Русская линия
НГ-Религии Мирослав Иконович19.05.2005 

Неожиданный Папа
Может ли консервативный кардинал стать Понтификом-реформатором?

Я часто встречал его осенью и зимой, пожилого седого человека с удивительно молодым лицом. Он в одиночестве прогуливался вдоль Тибра в своей неизменной теплой куртке. Теперь он Папа.

Избрание Йозефа Ратцингера не стало неожиданностью. Неожиданным может оказаться сам понтификат избранного в рекордно короткие 24 часа Бенедикта XVI. Так, например, польский кардинал Зенон Грохолевский из Римской Курии и архиепископ Севильи Карлос Амиго Валлехо убеждены, что Ратцингеру удастся опровергнуть стереотип о своем консерватизме.

Схожего мнения придерживаются ведущие итальянские ватиканисты и папские биографы, рассматривающие события в Апостольской столице с различных позиций, а именно католический публицист «Corierre della Serra» Луиджи Аккаттолли и бывший обозреватель левой «L"Unita» Альчесте Сантини. Они оба полагают, что теперь уже бывший глава Конгрегации вероучения (некогда Святой инквизиции), будучи Папой, то есть пастырем Вселенской Церкви, окажется более многоплановой фигурой в отличие от той, которую привыкли видеть европейские СМИ.

Многие помнят, что «блюститель чистоты веры» Ратцингер отстранил от преподавания в католических учебных заведениях три десятка непокорных теологов. Но новая роль — и об этом говорит в своем новом бестселлере «Наследие Кароля Войтылы» Сантини — дает этому необычайно интеллектуально одаренному богослову возможности, соответствующие тому вызову, который стоит сегодня перед Церковью и миром.

Первая же проповедь, произнесенная новым Папой после конклава, подтверждает эти ожидания. Ратцингер, автор противоречивого (даже для католиков) документа «Dominus Jesus», в котором под вопрос поставлена возможность полного спасения для «не-католиков», трижды в ходе проповеди заявил, что будет продолжать путь экуменического диалога Иоанна Павла II. Бенедикт XVI обещает управлять Церковью «в коллегиальном единстве с епископами». Об этом в плане будущей реформы говорил еще Иоанн Павел II. Основными пунктами программы Бенедикта XVI являются диалог между религиями и цивилизациями, он также говорит о приоритетности проведения в жизнь решений Второго Ватиканского Собора.

Каждый кардинал, становясь Папой, в чем-то меняется. Известный теолог-диссидент Ганс Кюнг, непримиримый критик Ратцингера и его прежний друг в период Второго Ватиканского Собора (1962−1965), такую возможность допускает. На следующий день после избрания Бенедикта XVI Кюнг, формально лишенный Ратцингером права преподавать католическую теологию, написал: «Опыт учит нас, что миссия преемника апостола Петра в Католической Церкви сегодня — это вызов, который может глубоко изменить каждого. Другими словами, прогрессивный кардинал может покинуть конклав консервативным Папой, что случилось с Джованни Баттистой Монтини, то есть с Павлом VI. В свою очередь, тот, кого считают консерватором, может стать Папой-реформатором, как было с Анджело Ронкалли, то есть Иоанном XXIII».

Никто из кардиналов — участников конклава, разумеется, не рассказывал мне о ходе голосования. Но «хорошо информированные» римские ватиканисты каким-то образом узнали о том, что в первом голосовании Ратцингер, сторонниками которого значились председатель Конференции итальянских епископов кардинал Камило Руини, госсекретарь Ватикана Анджело Содано и патриарх Венеции Анджело Скола, не получил ожидаемых 50 голосов при необходимых 77, а получил гораздо меньше. В первом «ознакомительном» голосовании, по некоторым данным, его опережал бывший архиепископ Милана Карло Мария Мартини, интеллектуал и знаковая фигура в Церкви, принадлежащий по своим взглядам к лагерю, оппозиционному Ратцингеру.

Согласно тем же данным, вдвоем они набрали 80 голосов, а еще 35 достались другим кандидатам из Европы и Латинской Америки. Но уже во втором и третьем голосовании кардиналы, не определившиеся прежде, поддержали Ратцингера. Точно не известно, когда именно Мартини, который с самого начала конклава говорил о том, что здоровье не позволяет ему быть кандидатом, призвал своих сторонников скорее закончить конклав в духе единства Церкви и поддержать Ратцингера, с которым он не согласен, но которого глубоко уважает.

Итальянские ватиканисты убеждены в том, что Мартини, который первым потребовал большей степени коллегиальности в Церкви и ограничения централизации власти в Ватикане, убедил участников конклава проголосовать за своего «оппонента». В своей проповеди перед началом конклава Ратцингер сконцентрировался на жесткой критике морального релятивизма (безразличия. — «НГ») в современном обществе. Выступая на следующий день после своего избрания, Ратцингер представил программу своего понтификата. В ее основу он положил реализацию постановлений Второго Ватиканского Собора. Консерваторов от сторонников реформ отделяет именно этот пункт.

По свидетельству кардинала Грохолевского, Ратцингер за завтраком в Доме святой Марфы (гостинице для кардиналов) после конклава подчеркнул, что будет внедрять в жизнь принцип коллегиальности принятия решений внутри Церкви, так как это лучший способ следовать словам Христа. Именно развитием коллегиальности, по мнению главного редактора иезуитского издания «Civilta Cattolica», пренебрег Иоанн Павел II, заменивший ее своим физическим и медиаприсутствием.

Сможет ли Папа-немец расположить к себе оппозицию в своей родной Германии? Там нового Папу приняли неоднозначно: от эйфории и гордости до отзывов типа «катастрофа». Следует помнить, что немецкие епископы во главе с председателем епископской конференции Германии Карлом Леманном до сих пор противостояли Ратцингеру. Теперь же главный его противник в Римской Курии Вальтер Каспер называет Бенедикта XVI «Папой объединения и мира», а сам Леманн благодарит за избрание немца от имени всего немецкого епископата.

В свою очередь, кардинал Майснер, архиепископ Кельна, один из немногих немецких прелатов, всегда друживших с Ратцингером, верит, что Бенедикт XVI может предотвратить разделение в Церкви. «Иоанн Павел, наверное, ликует на небесах, поскольку после XX века, в котором Германия начала две мировые войны, в начале XXI века немцы дали миру Папу, — сказал мне Майснер. По мнению кардинала, одной из первых международных поездок нового Папы может стать визит в Польшу — на родину его предшественника Кароля Войтылы.

Сокращенный вариант статьи из еженедельника «Przeglad», N 17, 2005.
Перевод с польского Станислава Минина

http://religion.ng.ru/people/2005−05−18/4_papa.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru