Русская линия
Труд Афанасий Никитин25.05.2005 

Хотел поставить крест на сыне
Член ярославской общины свидетелей Иеговы едва не забил до смерти своего ребенка

В Ярославле община свидетелей Иеговы зарегистрирована 13 лет назад. Население сразу невзлюбило «свидетелей» — слишком уж прилипчивы. Вскоре претензии к общине, которая с нарушением закона распространяла религиозные материалы и проводила «гастроли» иностранных миссионеров, появились и у областной прокуратуры. Два молодых иеговиста, пытаясь уклониться от армейской службы, стали судиться с военкоматами, чем народного уважения тоже не снискали. Да и некоторые случаи, связанные с деятельностью общины, мягко сказать, шокируют ярославцев…

Самым скандальным табу у свидетелей Иеговы является запрет на переливание крови. Из-за этого порой гибнут последователи секты, нуждающиеся в лечении. Вот и прихожанке общины, молодой матери Наталье Борисовой, которую сбил автомобиль, требовалось переливание крови. Она лежала без сознания в областной больнице имени Соловьева, когда туда пришел супруг — член этой же общины — в сопровождении единоверцев. Медикам заявили: осмелитесь перелить кровь — пойдете под суд… Через неделю Наталья умерла. Факт этой нелепой гибели возмутил и губернатора области Анатолия Лисицына, и местных депутатов. Многие требовали привлечь свидетелей Иеговы к уголовной ответственности. «Борисова скончалась от тромбоэмболии легочной артерии, то есть закупорки кровеносных сосудов, — говорит зав. отделением переливания крови Евгений Матушкин. — Уверен, при своевременном переливании крови тромбов бы не возникло».

Еще не забылась эта история, как случилась другая. У жителей городка Тутаева Геннадия Орлова и Татьяны Осиповой дело шло к свадьбе, когда дама познакомилась со «свидетелями Иеговы» и стала посещать их собрания. Там ее убедили, что суженого лучше выбирать из числа членов секты. Затем, чтобы Орлов не смог вернуть любимую, девушке порекомендовали перебраться из Тутаева в Ярославль. Но Геннадий нашел Татьяну и там. Он приезжал и терпеливо ждал, когда она выйдет с очередного религиозного собрания, чтобы поговорить. Кончилось тем, что однажды на Геннадия напали, как он утверждает, три сектанта из так называемой группы охраны порядка. По странному стечению обстоятельств, дело против распоясавшихся «верующих» не возбудили.

Однако еще хуже, когда секта бьет не по взрослым, а по детям. Прожив вместе несколько лет, Владимир Иванов и Ирина Белянцева разошлись. Общий ребенок остался у матери, а та зачастила в общину «свидетелей Иеговы», стала водить маленького Павлика на религиозные собрания. Отец возмутился: ведь духовное воспитание детей является равным правом обоих родителей, а он, православный человек, разрешения вовлекать ребенка в секту не давал. Мать эти протесты игнорировала. Любопытно, что Белянцева совмещала веру, запрещающую применять оружие, со службой в милиции. Чем и воспользовалась, когда Владимир пришел к ней на рабочее место. Едва поняв, что речь вновь пойдет о Павлике, Ирина, на погонах которой сияли майорские звезды, вызвала коллег — и Иванов без всяких разъяснений оказался на несколько часов в «одиночке». Теперь он пытается решить вопрос о том, правомерно ли водить ребенка в секту, через суд.

А вот случай из совсем недавних. Работник одного из ярославских предприятий Евгений Леонидович Комаров, что называется, попивал. Семье, где росли два сына и маленькая дочь, это определенно не нравилось. Затем родитель вдруг протрезвился, но радость домашних была недолгой. Как выяснилось, пить Евгения Леонидовича отучили у свидетелей Иеговы. «Зеленый змий» уступил место религиозному фанатизму, и теперь поведение 40-летнего человека вызывало у родных еще большую тревогу. Мужчина вдруг вообразил, что спасет свою душу, если принесет в жертву родных. Комаров исчез с работы, прихватил на стройке увесистый булыжник и завернул в школу, где учится сын. 9-летний Дима решил, что отец зашел к нему просто по дороге. Они вместе направились домой, но едва мальчик оказался в подъезде, как на его голову опустилась папина рука с зажатым в ней камнем. Брызнула кровь… Комаров ударил мальчика по голове шесть раз (как зафиксировали потом медэксперты), а затем отправился искать второго сына. Диму спасли соседи, которые выглянули на лестничную клетку и, увидев ребенка, лежащего без сознания, вызвали «скорую помощь».

К счастью, своего старшего, 13-летнего Рому, мужчина не нашел, и у него «началось просветление»: Комаров вдруг понял, что натворил, и решил утопиться в Волге. Однако мужества на это отцу семейства не хватило, и, побродив по берегу, он сам явился в милицию.

Так что с прессой он пообщался уже в наручниках. Сказал: «Ну что же делать? Значит, это мой крест». Так обернувшееся фанатизмом влияние свидетелей Иеговы привело к тому, что крест одного человека едва не стал крестом на жизни другого.

Комаров не отрицает, что мотив преступления был религиозным, навеянным проповедями в секте. Однако компетентные лица смотрят на вероятность привлечения к ответственности руководителей секты с большим скепсисом.

— У нас очень слабый Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», — говорит член городского Совета по вопросам религиозных объединений Андрей Васильченко. — В нем, например, не прописана обязанность таких объединений вести учет своих прихожан и предоставлять достоверную информацию о них по запросам государственных ведомств. В итоге, если, скажем, член секты, религиозного «общества» под влиянием соответствующих идей совершил что-то противоправное, руководитель всегда может заявить: а это, мол, вообще не наш человек, просто заходил пару раз… Или другой вариант — да, он наш, но проблемы с психикой у него были еще до появления на собраниях, так что мы ни при чем…

— Если у человека неустойчивая психика, то, безусловно, участие в деятельности организации, которая пропагандирует идеи близкого конца света и принесения ради спасения души всякого рода жертв, может привести к тяжким последствиям, — подчеркивает заместитель председателя общественного «Областного совета по делам религий» кандидат исторических наук Александр Бородкин.

…Сейчас Дима Комаров с обширной черепно-мозговой травмой находится в реанимации 3-й детской больницы города Ярославля. Врачи оценивают его состояние как критическое. А по квартирам города продолжают парочками ходить люди, приглашающие «поговорить о Боге» на собрании свидетелей Иеговы. «У нас свобода совести», — говорят они. А в больничном коридоре сидит мать, мечтающая лишь о том, чтобы ее сын выжил…

Имена некоторых персонажей в материале изменены по этическим соображениям.

http://www.trud.ru/003_Srd/200 505 250 920 304.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru