Русская линия
Независимая газета Марина Князева13.05.2005 

Национальная идея для старших классов
Марина Князева: «В основе русской цивилизации лежат особого рода ценности — эмоциональные»

Последний раз учебник под названием «Отечествоведение» выходил ровно 90 лет назад, в 1915-м. С тех пор у нас не появлялось пособия, которое рассматривало бы историю, философию и литературу страны в совокупности. Неудивительно, что выход этой книги вызвал вопросы и споры. Людей, написавших учебник под названием «Отечествоведение» (Отечествоведение: Учебник для старших классов. — М.: Захаров, 2004, 336 с.), легко заподозрить в целом ряде грехов. Например, в угарном патриотизме. Или в выполнении госзаказа на внедрение в умы националистической идеологии. Наконец, в возвеличивании титульной нации. Так ли это? Попробуем разобраться.

О том, зачем и кому нужен новый предмет, мы беседуем с автором раздела «Словесность» Мариной Князевой, кандидатом филологических наук, старшим научным сотрудником факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова.

— Марина Леонидовна, идея научить молодых людей любить родину приходит обычно в голову либо российским военным, спецам по политподоготовке, либо особо ретивым чиновникам, глядящим в сторону православия, самодержавия и народности… А как додумались до этого профессиональные культурологи и филологи?


— Мы лишь встраиваемся в тот процесс, который годами идет и во Франции, и в Швеции, и в Швейцарии. Не говоря уже об Америке. Все видят необходимость создать предмет по изучению своей страны обитания, ее культуры и менталитета. Цель — элементарное выживание в мире унифицированных сущностей. У унификации немало плюсов. В материальном плане она однозначно полезна. Но есть и отрицательные моменты. Самый главный — неинтересно жить. Ведь человек может существовать лишь в условиях поливариантности. Так устроена наша хрупкая психика. Варианты — это и есть национальные идентичности, которые находятся сейчас на грани исчезновения. Не надо только путать идентичность с оголтелым национализмом.

— Вернемся к учебнику. Почти год с его помощью ведутся уроки отечествоведения в калининградских школах. Можно ли подвести промежуточные итоги?

— Тут надо уточнить, что изначально мы готовили вузовскую программу, но по просьбе калининградского департамента образования решили ее адаптировать. Почему именно Калининград — понятно. Там проблема идентичности стоит очень остро. Границы с Россией нет. Кругом Европа. Да и сам город, во время многочисленных войн переходивший из рук в руки, многие предпочитают называть прусским именем Кенигсберг. Россияне ли эти люди? Я думаю, да. И наш учебник для них — еще одна нить, связывающая с отечеством.

Первый опыт показал, что преподавать наш предмет в средних школах можно и нужно.

— А вам не кажется, что школьный курс и без того перегружен? Мало того что ваш предмет будет дублировать историю и литературу, он ведь еще наверняка предполагает экзамены?

— Поскольку речь идет о последнем классе школы, с экзаменами там ситуация непростая. Пока мы остановились на рефератах и семинарах. А литературная часть курса, которой я занималась, вообще построена как система творческих заданий. В конце курса проводим тестирование. К учебнику прилагается целый комплект сопутствующей литературы: анкеты, хрестоматия, методички, поурочные планы.

Что касается дублирования предметов — категорически не согласна. Отечествоведение — попытка рассмотреть культуру не с исторической точки зрения, не с социологической, не с литературной, а с точки зрения цивилизации.

— Рассуждая на тему «Россия и цивилизация», никак не уклониться от традиционной дилеммы «западничество-славянофильство». Нейтрального разговора тут в принципе не получится. В чью пользу сделали выбор авторы «Отечествоведения»?

— Да? А вот я убеждена, что выбор этот надуман и неактуален. Мы живем в эпоху очередного переселения народов. Европейские нации стремительно вымирают. По прогнозу демографов, к 2025 году европейцы составят менее 10% жителей Земли. Это принципиально другая планета, чем была двести или даже пятьдесят лет назад. Неинтересно и бесполезно таскать на ногах вериги старых споров. Мне ближе точка зрения Пушкина о том, что аристократы всего мира составляют одну семью. Аристократы не по происхождению, а по духу. Если же говорить о генетической русскости, в культуре не останется никого. Ни молдаванина Кантемира, ни Пушкина, ни украинца Гоголя, ни турка Жуковского, ни Лермонтова, в жилах которого текла шотландская кровь… Надо просто тогда уничтожить цивилизацию, если ставить во главу угла этнический принцип.

— Вы сказали «ментальный тип». И какой же тип у русской цивилизации?

— Я много лет развиваю гипотезу, что в основе русской цивилизации лежат особого рода ценности — эмоциональные. Это единственная страна, в которой главным оправданием поведения человека может быть переживание.

Ян Шенкман

http://www.ng.ru/education/2005−05−13/8_idea.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru