Русская линия
Фонд «Русская Цивилизация» Василий Ансимов16.05.2005 

Кровавая заря третьей мировой

Третья мировая война, которую ожидали чуть ли не сразу после мая 45-го, миновала ловушку ядерного взаимоуничтожения и нашла себе другой путь — через искусственное насаждение революций, под дымовой занавес дипломатических заявлений, на штыках диверсантов спецслужб.

Гитлеру в войне против России не помогло то, что он напал без предупреждения, без объявления войны. Значит, сделали вывод неведомые мудрецы, надо искать еще более хитроумные методы. И они были найдены. Подкуп, провокация и предательство действуют надежнее, чем примитивная борьба по рыцарским правилам, лоб в лоб танковыми колоннами, грудью на дзот, таран на таран. Зачем пытаться пробуждать героизм, если гораздо проще пробудить страх, лень и эгоизм. Зачем заниматься пропагандой на поле битвы, если ее можно перенести в тыл врага, еще до начала боевых действий сея в умах его солдат сомнение в своих идеалах, ненависть к собственной стране и власти, симпатию и преклонение перед вчерашним противником?

Многие удивляются — почему этот чекист с волевым лицом, офицер и спортсмен Путин, способный вроде бы не только на жесткие заявления, но и на жесткие действия, никак не может приструнить зарвавшихся карликов Прибалтики и Грузии, которые, не отрываясь от российской сиськи, остервенело плюют в лицо России, до которого им не достать своими коротенькими ручонками? Ведь сделать это так просто — всего лишь протянуть руку к правительственному телефону, поставить подпись под нужной бумагой, чтобы перекрыть им кислород и напомнить о правилах приличия. Ведь уже делали мы это (совершенно несправедливо) с Белоруссией, почему не можем с Грузией и Прибалтикой? Единственный возможный, и потому скорее всего правильный ответ один — внешнее управление. Красавец-чекист, может быть, и рад бы дать по мозгам вчерашним аутсайдерам Империи, сегодняшним моськам Нового мирового порядка. Но знает с математической достоверностью, что вслед за тем международные санкции и прочие «кузькины матери» пачками начнут сыпаться на него самого, под протяжный вой прессы, возбуждающей праведный гнев разного рода «оранжевых революционеров», на потеху праздной толпе. А смелости прибегнуть к крайним мерам, наперекор разгулявшейся стихии стать тем, кто нужен России сегодня — вторым Сталиным — нет.

Врагам России удалось создать грандиозную паутину, в которой она все больше запутывается, теряя способность к самозащите. Системные противоречия нарастают целыми комплексами. На русский демографический кризис накладывается либеральная пропаганда и неконтролируемая миграция. На кризис экономический накладывается самоубийственное стремление вписаться в ВТО. На утрату традиций и корней накладывается кощунственный разгул СМИ.

А в это время подавление мятежа называется «применением оружия против народа», освобождение от оккупантов называется «оккупацией», а оккупация называется «сотрудничеством», мирным изоляционистским режимам приписываются агрессивные планы, а агрессоров называют «миротворцами». Все смешалось. Новые геббельсы громоздят ложь на ложь, воздвигая невиданные конструкции, которые угрожают похоронить под собой если не весь мир, то хотя бы его мыслящую часть. Разум устает разбираться в подоплеке происходящего, вытаскивать истину из-под словесных хитросплетений заокеанских глашатаев, и все более начинает склоняться к тому, чтобы усваивать некритично все, что ему говорят. На это и ставка. Пропаганда должна работать. Ложь, повторенная тысячекратно, становится истиной.

А что же мы? Обречены быть немыми свидетелями, раз правительство, попавшее под внешний контроль, боится сделать лишнее правильное движение? Будем ждать, пока обнаглевшие от безнаказанности новые наполеоны вторгнутся наконец на нашу территорию, чтобы, как встарь, подхватить любимое оружие — дубину народной войны — и начать «гвоздить»? А если не вторгнутся? Да и есть ли вообще силы «гвоздить», откуда они в полуспившемся стаде безвольных одиночек, озабоченных лишь собственным выживанием и комфортом?

Значит, будем, как растения, робко пытаться приспособиться к любым условиям, находя выход эмоциям лишь в микрокосмосе кухонных разговоров о политике? А если наступит полная и окончательная зима?

Или все-таки развернемся наконец лицом к противнику, поднимем сотни раз брошенную перчатку, откроем почтовый ящик своей совести и примем повестку на войну, полученную каждым из нас?

Третья мировая традиционно началась для России с тотального отступления по всем фронтам. До какой очередной «Москвы» надо нас додавить, чтобы мы подняли голову и перешли в контрнаступление?

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=9145


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru