Русская линия
Фонд «Русская Цивилизация» Кирилл Мартынов24.05.2005 

По ту сторону идеологии

Сегодня исполняется сто лет со дня рождения великого русского писателя Михаила Александровича Шолохова. Этот юбилей — еще один повод задуматься о судьбе России и русской культуры.

«Тихий Дон» Шолохова, этот огромный эпический роман, в центре которого историческая трагедия русского народа в XX веке, духовные поиски лучших его сынов, — явление уникальное для русской и мировой культуры. Роман писался совсем молодым автором, непосредственным очевидцем событий, в условиях диктатуры идеологии, отрицавшей ценность национальной истории и культуры. Конец двадцатых годов, на которые приходятся первые книги «Тихого Дона», — это время, когда все еще безраздельно господствовала историческая школа Покровского, а дореволюционная русская культура с порога отбрасывалась «пролетарскими художниками». Еще несколько лет назад русский авангард поставил своей целью «сбросить классиков с парохода современности», и вот — огромный классический роман-эпопея в русле великой русской дореволюционной литературной традиции. Роман, в котором раскрываются сцены великого народного горя, которое принесли собой две войны и революция. Роман, в котором главный герой — представитель «контрреволюционного класса», казак Григорий Мелехов. Не чудо ли это?

Справедливости ради надо заметить, что в конце двадцатых годов это явление не было единичным: как известно тогда в Москве по личному распоряжению Сталина был разрешен к показу спектакль по пьесе Булгакова «Белая гвардия», посвященной близкой теме (на спектакле, по воспоминаниям немецкого журналиста Вальтера Беньямина, «милиция охраняла актеров от коммунистов»).

Шолохов рассматривает революцию и гражданскую войну не с марксистских, классовых или, напротив, контрреволюционных, эмигрантских позиций, а с точки зрения вечности, так сказать, в космических масштабах. Отсюда и внутренняя необходимость в выборе жанра: эпический роман. Об этом писатель говорил в своей Нобелевской речи: роман уже тогда считали в Европе формой устаревшей. В тексте Шолохова мы видим Россию по ту сторону любых идеологий, ее внутреннее единство, гармонию и красоту, «цветущую сложность», как сказал бы Константин Леонтьев. «Тихий Дон» не стал конъюнктурным произведением, несмотря на обстоятельства, которые, казалось бы, способствовали этому. Теперь, по прошествии многих десятилетий, мы можем с уверенностью заявлять: жизнь и работа Шолохова проверку временем выдержала. А вместе с ним выдержала проверку и сама эпоха.

Ведь жизнь писателя шагала по тем же вехам, что и история страны: революция, гражданская война, затем — противоречивые двадцатые годы, коллективизация, промышленная стройка, и вновь война. После войны Шолохов пишет «Они сражались за Родину», «Судьбу человека», заканчивает «Поднятую целину». В 1965 году — получает Нобелевскую премию по литературе. Автор говорил тогда: «Мой родной народ на своих исторических путях шел вперед не по торной дороге. Это были пути первооткрывателей, пионеров жизни. Я видел и вижу свою задачу как писателя в том, чтобы всем, что написал и напишу, отдать поклон этому народу-труженику, народу-строителю, народу-герою, который ни на кого не нападал, но всегда умел с достоинством отстоять созданное им, отстоять свою свободу и честь, свое право строить себе будущее по собственному выбору».
Для демократической общественности Шолохов — как кость в горле, его постоянно забывают, когда громко трубят о трагических судьбах Мандельштама или Бродского. Не зря Шолохова как «вредного и сложного писателя» уже несколько лет хотят исключить из школьной программы! Мотивы исключающих понятны, ведь фигура Шолохова утверждает жизнь и силу искусства в том, что в начале 1990ых поспешили сделать мертвым, — в социалистическом реализме. Рано считать эту часть нашей культуры устаревшей! Она способна понять нам самих себя — в ней во всей сложности и многообразности отразились традиционные русские отношения между властью, искусством и народом.

Более того, возможно, книги Шолохова именно сегодня, когда на наших глазах разыгрывается новая русская трагедия, становятся еще более актуальными. В героях писателя мы можем узнавать себя сегодняшних, а в шолоховской России вне всякого сомнения узнаем свою.

Сам факт существования такого писателя, как Шолохов, — это лучшее свидетельство непрерывности русской истории, ее преемственности. Шолохов смог пронести сквозь все бури двадцатого века чувство Родины. Сможем ли мы следовать ему в наше трудное время?

Сегодня в Москве и на родине писателя, в Ростовской области проходят многочисленные памятные мероприятия. Самые разные группы людей — от казаков, земляков писателя, до московских студентов-филологов будут вспоминать мастера. Не останемся в долгу и мы.

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=9432


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru