Русская линия
Комсомольская правда Дарья Асламова27.05.2005 

Европа переходит в ислам?
Наш корреспондент побывала в Марселе, где все меньше французов и все больше мусульман

Окончание. Начало в номере «КП» за 25 мая

Почему Марсель не стал Нью-Йорком

«Почему они не хотят стать, как МЫ? — удивляются французы. — Почему они не учат французский, годами не выходят из гетто, носят традиционную одежду, общаются только между собой, не ищут работу? Иными словами, почему они не интегрируются? Посмотрите на Америку, плавильный котел наций. Иммигранты сохраняют свои традиции и культуру, но при этом становятся американцами».

Французы забывают о том, что Америка в основном имеет дело с мексиканцами, евреями, русскими, филиппинцами-католиками, индусами и дисциплинированными китайцами. Но никак не с мусульманами-арабами. «Мы не в состоянии познать непосредственную или первобытную природу араба, — утверждал французский писатель Мопассан. — Она, так сказать, пересоздана его верой, Кораном, учением Магомета. Никогда еще никакая другая религия не внедрялась до такой степени в человеческие существа».

Хочешь понять араба — возьми в руки Коран. Согласно учению пророка Мухаммеда, божественная книга была написана не человеком, а Аллахом, и послана им на землю, а следовательно, изменению не подлежит. В Коране учтено и расписано все — как молиться и как соблюдать пост, как торговать и вступать в брак, как судить и наследовать имущество, что есть и что пить, сколько времени кормить грудью младенцев, как относиться к женам и рабам, какую одежду носить, что делать во время менструации и как соблюдать гигиену. Я помню своего пакистанского водителя Наима, который сокрушался: «Какая у вас, христиан, сложная жизнь! Вы же ничего не знаете, у вас нет законов. А мусульманину не нужно думать, за него уже все придумано. И рождение, и жизнь, и секс, и смерть». Есть даже такая арабская поговорка: «Ля туфаккир, ляха мудаббир». (Что-то вроде: «Не думай, у этого мира уже есть тот, кто обо всем думает».)

Назад, в седьмой век

Для мусульманина законы Корана — прямые приказания Аллаха, а потому нарушение закона рассматривается как грех ослушания и неповиновения. Время течет, мир меняется, но неизменными остаются правила, придуманные еще в седьмом веке. Умма (община верующих) должна адаптировать себя к закону, но закон не может «модернизироваться» в ответ на перемены в мире. Ислам, пожалуй, самая бескомпромиссная и негибкая мировая религия. Ученые называют подобную жесткую позицию «уничтожением времени». По мнению исламистов, путь, по которому движется человечество, есть постоянный отход от «золотого» седьмого века, а следовательно, истинно верующие должны вернуться в исходный пункт. Регресс для них желательнее, чем прогресс. (Вспомните движение «Талибан», повернувшее Афганистан вспять аж на 13 веков!)

Стоит ли удивляться тому, что мусульмане не желают «интегрироваться» в чуждую им западную цивилизацию! Да, они заимствуют различные «игрушки» — компьютеры, Интернет, мобильные телефоны, но «игрушки» не меняют основ. «Где-то на Ближнем Востоке пять-шесть молодых парней вполне могут носить джинсы, пить колу, слушать рэп, а между поклонами в сторону Мекки мастерить бомбу, чтобы взорвать американский авиалайнер», — писал Самюэль Хантингтон. А вот что говорил о месте мусульманина в мире Маулана Маудуди известный интеллектуал-пакистанец: «Истинному мусульманину не пристало молча принимать вечно меняющиеся формы мира, напротив, он должен изменять мир так, как угодно Аллаху. Неправильно и нелогично считать, будто лавину жизни не остановить. Вот перед вами священный Коран. Что, разве он призывает вас меняться вместе с изменяющимися обстоятельствами? Да если бы в этом состояла цель жизни, зачем бы нужен был мира Пророк и Книга Аллаха!»

Пророк Мухаммед запрещал мусульманам общаться с неверными и жить в немусульманских общинах, стремясь оберегать их от влияния чуждых идей: «Мусульмане и неверные не должны видеть огня друг друга». Есть и другие указания в Коране: «О вы, которые уверовали! Не берите иудеев и христиан друзьями: они — друзья один другому. А если кто из вас берет их себе в друзья, тот и сам из них. Поистине Аллах не ведет людей неправедных!» Добровольная изоляция, в которой находится мусульманская умма в европейских странах, в сущности, есть лишь строгое следование букве Корана.

Когда собор Парижской Богоматери станет мечетью

Есть и другая причина того, что мусульмане-иммигранты так трудно адаптируются к западной жизни, а вернее, не желают адаптироваться вовсе. В исламе идея бога — законодательная идея. В западном христианстве, напротив, всегда существовало разделение духовной и светской власти — богу богово, кесарю кесарево. Истинный мусульманин не отделяет идеи государства от идеи бога, а следовательно, религия для него становится политикой. Подчинение законам Корана для него гораздо важнее, чем подчинение законам светского государства. «Не смешивайте порядок, сотворенный богом, и порядки, созданные людьми, — писал Саид Кутб, идеолог организации „Братья-мусульмане“. — Ислам дает самостоятельные, независимые решения проблем человечества. Существует много практических препятствий в установлении божественного правления на земле, таких, как власть государства, социальная система и традиции и все человеческое общество в целом. Ислам использует силу для того, чтобы устранить эти препятствия».

Это противоречие между Кораном и властью государства во Франции привело к нашумевшему конфликту — протестам уммы против запрещения хиджаба (мусульманского женского платка) в школах. И это только начало неизбежного противостояния. Во Франции давно и успешно работает общественная организация под названием «Не трогай моего дружка». Любой обиженный иммигрант может обратиться туда за помощью, и немедленно община отвечает бурными демонстрациями протеста. Все большей популярностью пользуются частные исламские школы, все больший политический вес обретают многочисленные исламские организации и союзы, а в Бургундии даже существует колледж, готовящий имамов для Франции и других европейских государств.

Халиф Омар, сжегший в седьмом веке свитки Александрийской библиотеки, заявил: «Если в этих книгах говорится то же, что в Коране, они излишни, а если другое — они вредны». Пройдет несколько десятилетий, и, может, мы услышим из собора Парижской Богоматери крики муэдзина, призывающего правоверных к молитве.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Михаил ЛЕОНТЬЕВ, политолог, ведущий телепрограммы «Однако»:
Русских тоже проглотят, если они не начнут рожать

— Многие в Европе до сих пор считают, что с этой экспансией бороться не нужно. То, что происходит и во Франции, и в Европе, — плод наивности западного политкорректного общества, которое не способно заставить иммигрантов считаться с западной культурной доминантой. Обычно в пример нам ставят Америку — вот, мол, идеальный плавильный котел, в котором обособленные и разные этносы и культуры превращаются в единую «американскую нацию». Правда, Америка не любит говорить вслух, что у нее уже появились проблемы с работой этого котла. Потому что одно дело ассимилировать меньшинство, а другое дело — большинство.

Ожидают ли такие проблемы и Россию? Во Франции все тоже начиналось очень благопристойно. В первой волне иммиграции были люди, адаптированные к местной культуре, скажем так, «офранцуженные алжирцы». Но очень быстро их сменили люди, вообще не воспринимающие французскую культуру. Адаптировать их не удалось, потому что никакого культурного противодействия не было. Иммигранты жили и живут в духовном и культурном вакууме. Они готовы умереть за Аллаха, за свои традиционные ценности, но никак не за европейскую политкорректность, «права человека», однополые браки и мультикультурность.

Сейчас Россия принимает выходцев из стран СНГ. У нас пока тоже одна культура — универсальная, советская. Но очень скоро, через десяток лет, общее советское культурное наследие забудется. Приезжий узбек уже ничего не будет знать про общее советское прошлое наших народов. Правда, с Россией европейский вариант не пройдет. Вспомните зверьков, которые «Норд-Ост» захватили! Что они говорили? «Мы умереть боимся меньше, чем вы жить!» Это они книжек западных начитались. Да мы, случись что, трупами их всех закидаем. А мирный выход из сложившейся ситуации есть только один — решение демографических проблем России. Только решать эту проблему нужно революционно, это должен быть прорыв, шквал, всплеск рождаемости у коренных народов. И тогда можно не бояться никакой экспансии. Но как стимулировать рождение детей, я не знаю. Европейцы платят огромные компенсации и пособия на родившихся детей. Но поднять рождаемость даже у них пока получается не очень.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Всех не переплавишь

Очевидны и неизбежны две вещи. Первая — Россию в ближайшем будущем ждет всплеск иммигрантской экспансии. Чему способствуют и наши необъятные границы с бурлящей Азией, и наши исторические многонациональность и многоконфессиональность (чего, кстати, изначально не было у той же Франции). Вторая — «переплавить» прибывающих, сделать их примерными россиянами, чтящими Пушкина и Чехова, не получится. Наш котел в отличие от американского дыряв (коррупция, однако), да и топлива для поддержания температуры плавления, то бишь денег на необходимые социальные программы, явно не хватит.

Причем проблема состоит не в ожидаемом массовом пришествии в нашу страну представителей чуждых нам цивилизаций — китайцев, скажем, или афганцев.

В Москве, например, уже есть районы, населенные преимущественно выходцами из кавказских республик. Они, эти выходцы, наши, российские, «рожденные в СССР». Но русским парням вечером там лучше не появляться. Впрочем, равно как и кавказцам не следует пользоваться подмосковными электричками.

Показателен в этой связи пример Испании. Там сейчас остро стоит проблема иммигрантов из Латинской Америки. Казалось бы, и испаноязычные, и католики… Но, как говорится, получается два мира, две судьбы. Приезжие из Гондураса или Сальвадора никак не хотят приобщаться к культуре, обычаям и нормам поведения родины Сервантеса и Гойи. Они ненавидят Испанию.

Возможно, наступает момент, когда концептуальные основы устоявшихся общечеловеческих ценностей, межнациональных отношений нуждаются в пересмотре. Каждая нация имеет право на защиту своей самобытности, своей культуры, своего будущего. И, надо сказать, это давно уже достаточно эффективно делают такие страны, как Израиль, Кувейт, Арабские Эмираты, жестко регулируя свою иммиграционную политику.

Так что пока такого концептуального пересмотра — по модели Ле Пена или по какой-либо иной — не произошло, было бы целесообразным провести ревизию наших законов, регулирующих миграцию, предоставление гражданства. И, самое главное, их исполнения.

Cергей ЧУГАЕВ

Уже наших детей в школе учат «приезжие»

Первую часть материала Дарьи Асламовой «Европа переходит в ислам» «КП» напечатала в предыдущем номере. И уже вчера получила массу откликов. Вот некоторые из них.

Людмила Витальевна Константинова, педагог, Москва:

— Применительно к России я хочу сказать, что никогда не отличалась националистическими взглядами, но глядя, как нашим детям в школах преподают «приезжие», которые по-русски с трудом разговаривают и замечания в дневники с ошибками пишут, поневоле задумываешься о чистоте русской нации.

Олег Анатольевич, 43 года, Москва:

— Полностью согласен с Ле Пеном. Такая ситуация характерна не только для Франции, но и для России. Достаточно выйти на улицы Москвы.

Османов, инженер-экономист, Москва:

—  Ислам — религия честных, порядочных людей, живущих в мире и согласии с соседями. Эти люди совсем не похожи на тех, кто режет баранов на лестничной клетке, не обращая внимания на окружающих. Они не имеют к исламу никакого отношения.

Борис МАРКОВ и Максим ЧИЖИКОВ

http://www.kp.ru/daily/23 517.4/40 282/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru