Русская линия
Санкт-Петербургские ведомости Филипп Казин23.05.2005 

Призрак «оранжевой революции»
Может ли он материализоваться и в нашей стране?

Филипп КАЗИН, кандидат исторических наук, директор Балтийского исследовательского центра

Не секрет, что эта тема сейчас все чаще обсуждается и в российских политических кругах. При этом речь в основном пока идет о том, возможен ли в нашей стране украинский вариант развития событий. Не ставя окончательных точек над i, попробуем подключиться к данной дискуссии и мы.

Украина

Киевские события часто называют революцией, потому что они носили массовый характер. Именно под давлением майдана президент Кучма в конце концов согласился на проведение третьего тура выборов. Но этого недостаточно для революции, которая предполагает смену политического устройства, переход собственности от одной социальной группы к другой, пересмотр идеологических основ государственности и многое другое, чего на Украине не было. Произошел типичный государственный переворот, благодаря которому одна группа элиты отстранила от власти другую. Поэтому далее слово «революция» мы будем использовать в кавычках — для удобства восприятия и из уважения к украинскому государству, ставшему на два месяца центром европейской политики.

Что же послужило причиной «оранжевой революции»? Выделим три группы факторов — политико-экономические, внешние и социальные.

Политико-экономические факторы


Несмотря на «жуткий авторитаризм» президента Кучмы, на Украине с 2000 года (после убийства Георгия Гонгадзе) набирала вес и силу системная оппозиция. Она оказывала реальное влияние на внутри- и внешнеполитический курс государства. Блок «Наша Украина» одержал победу на парламентских выборах в 2002 году, а его лидер Виктор Ющенко с тех пор сохранял недосягаемый для других украинских политиков рейтинг доверия.

Оппозиция была относительно самодостаточна финансово, т. к. имела в своих рядах известных олигархов — Юлию Тимошенко, Петра Порошенко, Евгения Червоненко, Давида Жванию, Александра Волкова. Ее возглавляли настоящие лидеры, которые, будучи талантливыми публичными политиками, превосходно работали в тандеме. Украинская оппозиция представила народу ясную перспективу развития страны. Ее можно считать популистской, лживой, противоестественной, но отрицать ее последовательность и логичность нельзя. Украине было предложено стать частью Запада со всеми вытекающими отсюда позитивными и негативными последствиями.

Наконец, свою роль сыграл фактор личной заинтересованности оппозиционных лидеров и их спонсоров в устранении от власти представителей правящего клана Кучмы. Они боролись не просто за власть на Украине, а против президента и его приближенных лично. Оппозиционные олигархи при всем своем богатстве все же не контролировали стратегические сферы украинской экономики — газовый и нефтяной транзит, транспорт или металлургию. Шанс получить все это заставлял идти на риск. Ва-банк играла не только Юлия Тимошенко, против которой было возбуждено уголовное дело, но и многие другие члены команды Ющенко, которые сейчас занимают высшие государственные посты.

Внешние факторы

Все они хорошо известны российскому читателю. Главным является фактор геополитического противостояния между Россией и Западом на восточноевропейском поле. Достаточно почитать польские оценки украинских событий, чтобы понять, насколько важна для Запада эта «победа» и какие надежды он связывает с прозападной ориентацией нынешней (как, впрочем, и бывшей) украинской элиты.

Конечно, все гораздо сложнее: прозападный курс не всегда синоним антироссийскому, не весь Запад относится к нам враждебно, наконец, не вся украинская элита, и уж тем более не весь народ настроены антироссийски.

Однако факт остается фактом: мы столкнулись с консолидированной позицией Запада по Украине именно потому, что приход к власти Ющенко означает очередной шаг Украины в сторону от союза с Россией. Колоссальные усилия и большие деньги были потрачены на поддержку украинской «революции». Проект «мирного переворота», опробованный до этого в Сербии и Грузии, получил мощное продолжение на украинском майдане не без участия европейской бюрократии, американских денег, польской дипломатии и информационной политики глобальных медиаимперий.

Социальные факторы

Тем не менее главной причиной украинских событий было всеобщее недовольство положением дел в стране. Коррупция достигла невиданных масштабов. Бедность и отсутствие перспектив стали приметой времени. Недоверие к власти было столь высоко, что, если бы выборы прошли кристально честно, в это все равно бы никто не поверил. Фальсификации превратились в «правила игры», и вопрос состоял в том, кто лучше обвинит в этом противника.

Свою роль сыграла русофобия части украинского населения. Широко разрекламированное участие российского президента в предвыборной кампании Виктора Януковича также способствовало всплеску украинского национализма. Большое значение имела победа оппозиции в Киеве. Либерально настроенная столичная молодежь сначала проголосовала за Ющенко, а потом неделями стояла на майдане вместе с галицийскими крестьянами и волынскими шахтерами. Естественно, все это было профессионально организовано и обеспечено. Те, кто должен был получать зарплату, ее получали. Остальным давали еду, одежду, крышу над головой и четкие указания.

Тем не менее поднять такие силы на бунт без искреннего народного воодушевления было бы невозможно. Общественные настроения объективно играли на руку оппозиции.

Россия
Политико-экономические факторы

Есть ли у нас системная оппозиция? Очевидно, что нет. Является ли наша оппозиция финансово независимой? Скорее всего, да, особенно в перспективе, поскольку многие представители крупного бизнеса и региональных элит недовольны Кремлем и его политикой централизации.

Имеет ли российская оппозиция харизматического лидера? Нет, не имеет. Ведущие фигуры (от Немцова до Касьянова) вызывают в народе весьма недоброе чувство. Имеет ли российская оппозиция целостную идеологию и позитивную программу развития страны, которая могла бы мобилизовать массы? Нет. Лозунг возвращения в Европу, к сожалению, не актуален, поскольку нас там никто не ждет. Для того чтобы выступить с традиционной консервативной идеологией, российские «либералы» слишком космополитичны. Украинский национализм был существенной частью доктрины Ющенко и вполне органично сочетался с идеями рынка и демократии. У нас так не получится, поскольку для многих российских «либералов» патриотизм — бранное слово, а русский национализм по определению — зло, с которым надо бороться.

Наконец, настроена ли оппозиция враждебно по отношению к президенту страны лично? Несомненно, да. Из всех знаковых олигархических фигур, имевших публичные политические амбиции в начале правления Путина, только Чубайсу удалось удержаться в Москве. Гусинский, Березовский, Ходорковский — все они сейчас далеко от российского политического Олимпа. Пока в России, как и на Украине до «революции», ключевые отрасли экономики принадлежат лояльным бизнесменам. Но будет ли это единство столь же прочным, если трон зашатается, неизвестно.

Внешние факторы

Если оппозиционное движение будет иметь прозападную направленность, то все внешние факторы, имевшие место на Украине, будут работать и у нас. Является российская «либеральная» оппозиция прозападной? Несомненно, да. Будет «партия власти» в случае противостояния с ней позиционировать себя в качестве патриотической силы? Да. Исчезнет куда-нибудь сетевой проект мирной революции как один из возможных механизмов смены власти? Нет. Перестанет Запад воспринимать Россию в качестве геополитического конкурента? Скорее всего, нет. Находится российский крупный бизнес в такой же зависимости от глобальной экономики, как украинский? Да. Станет он биться за единую и неделимую Россию, если это будет грозить потерей счетов в швейцарских банках и недвижимости на Лазурном берегу? Без внятной патриотической идеологии нет. Наконец, окажет Запад массированную поддержку российской оппозиции, если она всерьез выступит против Путина? Определенно окажет, учитывая значение и масштабы России. Иными словами, внешний фактор будет однозначно на оппозиционной стороне, если она пойдет против власти с либерально-демократическими лозунгами.

Социальные факторы

К сожалению, наша социальная сфера находится в не менее удручающем состоянии, чем украинская. Коррупция — такой же бич России, как и Украины. Недоверие к власти столь же всеобще. Наши столицы — Москва и Петербург — еще больше, чем Киев, выделяются на фоне страны роскошью своих «парадных подъездов». При этом оба города космополитичны и либеральны. Провинция, напротив, бедна, традиционна и авторитарна. Уличных вождей у нас не меньше, чем на Украине, а желающих поехать на «революционные» семинары в Киев и Тбилиси уже сейчас предостаточно. Иными словами, все социальные факторы украинской революции у нас налицо — даже русофобия, распространенная в некоторых национальных республиках Поволжья и Северного Кавказа.

Кроме того, у нас есть свои социальные факторы, облегчающие задачу использования народных масс в «революционных» целях. Во-первых, наше общество чрезвычайно агрессивно. Это связано с отсутствием идейных ориентиров, нравственной деградацией молодежи, шокирующей социальной несправедливостью, широко распространенной ксенофобией и массовым эгоизмом.

Во многих городах расцветают полубандитcкие молодежные группировки — прекрасные инструменты для цветной революции. На что они способны, стало ясно еще 9 июня 2002 года, когда российская футбольная сборная проиграла японской команде на чемпионате мира. В тот день центр российской столицы выглядел, как Бишкек в ночь «бархатной» революции. Что же будет, если на улицы выйдут люди средних лет? Потенциальным поводом для выступлений может стать, например, очередной теракт, который направит массовую злобу не только против «лиц кавказской национальности», но и против власть имущих, не способных уберечь собственное население.

Грядущие реформы ЖКХ, образования и здравоохранения при их неумелой реализации также могут стать поводом для взрыва народного недовольства. Иными словами, совпадение этих факторов в нужном месте и в нужное время может привести к мощному социально-политическому взрыву. В этом случае новая русская «революция» окажется уже не либеральной, а радикально-националистической.

Что из этого следует?

Представленная картина, конечно, не означает, что этот сценарий неизбежен. Есть ряд факторов, которые мешают формированию «революционной» ситуации в России. Во-первых, как было сказано, у нас нет системной оппозиции. Во-вторых, у нее нет лидеров, хоть сколько-нибудь приближающихся по своей популярности к президенту России. В-третьих, у оппозиции (особенно либеральной) отсутствует ясная идеология, учитывающая русские традиционные ценности и психологию. В-четвертых, Кремль все-таки достиг определенных успехов в деле централизации власти, укрепления административной вертикали и интеграции бизнеса с властью. Наконец, общественное сознание вполне принимает авторитаризм как форму политического режима.

Есть много сценариев дальнейшего развития событий. Возможен переход к парламентско-президентской республике с назначением В. Путина премьер-министром после победы его партии на внеочередных (или очередных) выборах в Думу. Не исключена реализация белорусско-узбекского варианта с проведением референдума о продлении полномочий президента или разрешением ему баллотироваться на третий срок. Вполне вероятно выдвижение преемника Путина, который на выборах 2008 года в условиях управляемой демократии победит «либерального» противника, либо националистического противника, либо сам станет кандидатом-националистом.

В последнее время много говорят о том, что преемник будет «назначен» лишь на следующие четыре года, после которых В. Путин вновь будет баллотироваться в президенты в 2012 году. Наконец, можно рассматривать и «революционные» варианты развития событий, когда результаты выборов не будут признаны либо «либеральной», либо усилившейся патриотической оппозицией, либо их общим фронтом (как на Украине).

Пока, на мой взгляд, ситуация развивается в направлении выбора преемника, который в условиях управляемой демократии победит «либерального» оппонента. Если же социально-экономическое положение в России ухудшится, то вероятность «революционных» сценариев возрастет. Чтобы не допустить этого, нужны политическая воля и новая консервативная идеология. Ее суть в триаде: христианская мораль, социальная справедливость, национальное достоинство. Только эти идеи, на мой взгляд, еще могут мобилизовать нацию и развернуть вектор развития страны в сторону духовного возрождения и социально-экономической модернизации. Сегодня инициатива принадлежит Кремлю. Пойдет Россия по этому пути — не будет никаких «революций». Не пойдет — тогда все возможно, в том числе и русский бунт, который вполне может стать финалом исторической драмы распада великой евразийской империи.

http://www.spbvedomosti.ru.udns.incru.net/document/?id=4722&folder=106


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru