Русская линия
Фонд Андрея Первозванного Г. Шавельский19.05.2005 

Полковое и корабельное священство в сражениях Первой Мировой

О значимой роли полкового и корабельного священства не мало говорилось в прессе ХIХ — н. ХХ века. Особенно эта роль стала очевидна в период тяжелых испытаний Российской армии в годы Русско-Японской и Первой Мировой войн. Публикуем отрывок из воспоминаний Г. И.Шавельского — последнего протопресвитера русской армии и флота.

Г. И.Шавельский «Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота». В 2 тт., Нью-Йорк, 1954.

Труды и подвиги военного духовенства

В Первую мировую войну военное духовенство трудилось дружно, согласно, по самой широкой программе. Священники делили с воинами все тяжести и опасности войны, возбуждали их дух, своим участием согревали уставшие души, будили совесть, предохраняли наших воинов от столь возможного на войне ожесточения и озверения.

Помимо общеизвестных обязанностей священника: совершения богослужений, напутствований, погребений, наставлений и ободрений — на священника было возложено много других обязанностей. Полковому и бригадно-артиллерийскому священникам было указано, что их место во время боя — передовой перевязочный пункт, где обычно скапливаются раненые, а ни в коем случае не тыл. Но и к этому пункту священник не должен быть привязан: он должен был пойти вперед — в окопы и даже за окопы, если этого требует дело. Госпитальному священнику вменялось в обязанность: возможно чаще совершать богослужения для больных, ежедневно обходить палаты, беседовать, утешать, писать письма от больных на родину, об умерших извещать их родственников, погребать покойников с возможною торжественностью, печься о кладбищах, обязательно устраивать библиотеки и т. д. Священники являлись естественными помощниками командного состава в деле духовного воспитания войск. Большинство священников запасных батальонов назначались епархиальными архиереями и фактически оставались в их ведении. Хороший священник мог принести батальону большую пользу. Но самые лучшие священники не могли дать всего, что требовалось для батальона — ведь иные батальоны насчитывали в себе по 18−25 тысяч человек.

Военная история России содержит множество примеров подвигов полкового священства, приведем только некоторые из них.

Последнее благословение

16 октября 1914 г. под Севастополем геройски погиб священник линейного заградителя «Прут», иеромонах Бугульминского монастыря, 70-летний старец Антоний (Смирнов). Когда «Прут» во время боя начал погружаться в воду, о. Антоний стал на палубе и осенил Св. Крестом свою паству, в волнах борющуюся со смертью. Ему предлагали сесть в шлюпку, но он, чтобы не отнять место у ближнего, отказался. После этого он спустился внутрь корабля и, надев ризу, вышел на палубу со Св. Крестом и Евангелием в руках и еще раз благословил своих духовных чад, осенив их Св. Крестом. Скоро судно скрылось под водой. Посмертно награжден старец Антоний орденом Святого Георгия 4-й степени.

Вот что рассказали очевидцы этого события. «16 октября 1914 г. минный заградитель „Прут“, имевший на борту 710 мин, на подходе к Севастополю встретил немецкий крейсер „Гебен“, который открыл по „Пруту“ артиллерийский огонь. На корабле появились первые убитые и раненые. Вспыхнувший пожар грозил кораблю тяжелыми последствиями. Экипаж „Прута“ принял решение затопить корабль и открыл кингстоны. По словам очевидцев, спасающихся на кругах и шлюпках, матросам открылась страшная картина: на кренящейся палубе уходящего под воду корабля стоял высокий, худой, в полном облачении старец отец Антоний (Смирнов).

Широким крестным знамением он благословил всех кругом. Новые залпы усилили пожар. „Прут“ пылал огромным костром. Вихрь дыма скрыл место, где стоял священник, который не пожелал в минуту гибели родного корабля расстаться с ним и погиб с крестом в руках, до последней минуты благословляя моряков».

Бомба в церкви

Совсем другого рода был подвиг иеромонаха М., священника одного из второочередных полков. В один из воскресных дней 1915 г. на Галицийском фронте, вблизи боевой линии, в брошенной униатской церкви он совершал литургию. Церковь была переполнена воинскими чинами. В храме совершалась бескровная жертва, а вблизи шел бой, лилась человеческая кровь. Обычная на войне картина… Беспрерывно громыхали орудия; снаряды то перелетали через храм, то, не долетая, ложились впереди его. А молящиеся, привыкшие к вздохам пушек и пению снарядов, как будто не замечали опасности. Литургия приближалась к концу — пели «Тебе поем"… Священник читал молитвы. Вдруг снаряд попадает в церковь, пробивает крышу и потолок алтаря и падает около престола с правой стороны. Иеромонах спокойно прервал чтение тайных молитв. «Будь ты проклята, окаянная», — громко произнес он и при этом перекрестил бомбу, начав после этого также спокойно читать прерванные молитвы. Снаряд не разорвался, а молящиеся, видя спокойствие священника, остались на местах и продолжали молиться. По окончании литургии снаряд был вынесен из храма. Узнав об этом происшествии, Государь наградил мужественного иеромонаха наперсным крестом на Георгиевской ленте.

Составлено по книге Протоиерея Георгия Полякова «Военное духовенство России». М. 2002. — с.281 — 290.

http://www.fap.ru/index.php?nt=news&id=5538&PHPSESSID=4b70edca5b820582402c2df2fcdf1899


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru