Русская линия
Православие.Ru Вера Пак17.05.2005 

Образы русских святых в современной ростовской финифти

Прп. Сергий и Серафим. Борис Михайленко
Прп. Сергий и Серафим. Борис Михайленко
Для ростовцев особенно значимы имена троих русских святых: Сергия Радонежского (1314−1392, канониз. 1452), Димитрия Ростовского (1651−1709, канониз. 1757) и Серафима Саровского (1759−1833, канониз. 1903). Ростов Великий — родина Сергия Радонежского и последняя обитель митрополита Димитрия Ростовского. Потому-то и изображения святых встречаются не только в финифти XVIII — нач. XX вв., но и в современной.

Анализ изображений этих святых уже предпринимали некоторые исследователи[1], но ограничивались они главным образом началом ХХ в., а между тем, XX век представляет в этом смысле большой материал для изучения.

Ростовская финифть, пройдя, как и весь русский народ, свой путь духовного отречения, в конце 1980-х и начале 1990-х гг. возвратилась на круги своя, к истокам — религиозной миниатюре. Появление финифти в Ростове в XVIII в. было наитеснейшим образом связано с потребностями архиерейского двора в украшении живописной миниатюрой на эмали богослужебных книг, утвари, одежды священнослужителей, а также икон, распятий и панагий. Весь этот перечень применения финифти в XVIII — XIX вв. возобновляется в полном объеме и в настоящее время. Поначалу художники пишут несмело, повинуясь смутному внутреннему чувству; а теперь многие из них, особенно молодые, пишут только религиозные миниатюры.

В поле нашего зрения вошли произведения художников различных поколений[2]. Главным образом пишут образ св. Сергия Радонежского, и большей частью эти изображения появились в год празднования 600-летия со дня кончины Преподобного в 1992 году.

Сергей Минько пишет образ Св. Сергия[3] в полный рост, имея в качестве ориентира покров 1420-х гг. В 1992 г. молодой художник еще только начал вникать в каноны русского иконописания, он точно скопировал образец, лишь дополнил его подобием ангельских крыльев за спиной святого.

В 1998 г. ему вновь представился случай обратиться к образу Святителя.[4] Образцом служил этот же покров, но на этот раз художник дает погрудное изображение. В лике ощущается легкая характерная асимметрия. Волосы и борода прописаны пластичными тонкими почти симметричными линиями. Раскрытая правая рука Святителя прижата к груди. В левой — свернутый свиток. Композиционное и колористически-тональное решение миниатюры гармонично и классически закончено. По краю пластины художник дает зеленовато-оливковую кайму, которая подчеркивает и выявляет фигуру святого. Авторской находкой можно считать обозначение складок на мантии и кукуле подобием заиндевелых веточек, проведенных темной краской и на концах белой (как бы припорошенных инеем), — очень выразительный и оригинальный художественный прием.

Владимир Грудинин знакомится с житийной литературой о святом, летописными источниками, смотрит иконографический материал, близкий по времени к жизни Святителя — покров, иконы. Образ Св. Сергия[5], написанный им в 1992 г., не только канонически правилен, но также отмечен портретным сходством: характерно посаженные выразительные серые глаза, чуть вытянутые пропорции лица. В миниатюре проявляются индивидуальные качества, отличающие руку мастера: колорит, приемы письма, особенно доличного. Художник мягко прорабатывает складки монашеского одеяния Святителя, выделяя их тональными переходами.

Константин Лола[6] помещает поясное изображение святого на фоне Троице-Сергиевой обители, на верхней крышке коробочки, украшенной жемчугом, перламутром и нефритом. В данном случае в изображении Святителя преобладают декоративизм и внешняя красота.

Валентина Коробова исполнила копию[7] с финифтяной иконы неизвестного мастера второй половины XIX в. Подобные иконы, изображающие святых в черной мантии, голубом кукуле, с желтым нимбом на сплошном голубом фоне, широко тиражировались в ростовской финифти XIX в. Живописец выдерживает стиль копируемого образа, складки одеяния святого графичны и выделены контрастным цветом: по зеленому — черным, по черному — коричневым.

Интересное изображение Святителя находим мы у художницы Марины Рожковой (Масленниковой). Икона (1997)[8] исполнена по типу житийных, в центре — поясное изображение Святого в изумрудно-зеленом кукуле и сиреневато-коричневой мантии на теплом фоне охры. Правой рукой он благословляет, в левой руке держит сложенный свиток. Клейма читаем слева направо:

1 — видение отроку Варфоломею,

2 — пластина с надписью «Пр. Сергий Радонежский Чу.»

3 — св. Сергий кормит дикого медведя,

4 — явление Богоматери Преподобному,

5 — образ Сергия Радонежского

6 — благословение кн. Дмитрия Донского,

7 — строительство келий,

8 — Пр. Сергий воскрешает отрока,

9 — видение птиц Пр. Сергию

Иконографической основой художнице послужили гравюры, опубликованные в статье О.И. Зарицкой[9] в каталоге СПГИХМЗ. М.А. Рожкова, имея перед собой этот каталог, самостоятельно отбирает сюжеты для клейм и разрабатывает композиционную схему, в основе имеющую форму креста, построенного при помощи преобладания в общей колористической системе охры.

Молодой художник Валерий Садиков в качестве стилистической ориентации выбрал византийской иконопись и мозаику. Это явно сказывается в миниатюре, исполненной в 1998 г.[10]: подчеркнутая графичность основных линий лика и складок одежд, ряды белильных оживок на волосах и бороде святого. Фоном служит изображение облаков, которые крупными своими массами монументализируют и выявляют фигуру святителя.


Св. Серафим. Т. Пантелеева
Св. Серафим. Т. Пантелеева
Тамара Пантелеева (Артамонова) с особым трепетом относится к образу св. Сергия. Известны принадлежащие ее руке поясное изображение святого (1992)[11] и образ Святителя, изображенного в полный рост (1997)[12]. На обеих миниатюрах Сергий правой рукой благословляет, а в левой — держит свиток. Первая (поясное изображение) — сдержанная по колориту, и только ярко-желтого цвета нимб, светящийся, как пламя свечи, вносит колористическое разнообразие. Вторая — благородная по пропорциям и тону: сиреневая мантия, приглушенно-зеленого цвета кукуль, холодновато-коричневая ряса и позем на теплом и холодном одновременно розовато-сиреневатом с охрой фоне. Простота и строгость ювелирного обрамления иконы дополняет и подчеркивает индивидуальность миниатюры. Тамара Пантелеева не раз обращается и к образу Серафима Саровского, исполняя в 1992 г. поколенное его изображение[13], а в 1997 — в полный рост[14]. Первый образ, так же, как и изображение Св. Сергия Радонежского1992 года, поясное. Миниатюра была задумана и исполнена как парная вышеназванной, отсюда и аналогичное колористическое решение, но с более мягким контрастом нимба и фона. На последней миниатюре Св. Серафим изображен в рост, идущим по лесу. Одет он в черную мантию, на голове его клобук, в правой руке посох, в левой — четки. Т. Пантелеева передает характерные черты внешности святого: невысокий рост, согбенные плечи, широкое лицо, обрамленое седыми волосами и бородой, добрые и проницательные карие глаза. Даже одежды его пронизаны неземной весомостью. Художник в копии сохраняет ощущение исходного материала — акварели, так легки и прозрачны краски, положенные на эмаль, а черные цвета одежд святого не черны и непроницаемы, а воздушны и сотканы из различных оттенков зеленого, фиалетового и черного.

Борис Михайленко также чтит память святых Сергия и Серафима. Под впечатлением двух событий: перенесения мощей св. Серафима Саровского в 1991 и юбилея Св. Сергия Радонежского в 1992 г., он изображает святых вместе на одной миниатюре.[15]

Иконографическим ориентиром ему могли послужить финифтяные образа XIX в., в частности икона из собрания ГМЗРК «Святые Димитрий и Иаков Ростовские»,[16] где святые изображены на фоне неба, в верхней части — Троица, благословляющая святых и посылающая свои благодатные лучи на землю. Сильно понижен уровень горизонта, что подчеркивает особую значимость святых. Данную иконографию с незначительными изменениями применяет Б.М. Михайленко. Слева изображен Сергий Радонежский, справа — Серафим Саровский, между ними на втором плане деревянная часовенка — символ церковного строительства святителей. Большую часть пространства иконы занимает серебристо-сероватое облачное небо. В облаках изображена Троица: Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святой. Если колорит иконы XIX в. празднично-декоративный, с обилием позолоты, то наша икона — воплощение благородства серебра. Мягкий свет, исходящий от Троицы, освещает фигуры святых, и от них струится то незримое сияние, которое передается смотрящему на икону духовным трепетом, озарением.

Лариса Самонова пишет парные иконы Свв. Серафима Саровского и Николая Чудотворца. Она изображает святых на голубом свето-воздушном фоне неба. Образцом для копирования образа Серафима Саровского послужил календарь 1992 г. (выпуск ТСЛ), на котором репродуцируется одна из ранних икон. Художник по образцу пишет только фигуру и лицо святого, изображая его в том же повороте в три четверти с молитвенно сложенными руками, но нимб — ореолом струящегося холодновато-желтого света и фон не золотой, а воздушный. Миниатюра полуовальной формы заключена в оправу из скани и зерни с крупными фианитами (ювелир М.А. Фирулин[17]).

Димитрий Ростовский — духовный писатель, проповедник, автор житий святых и других сочинений, в том числе, драм на библейские сюжеты. «Имя сего Пастыря славилось не одними заслугами в Церковной нашей словесности, но притом еще и Христианскими высокими добродетелями. Кроме всеобщего попечения о пастве своей, кроме многих личных его добрых качеств, он особенно сострадателен был к больным, нищим, сирым и беззащитным и на них употреблял все избытки своего имения. По сему-то после его, кроме библиотеки, ничего из имения не осталось».[18]

Свт. Дмитрий Ростовский. Н. Куландин
Свт. Дмитрий Ростовский. Н. Куландин
Еще в ранней ростовской финифти сложилась иконография Димитрия Ростовского, опираясь на которую, современные художники создают свои миниатюры. Николай Александрович Куландин представляет святителя Димитрия[19] в своей келии с иконой «Богоматерь Ватопедская» и двумя зажженными перед ней лампадками. Святой изображен почти в фас, в полном архиерейском облачении с крестом и панагией, правой рукой он касается книги, лежащей на столе. С другой стороны за спиной святителя изображена колонна. Черты лица его смягчены в сторону идеализации, по-видимому, художник ориентировался на поздние изображения. Мастерство Н. Куландина проявляется здесь в колористическом богатстве, чистоте и сочности эмалевых соединений, хотя несколько нарушены пропорции фигуры, скорее всего, это перешло из копируемого образца, так как в других работах художник выступает как прекрасный рисовальщик.

Свт. Димитрий. Владимир Грудинин
Свт. Димитрий. Владимир Грудинин
Владимир Грудинин помещает изображение святого[20] на маленькой пластине, предназначенной для медальона. На образке архиерей также в саккосе и омофоре. Он правой рукой благословляет, в левой держит посох. Волосы его ложатся на плечи. Возле головы нимб, по краю которого надпись: «С. Димитрий Митр. Ростовский». Образок имеет достоверный ориентир — прижизненные портреты святителя. Художник, точно следуя канону, остается верен себе: здесь его излюбленная колористическая гамма, основанная на трех тонах: сиреневом, охре, зеленом, с характерным способом наложения красок.
По типу изображения с предыдущим портретом схожа миниатюра, исполненная Екатериной Михайленко. Здесь святой также в архиерейском облачении, только исполнен он по другому, более реалистическому образцу.

Ростовские живописцы по эмали в последние годы шаг за шагом постигают законы миниатюрной иконописи, восстанавливая утраченную в 1920—1930-е гг. способность свободно работать в этом жанре. Они изображают святых согласно установившимся правилам — иконописным канонам, используя в работе разнообразные источники: от репродукций древних икон и памятников лицевого шитья до поздних образцов иконописи. От древних икон в миниатюру переходят характерные приемы плоскостного письма, плавей, обратной перспективы, а от поздней иконописи — реалистические тенденции.

Если внешние иконографические атрибуты усваиваются художниками, как мы видим, довольно быстро, и профессиональными навыками они владеют достаточно хорошо, то накопление духовного опыта у каждого идет своим, порой очень нелегким путем. По большому счету, это также сказывается на эмоционально-художественном плане миниатюры.



[1] Л.А. Шитова Прикладное искусство // Преподобный Сергий Радонежский в произведениях русского искусства XV- XIX веков. Каталог. Выставка из собрания Сергиево-Посадского государственного историко-художественного музея-заповедника. К 600-летию памяти Преподобного Сергия Радонежского. М. 1992. С.11−14. Илл.57−64

М.М. Федорова. Димитрий Ростовский. Иконография в собрании музея // Сообщения Ростовского музея. Вып. II. Ростов. 1991. С. 48−70

[2] Николай Александрович Куландин, 1930 г. р. Заслуженный художник России, Лауреат Государственной премии им. И.Е. Репина, художественно-ремесленное училище при Первомайском фарфоровом заводе окончил в 1952 г.;

Борис Михайлович Михайленко, 1941 г. р., МХПУ окончил в 1968 г.;

Лариса Далгатовна Самонова, 1951 г. р., ФШМЖ окончила в 1974 г.;

Тамара Федоровна Пантелеева, 1944 г. р., МХПУ окончила в 1944 г.;

Владимир Павлович Грудинин, 1954 г. р., Холуйское художественное училище миниатюрной живописи окончил в 1973 г.;

Константин Леонидович Лола, 1964 г. р., ФШМЖ окончил в 1987 г.;

Валентина Антоновна Коробова, 1961 г., ФШМЖ окончила в 1984 г.;

Марина Анатольевна Рожкова (Масленникова), 1968 г. р., ФШМЖ окончила в 1987 г.;

Сергей Олегович Минько, 1968 г. р., ФШМЖ окончил в 1987 г.;

Екатерина Борисовна Михайленко, 1973 г. р., МХПУ окончила в 1992 г.;

Валерий Николаевич Садиков, 1966 г. р., росписи по эмали обучался у художников А.Г. Алексеева, И. Шелеховой (Ростов), совершил творческую поездку в Псково-Печерский монастырь к о. Зинону в 1991 г.;

Александр Геннадиевич Алексеев, 1940 г. р., МХПУ окончил в 1967 г.

[3] Миниатюра «Св. Сергий Радонежский», Москва, частная коллекция

[4] Миниатюра «Св. Сергий Радонежский», Москва, фирма «Софрино»

[5] Миниатюра «Св. Сергий Радонежский», собственность автора

[6] Коробочка «Св. Сергий Радонежский», частная коллекция

[7] Миниатюра «Св. Сергий Радонежский», собственность автора

[8] Икона «Св. Сергий Радонежский Чудотворец», Москва, фирма «Софрино»

[9] О.И. Зарицкая. Графика // Преподобный Сергий Радонежский в произведениях русского искусства XV- XIX веков. Каталог…. М. 1992. С.15−17. Илл. 67−82

[10] Миниатюра «Св. Сергий Радонежский», частная коллекция

[11] Миниатюра «Св. Сергий Радонежский», Москва, частная коллекция

[12] Миниатюра «Св. Сергий Радонежский», Ростов, музей НХП фабрики «Ростовская финифть». Инв. N 279

[13] Миниатюра «Св. Серафим Саровский», Москва, частная коллекция

[14]Миниатюра «Св. Серафим Саровский», Ростов, ГМЗРК инв. NВП-2391

[15]Миниатюра «Свв. Сергий Радонежский и Серафим Саровский», Ростов, ГМЗРК инв. NКП-27 035. Ф-2400

[16] Миниатюра «Свв. Димитрий и Иаков Ростовские» Втор. пол. XIX в., Ростов, ГМЗРК инв. NКП-7774. Ф-934

[17] Михаил Александрович Фирулин, 1956 г. р., обучался мастерству ювелира на ф. «Ростовская финифть»

[18] Словарь исторический о бывших в России писателях Духовного чина, грекороссийской церкви. Ч. I, II. СПб, 1818 г. С. 138−139

[19] Миниатюра «Св. Димитрий», собственность автора

Принятые сокращения

ГМЗРК — Государственный музей-заповедник «Ростовский кремль»

МХПУ — Московское художественно-промышленное училище

СПГИХМЗ — Сергиево-Посадский государственный историко-художественный музей-заповедник

ФШМЖ — Федоскинская школа миниатюрной живописи

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/50 517 110 337


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru