Русская линия
Трибуна Сергей Миронов25.05.2005 

«В равенстве регионов — залог единства России»
В гостях у «Трибуны» — Сергей МИРОНОВ, Председатель Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Председатель Российской Партии ЖИЗНИ

— Сергей Михайлович, Запад предрекает близкий распад России. Наши политологи в последнее время тоже заговорили об этой угрозе. Некоторые из них полагают, что процесс, начавшийся с заключения договора между Центром и Чечней, между Центром и Татарстаном — это отступление назад… Высказывается даже мнение, что действия правительства в этом плане ведут к распаду России. Как вы оцениваете эти опасения?

— Я уверен, самая главная угроза распада для нашей страны — социально-экономическое неравенство регионов. Если человек чувствует, что до него никому нет дела, что про него все забыли, что там, где он живет, не та социальная защита, не те возможности получения качественного образования и нормального медицинского обслуживания, — волей-неволей у него возникают невеселые вопросы. И немедленно находятся политики, которые начинают «сыпать соль на раны», объяснять гражданину, почему, допустим, в столице все так хорошо, а у нас здесь все так плохо. Вот, мол, разберемся с этим Центром, который у нас все отбирает, и заживем… Так создается питательная среда для сепаратистских настроений.

Если же говорить о развитии федерализма, то я думаю, что практика прямых договоров между Центром и регионами себя исчерпала. Мы должны не на словах, а на деле стремиться к действительному равенству всех регионов в соответствии с Конституцией.

— Нередко приходится слышать, что Совет Федерации все больше становится формальным законодательным органом. На ваш взгляд, какую роль верхняя палата играет в отечественном законотворчестве?

— Решительно не согласен с тем, что Совет Федерации — формальный законодательный орган. Напротив, наша палата играет все более важную роль. Мы — очень важное звено в законотворческом процессе. С точки зрения статистики, мы отклоняем не так уж и много законов. В этом смысле нынешний Совет Федерации нельзя сравнивать с прежним, когда в нем заседали губернаторы и председатели законодательных органов власти. Но ларчик открывается очень просто. Когда мы стали работать на профессиональной основе, то ввели в практику новые правильные подходы. На любой законопроект, внесенный в Госдуму еще до того, как Совет Думы ставит его в календарный план, мы пишем свое заключение. Если оно положительное, вопросов нет, Госдума принимает законопроект в первом чтении, потом идут поправки. Совершенно очевидно, что этот закон будет одобрен Советом Федерации. В противном случае возможны варианты. То есть речь идет о более профессиональной и более ответственной законодательной работе.

Но помимо законотворчества у нас много и других полномочий. Судьи высших инстанций утверждаются нами по представлению президента страны так же, как и Генеральный прокурор. Кстати, мы сейчас внесли проект закона, по которому Генпрокурор должен ежегодно лично представить отчет за год перед Советом Федерации.

Кроме этого, мы вносим и намерены добиться изменения порядка формирования высшей квалификационной коллегии судей. Мы считаем, что в нашей судебной системе не все нормально.

Все это дает основание считать Совет Федерации не только необходимым звеном в законотворческом процессе, но и высшим органом законодательной власти страны.

Пользуясь случаем, хочу прояснить нашу позицию о возвращении губернаторов в Совет Федерации. Палата должна быть профессиональной и работать на постоянной основе. Губернаторы себе этого позволить не могут. А вот привлечь губернаторов к участию в работе над бюджетом страны, думаю, очень правильная идея.

— Время от времени общественность будоражат шокирующие демографические прогнозы. Пишут о том, что население страны вот-вот сократится вдвое, едва ли не в ближайшее десятилетие. Проблему демографической ситуации в послании Федеральному Собранию поднимал и президент. О мерах, которые необходимо принять, чтобы исправить демографическую ситуацию, очень убедительно говорится в программе возглавляемой вами Партии жизни. Но для того чтобы среднестатистический россиянин мужского пола жил не 57 лет, а хотя бы 70, нужны усилия не только самого этого гражданина, но и государства. Судя по всему, власть эту проблему осознала, только вот готова ли она финансировать ее решение?

— Недавно я опубликовал статью на эту тему. Вопрос нужно ставить шире. Выплаты по детским пособиям, конечно же, следует резко поднять. Надо всячески помогать молодым семьям. Но если мы будем считать, что, улучшив материальную сторону, мы решим демографическую проблему, это будет неправильно. За примером не надо далеко ходить. Возьмем зажиточную Европу, где у людей большие доходы и уровень жизни намного выше нашего. Но с рождаемостью там происходит то же самое. Многие пары принципиально не хотят заводить детей.

Я бы обратил внимание читателей вашей газеты на сказанные в Послании слова президента, созвучные идеям, заложенным в программе Российской партии жизни. Президент сказал, что отцовство и материнство должны стать престижным. Я бы прокомментировал эти слова так. Престиж должен выражаться не только в моральном поощрении. Государство должно проводить такую социальную политику, при которой молодым семьям иметь детей было бы выгодно. На недавнем совещании у президента я высказал такую мысль: почему бы нам ни увязать повышение заработной платы бюджетников с количеством детей в семье? Если у вас один ребенок, то, допустим, увеличение идет на 40 процентов, два ребенка — на 80 процентов, а три ребенка — на 120. Уверен — это важный, хотя, естественно, не единственный шаг к решению демографические проблемы.

— Известно, Сергей Михайлович, что вы противник так называемых «варягов» в Совете Федераций. Так, вы были против прихода в палату питерца Томчина, которого делегировала в Москву… Читинская область. Но ведь таких «варягов» в Совфеде пруд пруди, и об этом всем известно. Так как в действительности обстоят в палате дела с «варягами»?

— Совет Федерации — это палата регионов, и желательно, чтобы каждый из моих коллег представлял регион, с которым он, как говорится, связан по жизни. Но я реалист и не считаю необходимым добиваться этого немедленно, тем более любыми путями. Более того, есть позитивные примеры, когда люди, не являющиеся выходцами или не связанные с тем или иным регионом, блистательно представляют и отстаивают их интересы в органах федеральной власти. Недавно я где-то прочитал, что свои регионы представляют менее 10 процентов членов Совета Федерации. Хочу внести ясность в этот вопрос. Из 178 членов Совета Федерации 98 представляют свои регионы. В процентном отношении это больше половины палаты.

— Недавно вы во главе делегации Совета Федерации посетили Грузию. Можно ли сейчас мирно договориться с Грузией о выводе наших военных баз, не ущемив при этом интересов безопасности России, а главное, не унизив российских военных. В чем глубинный смысл разногласий между Россией и Грузией? И кто их провоцирует?

— Утверждать, что кто-то там чем-то манипулирует, дергает за ниточки и только в этом дело — значит, упрощать ситуацию. Хотя трудно не видеть, как некоторые страны пытаются использовать ситуацию на постсоветском пространстве в своих целях, делая все, чтобы лишить Россию дружественного окружения. Думаю, политики в ряде бывших советских республик ошибочно считают единственно правильным направлением своей деятельности отдаление от России. Ну да Бог им судья!

Если говорить конкретно о Грузии, то я не стал бы все сводить исключительно к вмешательству извне. Там сформировался целый комплекс очень сложных факторов. Эйфория от «революции роз» затухает. От бытовых проблем никуда не деться, обещанными же плодами революции рядовые грузинские граждане, похоже, до сих пор не могут воспользоваться. Грузинским политикам рано или поздно придется учитывать интересы своего народа. Не стоит забывать о том, что Грузия весьма зависима от нас в плане поставок энергоносителей. Разумно ли в такой ситуации осложнять отношения с Россией?

Что касается наших военных баз, то странно слышать от грузинских коллег о неуступчивости России. Еще год назад, в рамках кавказской парламентской четверки, мы говорили с Нино Бурджанадзе на эту тему. Она утверждала, что трех-четырех лет для вывода баз нам хватит (мы тогда просили 11 лет). Теперь мы согласились на эти три-четыре года, но грузинскую сторону уже и это не устраивает. Это просто несерьезно. Тем не менее я уверен, что в ближайшее время будут найдены компромиссы. Позицию России я бы сформулировал так: да, мы выведем свои войска из Грузии. Но не в чистое поле. Это мы уже прошли, когда уходили из Германии.

— С Грузией все ясно. А вот кто нас ссорит с Украиной и Белоруссией?

— Отчасти и здесь присутствует внешний фактор. Хотя, конечно, нельзя отрицать, что нынешнее руководство Украины сделало осмысленный выбор в сторону Европы и НАТО.

Думаю, что на момент выборов в Верховную Раду, которые состоятся в 2006 году, энтузиазм «оранжевой революции», конечно, еще не иссякнет.

Нынешняя коалиция, скорее всего, по-прежнему будет пользоваться доверием. Но потом продолжится повседневная жизнь, которая поставит перед народом Украины очень много вопросов. Ситуация, которая возникла совсем недавно с бензином и нефтью, — это лишь одно из первых испытаний. Будут возникать и другие.

Теперь о Белоруссии. У президента Лукашенко совсем другие интересы. Анализируя ситуацию в Белоруссии, не следует проводить аналогий с Украиной. Президент Белоруссии отличается крестьянской хитринкой. Он очень хорошо использует различные конъюнктурные моменты, в том числе и в вопросах взаимодействия с Россией. Можно как угодно относиться к Александру Григорьевичу Лукашенко, но надо признать следующий факт: он патриот своей страны и сегодня пользуется безусловной поддержкой и авторитетом среди своего народа. Я неоднократно бывал в Белоруссии, встречался с самыми разными людьми и доподлинно знаю, что не было никакой надобности фальсифицировать цифры на референдуме об очередном президентском сроке. Сама постановка вопроса, может быть, не очень хорошо вписывается в рамки современных демократических представлений, но то, что народ Белоруссии именно так ответил на вопрос референдума, лично для меня абсолютно очевидно.

Поэтому, выстраивая наши отношения, включая, кстати, и российскую информационную политику в отношении Белоруссии, это нужно всегда иметь в виду. Любые выпады в адрес Лукашенко белорусским народом оцениваются со следующей позиции: наш президент — это наш выбор. А когда выбор народа кто-то пытается осудить или посмеяться над ним, возникает вполне предсказуемая реакция.

— Известно, что в Совете Федерации создана и работает специальная парламентская комиссия по Беслану. Когда общественность узнает результаты ее работы?

— Эта работа еще не закончена. Все время появляются новые источники информации, появляются новые сведения. Вот совсем недавно архив Масхадова был взят. Но вся правда о трагедии будет обязательно сказана. Да, возможно, нам будет очень больно читать то, что будет опубликовано. Но другого выхода нет. Впрочем, не будем опережать события. Надо дать возможность комиссии довести расследование до конца.

— Из-за непростой криминогенной обстановки в обществе периодически разгорается дискуссия на тему: «Целесообразно ли облегчить доступ законопослушным гражданам к огнестрельному оружию, в частности к короткоствольному"…

Я категорический противник свободной продажи и хранения огнестрельного оружия. И так слишком много оружия гуляет по нашей стране. Если позволить еще и легитимно его приобретать, то это усугубит криминогенную ситуацию. Ни в коем случае этого делать нельзя. Сразу увеличится количество убитых и раненных в бытовых, семейных и прочих разборках. Категорически против.

— Правительство регулярно индексирует акцизы на табак и алкоголь. Таким образом мы пытаемся приблизиться к рекордному европейскому уровню так называемых «налогов на грехи»? То есть идем к ситуации, когда сама экономика семейного бюджета требует от человека избавляться от вредных привычек?

— В программе Российской партии Жизни давно провозглашена идея, которая пока, к сожалению, не находит отклика у правительства. Суть в следующем: целевым назначением направлять часть средств от продажи алкоголя и табака на нужды здравоохранения. Более справедливого применения этих денег, я думаю, трудно найти.

Надо быть реалистами. К сожалению, несмотря на пропаганду здорового образа жизни, всегда будет немало курящих и выпивающих людей. Российская партия Жизни (кстати, эту идею сейчас поддерживает министр сельского хозяйства) считает, что необходима государственная монополия на оборот и производство этилового спирта. Это, во-первых, покончило бы с отравлениями от некачественной водки, а во-вторых, существенно бы пополнило федеральный бюджет. Оценочно госмонополия на этиловый спирт может приносить до 400 миллиардов рублей в год.

— Возможны ли в Совете Федерации инциденты, подобные тому, который произошел между Жириновским и Савельевым 30 марта в Госдуме?

— В Совете Федерации подобные инциденты невозможны: и уровень, и стиль политической дискуссии здесь совершенно другие. Я как председатель палаты этому очень рад. У нас бывают горячие споры, но до драк дело никогда не доходит. По регламенту в Совете Федерации запрещено создание фракций — не только политических, но и вообще любых. Мы представляем регионы России. И каждый, выступая, отстаивает не партийную политическую позицию, а представляет один из регионов нашей многонациональной страны.

— В своем послании Федеральному Собранию президент Владимир Путин назвал некоторых крупных чиновников кастой, для которых политика стала бизнесом. Как вы относитесь к тому, что олигархи становятся сенаторами?

— В составе Совета Федерации есть представители крупного бизнеса. Некоторые из них, получив визитку члена Совета Федерации, на этом успокоились, и их редко видно на заседаниях. Кстати, я считаю своим долгом после каждого заседания проверять, кто отсутствовал по неуважительной причине. После чего направляю письма в региональные органы власти с сообщением о том, что их представитель без уважительной причины отсутствовал. Предлагаю сделать выводы.

Другие представители крупного бизнеса работают вполне активно и эффективно. Они хорошо знают все тонкости рыночной экономики, но при этом не позволяют себе лоббировать интересы своих бывших компаний.

— В этом году вы приглашали к себе героя нескольких наших публикаций — изобретателя Бориса Павловича Дергачева. Будет ли от вашей встречи с воронежским Кулибиным практический результат?

— Разговор у нас с ним был интересный. Борис Павлович получил Золотую медаль на Брюссельской выставке, но так как ему оплачивала участие в выставке некая фирма, то он долго не мог получить саму награду. Она была получена этой фирмой. Речь шла не о такой уж и крупной сумме, которая тем не менее для рядового человека весьма существенна. Борис Павлович, деликатно говоря, не самый богатый человек. Этот вопрос удалось закрыть. Он получит эту Золотую медаль.

Еще мы договорились, что будут проведены необходимые технические экспертизы. Весь вопрос в том, кто заинтересуется этим оборудованием, кто попробует его внедрить.

Я, как геолог, вник в суть изобретения. Там действительно присутствует элемент открытия. Я рад, что у нас в стране встречаются такие вот Кулибины и Левши. И очень хорошо, что ваша газета пишет о них, ведь именно благодаря «Трибуне» я узнал о том, что есть в Воронеже такой удивительный человек.

— Кстати, о нас самих. Через неделю выходит 10-тысячный номер нашей газеты…

— Прежде всего хочу пожелать «Трибуне» хорошего, вдумчивого читателя. Ваша газета — это действительно трибуна, с которой можно говорить открыто, и говорить именно о том, что волнует людей. Хочу пожелать, чтобы у людей был интерес к вашим публикациям, чтобы читателей у вас было как можно больше. Ну и, конечно же, желаю «Трибуне» много дальнейших славных юбилеев.

Успехов, коллеги! Удачи и всего самого доброго.

Записали Александр БУШЕВ, Игорь ЕЛКОВ

http://www.tribuna.ru/material/250 505/3−1.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru