Русская линия
Приморский благовест Вера Сергеева13.05.2005 

Как создаются апокрифы

С греческого «апокриф» переводится как «тайный, скрытый, сокровенный». В буквальном значении апокриф — это христианская книга, не признаваемая Церковью достоверной и богодухновенной.

Апокрифы — это неканонизированные произведения на темы Святого Писания. Не запрещенные тайные знания, как снова модно стало считать, а всего лишь недостоверные. Если говорить образно, то бывает строго по факту и по духу, а бывает «по мотивам».Так вот, апокрифы-это «по мотивам». И это свойственно не только библейским повествованиям, вспомните, например, цикл былин о «Владимире-Красном Солнышке» или легенды о Карле Великом. Много в них исторически достоверных сведений? 80% повествования — «виденье автора». А авторы очень часто ставят своей целью самовыразиться, «я так вижу, я так чувствую». Что ж, ваше право. Чувствуйте, кто вам запрещает, но… знайте меру.

Если обратиться к такому прогрессирующему жанру литературы как «современные апокрифы», то и тут прослеживается та же тенденция, только с современным размахом- экранизация, промоушн, грандиозная продаваемость, и все такое, и что дальше? Ничего нового: полное смешение смыслов и жанров, а в результате-наше любимое блюдо под названием «каша в голове».

Дело в том, что в наш век рекламы и сияющей новизны старых вещей, люди падки до сенсационных открытий и на библейские темы. А что же еще продавать? Лирику давно никто не покупает, с кем спят политики — тоже уже не интересно, и поэтому теперь наиболее рентабельно привлекать внимание к собственным интеллектуальным изыскам с помощью библейских сюжетов.

Впрочем, греметь на эту тему — только лишняя реклама произведению, например, «Коду да Винчи», который здорово раскрутился именно на возмущениях христианских организаций всех конфессий и по всему миру. На тему, почему Дэн Браун не прав, утверждая о том, что Магдалина была женой Господа, можно найти массу публикаций в интернете с перекрестными ссылками и растолковываниями для сомневающихся в лучших традициях догматики.

Гораздо интереснее рассмотреть саму композицию произведения и авторскую мотивацию. Во-первых, книга потрясающе захватывающая, до середины читается просто на одном дыхании. Потом происходит перелом, некоторая путаница в стыковке событий и совершенно приелимый, с точки зрения догматики, финал: монах, показанный до этого злобным монстром-самоистязателем, оплотом всего дурного, что таит в своем лоне Церковь, умирает от рук злодея с молитвой об умении прощать на устах, вызывая волну сострадания у читателей. И в очень запутанной сумбурной череде событий, образов, загадок и перепрятываний вдруг становится ясно, что книга вовсе не против Христа, она вообще — про любовь, и если бы Церковь не постаралась в своей антиагитации, книга бы вообще осталась незамеченной, ну мало ли легенд и небылиц ходит по свету.

А почему старалась Церковь? Прежде всего потому, что Римский Понтификат в книге описан как коррумпированная политизированная организация, и описания эти весьма резонны, талантливы и убедительны. Вот в чем секрет поисков другого, не официально-церковного, непродажного, спрятанного Христа, Христа живого, «без посредников». Просто для веры важно приблизить к себе объект, чтобы не просто «Христос рос послушным мальчиком», а очеловечить его, спустить из космоса на землю, наделить всеми свойственными душе чувствами. Это, конечно, не значит, что все средства хороши, но мы ведь говорим только о причинах.

Но все же Христос не был женат, у него была только Невеста, которую он действительно оставил после себя-Церковь, которая должна хранить и беречь Его заветы, тогда не будет поводов создавать апокрифы.

Четыре признанных Евангелия фокусировали внимание на том главном, для чего совершилось Воплощение.

Одна из самых распространенных претензий, предъявляемых к Евангелию — это то, что в нем мало (практически ничего) не рассказывается о детстве, отрочестве и юношестве Христа, о деталях Его жизни. На этой почве возникали многочисленные апокрифы, отвергнутые Церковью.

Для христианского искусства в целом Евангелие является единственным и неповторимым критерием Истины, и чем дальше художник в своем творчестве отступает от традиций Евангелия, тем более блеклый и неполный образ он создает.

В рамках канонической Библии имеется исчерпывающий объём информации, которого хватит для ответа на все вопросы любого интересующегося, и нет никакой нужды в дополнении известного канона какими-то ещё «важными документами».

Евангелия содержат более чем достаточные сведения для полного просвещения любого христианина. Если кажется, что мало — значит, надо вдумчивее читать, а не заниматься поиском «сенсационных новостей догматики».

26.04.2005

http://vladivostok.eparhia.ru/blagovest/archive/youth/?ID=477


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru