь до 12 часов ночи в Москву, в храм Христа Спасителя. Поэтому ни автобусы, ни самолёт опоздавших ждать не будут. И тогда один выход — добираться в российское посольство в Тель-Авиве, потому что виза у нас групповая, и лететь домой самим. Мне этого очень не хотелось, и я, как в омут, бросилась в толпу… И очень скоро горько пожалела об этом, потому что реально поняла, что могу тут и погибнуть. Но об этом я расскажу позже. Возможно.

…Через несколько часов была ночная Москва, пасхальное богослужение в великолепном храме Христа Спасителя и москвичи, встречающие Благодатный огонь у калитки храма и разносящие его по своим домам. А назавтра — Красноярск со снежком, такой холодный после летнего и солнечного Иерусалима с его розами в Гефсиманском саду, и родные земляки, которые пришли на Караульную гору, чтобы получить частичку Благодатного огня. Значит, он им нужен и всё было не зря.

http://www.fap.ru/index.php?nt=news&id=5625&PHPSESSID=b0f12fc90d4dd41d34b3e17e25d1de5e


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru